ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

 

     Когда-то, уже очень-очень давно, собирались мы у костёрика, на речке, в лесу, у своих палаток, на излете 80-х, накануне мало кем ожидавшихся грандиозных событий, и вели долгие, неторопливые беседы обо всем на свете. И о чем бы мы ни говорили, все эти разговоры постоянно съезжали на одно и то же — о пути России, о судьбе ее, о том, что ей еще предстоит (как выяснилось позже, мы были не одни там — на том же бережку, у такого же костерка, буквально в километре от нас, сиживала еще одна маленькая компания историков, которая билась над такими же проклятыми мыслями, что и мы. И таких «костерков», судя по всему, много было еще на Руси).

     И, в конце концов, мы приняли решение вырваться из того заколдованного круга, в котором пресловутая змея уже по тысячному разу кусала себя за все тот же хвост — мы просто запретили себе эту тему. С тех пор в нашем кругу само словосочетание «судьбы России» стало уничижительным мемом, насмешкой, горькой издевкой над досужими интеллигентскими размышлизмами, болтовней о том, чего мы все равно не в состоянии хоть как-то изменить. Тем не менее, пустыми эти разговоры не были.

     Прошло еще лет десять-пятнадцать феерических пертурбаций российского общества, которые после десятилетия «праздника непослушания» обернулись тихим омутом «стабильности», на дне которого тяжко ворочались все те же черти, готовые вновь — облепленные тиной старых обид и претензий — выползти на свет божий. И они таки выползли — все с теми же грандиозными мечтаниями, угрозами и прожектами переделки «по справедливости» всего остального мира.

     Значит опять надо возвращаться и опять думать над вечными, проклятыми, уже давно навязшими на зубах «судьбами России», хотя бы для того, чтобы обезопасить остальной мир от очередных русских «записок из подполья». Снова придется вытаскивать изо всех шкафов затолканные туда скелеты, делать им смотр и опись, разбираться с каждым, внимательно и неторопливо, как говориться, «без гнева и пристрастия». Сейчас самое время. А то как бы совсем поздно не было.


     История поставила крест на империи Рима, монгольской Орде, на греческой Империи ромеев, на испанской Империи, на Священной империи германского народа, на Австро-Венгерской монархии, на немецком Третьем рейхе — все они канули в небытие. Но британцы, французы, голландцы, португальцы, бельгийцы, немцы после Второй мировой вовремя успели разобраться с собственными застарелыми обидами, очистить свои завалы скопившихся там скелетов и, прекратив «плачи на реках вавилонских» по былой имперскости, стремительно рванули в мир новых возможностей третьего тысячелетия.

     У нас почему-то убеждены, что Россия гарантирована от повторения судьбы сгинувших без следа империй, что с нами того же случиться не может, просто потому, что этого не может случится никогда. А почему, собственно? Ведь такой вариант более, более чем возможен. Ведь предстоящее на многие годы существование изгоями на задворках Западного, христианского мира под снисходительным покровительством китайской державы — это ведь, по сути, и есть конец полноценного четырехвекового существования государственного организма под названием Российская империя/СССР/РФ…

     Разъяренный Запад уже не выпустит РФ за блокадный частокол невиданных еще в истории — удушающих — санкций. Для российского населения это не будет лишением благ, «заработанных непосильным трудом» — санкции лишь срежут сверхдоходы страны, получавшиеся от продаж ее природных ресурсов и их первичной переработки. Россия оказывается в таком же положении, как и любая страна мира, не имеющая собственных природных ископаемых, и которая зарабатывает на свой уровень жизни исключительно собственным трудом. Правда, в отличие от бедных природными ресурсами стран, но при этом встроенных в систему международного разделения труда, нам придется перейти на автаркичное «натуральное хозяйство», производя все, что нам потребно, самостоятельно, «импортзамещательно» — без зарубежных кредитов, без иноземных технологий, без копившегося столетиями опыта европейской работы. Ничего страшного в этом нет. Как говорится, с голоду не помрем, как-то приспособимся, просто надо приучать себя жить «по минимуму», «по одежке протягивая ножки».


В предлагаемой постоянно обновляемой подборке мы собрали попытки умных и совестливых людей осмыслить происходящее, их попытки понять смысл нынешних событий и увидеть сегодняшние и будущие проблемы страны. Есть здесь и установочные мнения, выражающие нынешний мейнстрим российской политологии и пропаганды, разделяемые сегодня большинством населения — ничто для истории этого времени не должно пропасть без следа.


 

Леонид Ивашов, генерал-полковник, бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России, председатель «Общероссийского офицерского Собрания».

Что сегодня угрожает существованию самой России, и есть ли такие угрозы? Можно утверждать, что действительно угрозы налицо – страна на грани завершения своей истории. Все жизненно важные сферы, включая демографию, устойчиво деградируют, а темпы вымирания населения бьют мировые рекорды. И деградация носит системный характер, а в любой сложной системе разрушение одного из элементов, может привести к обрушению всей системы.

