ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

 

Австрийский и британский философ и социолог, один из самых влиятельных философов науки 20-го века, внесший огромный вклад в разработку принципов научного познания

 

«Он [Маркс] хотел улучшить общество, а улучшение для него означало больше свободы, больше равенства, больше справедливости, больше безопасности, более высокий уровень жизни…

Маркс показал, что социальная система может быть несправедливой и что если система плоха, то вся добродетельность индивидуумов, извлекающих из этой системы выгоду, есть фальшь и лицемерие, поскольку наша ответственность распространяется и на систему…

Именно этот моральный радикализм Маркса объясняет то большое влияние, которое Маркс заслуженно имеет. Это обнадеживает. Моральный радикализм все еще жив. Наша задача – сохранить его, не дать ему повторить судьбу марксова политического радикализма. «Научный» марксизм умер, но выражаемое им чувство социальной ответственности и его любовь к свободе должны выжить»

«Научный социализм» Маркса и его последователи в Европе и в России


 

«Попытка создать рай на земле неизбежно приводит к созданию преисподней»

«Научный социализм» Маркса и его последователи в Европе и в России


 

«…Я уверен: тот, кто учит, что править должен не разум, а любовь, открывает дорогу тому, кто будет убежден, что править должна ненависть»

Построение тоталитарного государства в СССР


 

 

Британский (ирландский) писатель, драматург. По числу постановок его пьес на сцене уступает только Шекспиру. Вероятно,  для того, чтобы в полной мере оценить литературные достоинства Шоу, надо быть либо англичанином, либо иметь особый вкус к интеллектуальным играм.

К разряду его интеллектуальных игр, безусловно, относится и одобрение массового многолетнего террора в нашем Отечестве, и высокомерное отрицание Голодомора, и восхищение Сталиным, и его великолепные советы западным демократиям («К счастью, Провидение, любезно оглядываясь на Америку, сделало Россию коммунистическим государством; и пока она остается таким, вам нечего бояться… каждый американец сможет сидеть под своей виноградной лозой и своим фиговым деревом и ничто не будет его тревожить»)

 

screenshot_6

«…Я отправился в Британский музей [крупнейшая библиотека Англии] и засел за «Капитал»… И все перевернулось в моей жизни. Маркс стал моим откровением. Он сорвал с моих глаз завесу, научил меня думать над ходом истории и развитием цивилизации, заставил по-новому взглянуть на мироздание в целом, открыл мне мою цель и назначение в жизни»

«Научный социализм» Маркса и его последователи в Европе и в России


 

«Сталин не похож на диктаторов своим неудержимым чувством юмора. … Его манеры я бы счел безукоризненными, если бы он хотя бы немного постарался скрыть от нас, как мы его забавляем. Вначале он дал нам выговориться. Потом спросил, нельзя ли и ему ввернуть словечко. Мы не поняли ни звука из того, что он произнес кроме слова «Врангель» – так звали одного из офицеров, которых Англия поддерживала в войне с большевиками. Вскоре Сталин погрузился в безоглядное веселье. Но из-за того, что очень скверный переводчик стучал зубами от страха, мы так и не смогли разделить приятного настроения нашего хозяина»

Построение тоталитарного государства в СССР


 

«В России голод? Никогда я не обедал столь сытно и вкусно, как переехав советскую границу»

Построение тоталитарного государства в СССР


 

 

 

Знаменитый английский писатель (1866-1946) — четыре десятка романов несколько томов рассказов, бессчетное число статей по философии, переделке мира и с социальными прогнозами. Задолго до Эйнштейна утверждал, что наша реальность есть четырехмерное пространство/время, задолго до появления лазера предсказал его применение марсианами, он написал об «атомной бомбе» (именно так и названной), сбрасываемой с самолёта и основанной на расщеплении атома. В 1940-м году при начале немецких бомбардировок Англии в предисловии к роману «Война в воздухе» он написал: «Я вас предупреждал. Проклятые вы дураки»

 

«Во всscreenshot_12ем мире это учение и пророчество с исключительной силой захватывает молодых людей, в особенности энергичных и впечатлительных, которые не смогли получить достаточного образования, не имеют средств и обречены нашей экономической системой на безнадежное наемное рабство. Они испытывают на себе социальную несправедливость, тупое бездушие и безмерную грубость нашего строя, они сознают, что их унижают и приносят в жертву, и поэтому стремятся разрушить этот строй и освободиться от его тисков. Не нужно никакой подрывной пропаганды, чтобы взбунтовать их; пороки общественного строя, который лишает их образования и превращает в рабов, сами порождают коммунистическое движение всюду, где растут заводы и фабрики. Марксисты появились, даже если бы Маркса не было вовсе»

«Научный социализм» Маркса и его последователи в Европе и в России


 

История не знает ничего, подобного крушению, переживаемому Россией. Если этот процесс продлится еще год, крушение станет окончательным. Россия превратится в страну крестьян; города опустеют и обратятся в развалины, железные дороги зарастут травой. С исчезновением железных дорог исчезнут последние остатки центральной власти.

Крестьяне совершенно невежественны.., они способны сопротивляться, когда вмешиваются в их дела, но не умеют предвидеть и организовывать. Они превратятся в человеческое болото, политически грязное, раздираемое противоречиями и мелкими гражданскими войнами, поражаемое голодом при каждом неурожае. Оно станет рассадником всяческих эпидемических заболеваний в Европе и все больше и больше будет сливаться с Азией…

Единственное правительство, которое может сейчас предотвратить такой окончательный крах России, – это теперешнее большевистское правительство…»

«Да здравствует мировая социалистическая революция!» 1917-1920 годы


 

 

Этот вышедший из рабочей среды французский адвокат объявил себя провозвестником нового мира, нового общественного устройства, его книга «Путешествие в Икарию» в середине 19 века пользовалась в Европе бешеной популярностью. Но его попытка вырастить росток нового общества, трудовую колонию в Северной Америке, где все было бы «по справедливости» окончилась крахом — колонисты изгнали отца-основателя из своей среды, а вскоре прекратило свое существование и все сообщество

 

screenshot_3

«Эта система общности… положит конец раздорам, порокам, преступлениям и установит самый совершенный общественный порядок, спокойствие и счастье для всех граждан… При общности не может быть ни воров, ни пьяниц, ни лентяев…, тяжбы и банкротства станут при ней неизвестны,… суды, наказания, тюрьмы, жандармы и прочее будут бесполезны»

«Научный социализм» Маркса и его последователи в Европе и в России


 

 

 

Историк, государствовед, психолог, социолог и публицист (1818-1885). Отстаивал мнение, что ключевую роль в русской истории играет самодержавное государство, что оно — необходимое условие существования на исторической карте мира самой России, самого русского народа

 

«Наша исscreenshot_15тория представляет постепенное изменение форм, а не повторение их; следовательно, в ней было развитие, не так, как на востоке, где с самого начала до сих пор повторяется почти одно и то же… В этом смысле мы народ европейский, способный к совершенствованию, к развитию, который не любит повторяться и бесчисленное число веков стоять на одной точке… Исчерпавши все свои исключительно национальные элементы, мы вышли в жизнь общечеловеческую, оставаясь тем же, чем были и прежде, – русскими славянами. …

Разница только в предыдущих исторических данных, но цель, задача, стремление, дальнейший путь один»

Российская империя входит в 20-й век


 

«Выгнать инастию, перерезать царствующий дом – это очень нетрудно и часто зависит от глупейшего случая; снести головы дворянам, натравивши на них крестьян, – это вовсе не так невозможно, как кажется; приучить солдата к мысли, что он должен идти против того, против кого ему вздумается, с некоторым усилием тоже не невозможно. Словом, я считаю совсем не таким трудным подточить все теперешние основы общества в России, выжившиеся, выветрившиеся, и дать ей с них рухнуть всею тяжестью.

Только что будет затем?»

1917 год. Крах демократической революции


 

 

 

Боевой офицер, командовавший крейсером «Баян», защищавшим морскую крепость Порт-Артур, после японского плена — командир Черноморского флота, командир Кронштадского порта. Был заколот на Якорной площади Кронштадта штыками революционных матросов в числе более 120 флотских офицеров

 

«Крепость [Кронштадт] – форменный пороховой погреб, в котором догорает фитиль, – через минуту раздастся взрыв. Вчера я посетил крейсер «Диану», на приветствие команда ответила по-казенному с плохо скрытой враждебностью. Я всматривался в лица матросов, говорил с некоторыми по-отечески; или это бред уставших нервов старого морского волка, или я присутствовал на враждебном крейсере – такое впечатление оставил у меня этот кошмарный осмотр. В кают-компании офицеры откровенно говорили, что матросы – сплошь революционеры»

Война империй


 

 

 

 

Начав военную службу в привелигированном Пажеском корпусе, прошел все ступени военной карьеры, чтобы с началом Первой мировой уже командовать армией, а затем и фронтом. Самой успешной операцией его войск был неожиданный стратегический прорыв австро-венгерской обороны в 1916 году («Брусиловский прорыв»). После большевистской революции пошел на службу в Красную армию, в боевых действиях не участвовал, но разрабатывал рекомендации, после войны стал инспектором кавалерии. Умер в 1926 году, оставив перед этим свои мемуары, наполненные нелестными характеристиками большевитских «вождей», которые завещал опубликовать лишь после своей смерти