И это, на наш взгляд главная угроза Российской Федерации. Но это угроза внутреннего характера, исходящая от модели государства, качества власти и состояния общества. И причины ее формирования внутренние: нежизнеспособность модели государства, полная недееспособность и непрофессионализм системы власти и управления, пассивность и неорганизованность общества. В таком состоянии любая  страна долго не живет.

Что касается внешних угроз, они безусловно присутствуют. Но, по нашей экспертной оценке, они не являются в данный момент критическими, непосредственно угрожающими существованию российской государственности, ее жизненно важным интересам. Сохраняется в целом стратегическая стабильность, ядерное оружие находится под надежным контролем, группировки сил НАТО не наращиваются, угрожающей активности не проявляют. Читать все

 

Владимир Денисов, ветеран военной разведки, бывший заместитель секретаря Совета безопасности РФ, осуществлявший мониторинг военно-политической обстановки в отношениях России с НАТО, военный эксперт

СЛУШАЮ ПОРОЙ НОВОСТИ И ЧУВСТВУЮ КАК НАТО ПРЕВРАЩАЮТ В МОНСТРА

Когда у нас была возможность договориться, мы не договорились.

При всей слабости тогда у нас был главный капитал — нам доверяли. Сейчас этого уже нет.

И пусть историки копаются в том, кто виноват и почему.

Я реалист на пенсии. Против нас по сути не НАТО, а 30 государств Европы и Америки, в том числе Швейцария, Австрия, Швеция, Финляндия. Мы пройдем через унижения, обидные компромиссы, ослабление.

Ситуация разрядится, но с ухудшением нашего положения. Либо дальнейшее расширение НАТО, либо поиск Россией и реализация военно-технических ответов. А это дорога в никуда. Читать полностью

 

Михаил Ходаренок – экс-начальник группы 1-го направления 1-го управления Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ, полковник, военный эксперт

«Отдельные представители российского политического класса сегодня утверждают, что Россия в состоянии за несколько часов (называются и более короткие сроки) нанести Украине сокрушительное поражение, если начнется военный конфликт. Разберемся, насколько подобные заявления соответствуют реальности.

В экспертном сообществе России за последнее время достаточно сильно укоренилось мнение, что даже не нужно будет вводить войска на территорию Украины, так как Вооруженные силы этой страны находятся в плачевном состоянии.

Отдельные политологи подчеркивают, что мощным огневым ударом России будут уничтожены практически все системы наблюдения и связи, артиллерийские и танковые формирования. Более того, ряд экспертов делают вывод, что даже одного сокрушительного удара России будет достаточно для того, чтобы подобная война завершилась.

В качестве вишенки на торте отдельными аналитиками особо подчеркивается тот факт, что никто на Украине не станет защищать «киевский режим»… Читать полностью

 

Петр Акопов, политолог

НАСТУПЛЕНИЕ РОССИИ И НОВОГО МИРА (РИА Новости)

«Новый мир рождается на наших глазах.

Военная операция России на Украине открыла новую эпоху… Россия восстанавливает свое единство — трагедия 1991 года, этой страшной катастрофы нашей истории, ее противоестественный вывих, преодолены.

Владимир Путин взял на себя — без капли преувеличения — историческую ответственность, решив не оставлять решение украинского вопроса будущим поколениям. Читать полностью

 

Тимофей Сергейцев, политолог (РИА Новости)
ЧТО РОССИЯ ДОЛЖНА СДЕЛАТЬ С УКРАИНОЙ
«Название «Украина», по-видимому, не может быть сохранено в качестве титула никакого полностью денацифицированного государственного образования на освобожденной от нацистского режима территории. Вновь созданные на свободном от нацизма пространстве народные республики должны и будут расти из практики хозяйственного самоуправления и социального обеспечения, восстановления и модернизации систем жизнеобеспечения населения.
Их политическая устремленность на деле не может быть нейтральной — искупление вины перед Россией за отношение к ней как к врагу может реализоваться только в опоре на Россию в процессах восстановления, возрождения и развития. Никаких «планов Маршалла» для этих территорий допускать нельзя. Никакого «нейтралитета» в идеологическом и практическом смысле, совместимого с денацификацией, быть не может. Читать полностью

 

Джонатан Литтелл, британский писатель
ПУТИН — ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ В XXI ВЕКЕ ВЕДЕТ ВОЙНУ XX ВЕКА ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЙ ЦЕЛЕЙ XIX ВЕКА

 

Олег Буклемишев, экономист
«Все это когда-нибудь закончится, но непонятно как.
1998-й — да, в первый момент тоже казалось, что это конец света, что то, над чем работали долгие годы, погребено и брошено. Но 1998 год очень хорошо показал, что если сохраняется рынок, рыночные отношения и люди, которые хотят в этих условиях работать на благо себя, своей семьи и своей страны, то преодолеть дефолт вполне можно и в короткие сроки. И сделать так, что никто не поверит, что дефолт вообще был.
Сегодня я пока не вижу, откуда возьмется такое настроение, такой оптимизм, который позволит нам спешно двигаться вперед и выкарабкиваться из-под этих обломков. Потому что без коренного переустройства и трансформации всего, что сегодня происходит в России, экономическое восстановление невозможно. Читать дальше
.