 

«Сколько раз спрашивал я солдат в окопах, из-за чего мы воюем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там эрц-герц-перц с женой были кем-то убиты… Выходило, что людей вели на убой неизвестно из-за чего, т. е. по капризу царя… Войска наши были обучены, дисциплинированны и послушно шли в бой, но подъема духа не было никакого, и понятие о том, что представляла из себя эта война, отсутствовало полностью»

Война империй


 

 

 

 

 

 

 

 

 

Писатель, поэт, публицист, журналист, переводчик, общественный деятель, фотограф. В 1908—1917 жил во Франции, с 1921 по 1940 год был в эмиграции, а с 1940 года жил в СССР. Был близок к левым кругам французского общества, дружил со множеством молодых художников и писателей, в основном авангардистами, ставших потом общепризнанными «классиками».

С 1931 года тон его публицистических и художественных произведений становится всё более просоветским, с верой в «светлое будущее нового человека». Его имя и талант публициста широко использовались советской пропагандой для создания привлекательного образа СССР за границей. Положение Эренбурга среди советских писателей было своеобразным: с одной стороны, он получал материальные блага, часто ездил за границу, с другой — был под контролем спецслужб и часто даже получал выговоры.

 

%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%8f-%d1%8d%d1%80%d0%b5%d0%bd%d0%b1%d1%83%d1%80%d0%b3«…Фронт – это грандиозная машина, планомерно истребляющая людей. Подвиги, добродетели, страдания мало что решали; смерть была механической.

В Кале [Франция] я увидел, как деловито подготовляют эту смерть… Выгружали баранов из Австралии, муку из Канады, чай с Цейлона. Выгружали также очередную партию солдат; они растерянно оглядывались. Огромная пекарня пекла в сутки двести тысяч хлебов. Солдаты жевали хлеб. Война пожирала солдат»;

«В нем что-то величественное и омерзительное. Быть может, когда-то существовали исполинские насекомые, танк похож на них. Для маскировки он пестро расписан, его бока напоминают картины футуристов. Он ползет медленно, как гусеница; его не могут остановить ни окопы, ни кусты, ни проволочные заграждения. Он шевелит усами: это орудия, пулеметы. В нем сочетание архаического с ультраамериканским, Ноева ковчега с автобусом двадцать первого века. Внутри люди, двенадцать пигмеев, они наивно думают, что они властители танка…»

Война империй


 

 

 

Ярослав Гашек — натура абсолютно штучная. Феноменальная память и странствия сделали его полиглотом — он хорошо знал венгерский, немецкий, польский, сербский, словацкий, русский, мог изъясняться на французском и цыганском, овладел разговором на татарском, башкирском. Упорство и прилежание, ежедневная работа и бытовая рутина были ему не по нраву — он мог в любой момент сорваться с места и на месяцы отправиться путешествовать куда угодно и с кем угодно. Отбиваясь от полиции, ловившей его за бродяжничество, он, пражанин, побывал в Софии, Бухаресте, Кракове, в Венгрии, в Галиции, в Словакии.

Сохранилась записка арестованного шалопая к матери: «Дорогая мамочка! Завтра меня к обеду не ждите, так как я буду расстрелян.  Когда к нам придёт мой товарищ Войтишек Горнгоф, то скажите ему, что меня вели 24 конных полицейских. Когда будут мои похороны, ещё неизвестно».

Наконец, Гашек решает стать писателем. И быстро становится самым популярным и читаемым юмористом Праги, заполняя развлекательные рубрики ежедневных газет и еженедельников, юмористические журналы и семейные календари. Это дает ему возможность жить по-прежнему — «королем» кофеен и пивных кабачков, непременным участником всех окрестных скандалов и драк.

Наконец, в 1915 году Гашека призвали на военную службу, и, верный себе, он явился в полк в полном обмундировании и в одолженном у приятеля цилиндре. Из военной школы его, естественно, выперли, а за симуляцию приговорили к тюремному сроку с отбыванием наказания после войны, так что на войну он отправился в арестантском вагоне. А уже осенью он перешел линию фронта и сдался в русский плен.

В лагере для военнопленных своими фельетонами он умудрился оскорбить как австрийские военные власти, объявившие его изменником, так и руководство Чешского национального совета, потребовавшее от него извинений. После заключения сепаратного мира он добирается с Украины в Москву, вступает в большевистскую партию и его направляют на Волгу — заниматься пропагандой среди чехов и словаков. Но Чехословацкий корпус, выбирающийся из России, захватил Самару, и Гашек снова попал из огня да в полымя — полевой суд Легиона выдал ордер на арест Гашека, как предателя чешского народа. Несколько месяцев он скрывался от чешских патрулей, прикрываясь справкой, что он «полоумный сын немецкого колониста из Туркестана».

Его мотало по сибирским дорогам Гражданской войны до тех пор, пока он не решил осесть в Иркутске, он даже купил там себе дом. Но напрасно Гашек думал, что это всё — чешские коммунисты в России получили распоряжение отправляться в Чехословакию, чтобы поддержать местное коммунистическое движение и готовить мировую пролетарскую революцию. Пока он добирался до родины, чешская революция как-то рассосалась, и главной новостью пражских утренних газет стало сообщение: «Вчера посетителей кафе «Унион» ожидал большой сюрприз; откуда ни возьмись, как гром среди ясного неба, после пятилетнего пребывания в России, сюда заявился Ярослав Гашек».

Пражские газеты травили его за сотрудничество с большевиками, называли его убийцей тысяч чехов и словаков, которых он резал, «как Ирод грудных детей», одна журналистка спросила его, правда ли, что в Красной армии он питался мясом убитых им китайцев? («Да, милостивая пани», — подтвердил Гашек и пожаловался на неприятный привкус). Но жизнь постепенно налаживалась, издательства стали ему платить, только вот здоровье стало пошаливать — постоянные выпивки, дважды перенесенный тиф, отказ соблюдать советы врачей делали свое дело… Почувствовав неладное, он торопился выплеснуть все пережитое на бумагу, он даже завел себе секретаря, который записывал за ним все, что он успевал надиктовать.

Роман писался сразу набело, и каждая написанная глава немедленно направлялась издателю. Это, возможно, единственный известный в мировой литературе роман, который автор не читал ни по частям, ни в целом, ни в рукописи, ни в книжном издании. «ПОХОЖДЕНИЯ БРАВОГО СОЛДАТА ШВЕЙКА» так и остались незавершенными, да и можно ли было их закончить?..

 

image004_0«Убили, значит, Фердинанда-то нашего, – сказала Швейку его служанка.

Швейк несколько лет тому назад, после того как медицинская комиссия признала его идиотом, ушел с военной службы и теперь промышлял продажей собак – безобразных ублюдков, которым он сочинял фальшивые родословные.

Кроме того, он страдал ревматизмом и в настоящий момент растирал себе колени оподельдоком.

Какого Фердинанда, пани Мюллер? – спросил Швейк, не переставая массировать колени. – Я знаю двух Фердинандов. Один служил у фармацевта Пруши и выпил у него как-то раз по ошибке бутылку жидкости для ращения волос, а еще есть Фердинанд Кокошка, тот, что собирает собачье дерьмо. Обоих ни чуточки не жалко»

Имперская политика


 

 

 

Немецкий политический деятель, философ, историк и предприниматель. В 1848 году совместно со своим другом Карлом Марксом он написал «Манифест Коммунистической партии». Он финансово поддерживал Маркса, пока тот вёл исследования и писал работу всей своей жизни — «Капитал»

 

«Восемь из десяти миллионов солдат поглотят друг друга и таким образом опустошат Европу сильнее, чем саранча. Разрушения Тридцатилетней войны произойдут за три-четыре года и распространятся на весь континент. Голод, болезни, нужда ожесточат армию и народные массы, безвозвратная утрата структуры торговли, промышленности и финансов закончится всеобщим банкротством, произойдет разрушение старых государств и их традиционного искусства управлять государством. Короны покатятся дюжинами в сточные канавы и некому будет даже их подбирать, и невозможно предсказать, где все это кончится и кто выйдет победителем из этой борьбы. Абсолютно можно быть уверенным только в одном: всеобщее разрушение создаст условия для окончательной победы рабочего класса» (1887 год)

Нации и империи


 

«Восемь из десяти миллионов солдат поглотят друг друга и таким образом опустошат Европу сильнее, чем саранча. Разрушения Тридцатилетней войны произойдут за три-четыре года и распространятся на весь континент. Голод, болезни, нужда ожесточат армию и народные массы, безвозвратная утрата структуры торговли, промышленности и финансов закончится всеобщим банкротством, произойдет разрушение старых государств и их традиционного искусства управлять государством. Короны покатятся дюжинами в сточные канавы и некому будет даже их подбирать, и невозможно предсказать, где все это кончится и кто выйдет победителем из этой борьбы. Абсолютно можно быть уверенным только в одном: всеобщее разрушение создаст условия для окончательной победы рабочего класса»

Имперская политика