Яков Миркин, экономист

«Он вырвался этот народный темный дух. Дух вырвался, он не мог не вырваться, ибо был плоть от плоти системы, был ею вскормлен, был напитан еще от точки семнадцатого, упитан в тридцатые — сороковые и продолжал тлеть, хотя и загнанным — в шестидесятые – восьмидесятые. Он вырвался наружу и никуда не ушел».

«Разве азиатские общества стали англо-саксонскими? Или превратились в континентальную модель Европы? Нет, конечно. Но став более открытыми, более свободными, более индивидуалистическими, более «горизонтальными», получив прививку от западных обществ, они, сохраняя свою самобытность, смогли решать свою главную задачу – жить как можно дольше и лучше семьям и людям, быть быстрее, быть технологичными, быть богаче и жизнеспособнее.

Это же ждет и Россию, и все постсоветские страны. Или может ждать? Или не ждет ни в коем случае? Да, ни в коем случае, если будем идиотами.

Что впереди?…».

«Никогда еще в мировой истории народ столь большой и столь сложно технологически устроенной страны не попадал в такое отчаянное положение, будучи глубоко вплетенным в ткань мира и будучи отрезанным от импорта ключевых технологий, располагая средствами вооружений, способными уничтожить весь мир. Риски на рисках сидят и рисками погоняют. В нашем времени будет хорошо только будущим историкам«.

Читать полностью

.
Максим Трудолюбов, журналист-обозреватель
«Мемориал», спекулируя на теме политических репрессий, создает ложный образ Советского Союза как террористического государства. Почему сейчас мы, потомки победителей, должны вместо гордости за страну, победившую фашизм, каяться?» (прокурор на процессе против «Мемориала»)

Оказалось, что время не лечит. Расставаться придется не только с кремлевским комплексом победителей, но и с прочими, «некремлевскими» установками, мешающими принять собственное прошлое во всей его тяжести. Мы живем в огромном шкафу, набитом скелетами. На протяжении долгих лет память о победе не давала посмотреть в глаза собственной истории. Кошмар происходящего должен заставить нас это сделать. Больше ни один россиянин, ни один человек, считающий себя русским, не может делать вид, что прошлое — это лишь предмет академических и публицистических споров. Прошлое сейчас воспроизводится на земле Украины.

.

Кирилл Шамиев, политолог

«Несмотря на заверения российской пропаганды, едва ли Запад желает революции в России. Евроатлантическому блоку будет проще изолировать страну и начать холодное военное противостояние с ней, чем добиваться смены режима в крайне неоднородной стране с ядерным оружием. В западных странах есть консенсус, что попытки искусственной смены российского режима изнутри могут привести к еще большим проблемам. Это может вызвать территориальный развал России, потерю контроля над оружием массового поражения, миллионы беженцев, религиозную радикализацию населения отдельных российских регионов, небывалый энергетический кризис и революции в других постсоветских странах.

Поэтому управляемое соседство западных стран с Путиным, сдерживаемым новым железным занавесом, предпочтительней, чем любые формы военной конфронтации или нанесение убийственного урона России».

 

 

 

НОСТАЛЬГИЯ — тоска по прошлому. Тосковать можно потому, что раньше, при прежних порядках, тебе было хорошо, а теперь, ког­да всё перевернулось, ты никак не найдешь себе места в новой жизни. Но ностальгию по прошлому испытывают и те, кому преж­ние порядки были невыносимы, которым лучше живется именно сейчас, но ведь тогда они были молоды, красивы, здоровы и всё у них было впереди…

 

 

 

РЕВАНШ — это то, чего мы обычно жаждем после каждого проигрыша — победы, которая бы смыла горечь поражения («Не за то отец сына бил, что играл, а за то, что отыгрывался»…).

 

 

 

ФАНТАСМАГОРИЯ. Когда вокруг вас разом начинают происходить странные, страшноватые, непонятные, прямо-таки фантастические события, причем события явно угрожающего свойства, и вы не в силах понять, почему вдруг знакомые предметы выходят из- под вашей власти, а хорошо известные вам люди начинают вести себя совершенно непредсказуемо и нелепо, — вот это «черте-что» вы можете назвать фантасмагорией.

Когда перед вашими глазами разворачивается какое-то грандиозное зрелище, которое можно было бы назвать фантасмагорическим, но которое вам не угрожает, которого вы не боитесь, а, наоборот, им восхищаетесь с замиранием духа, то знайте, что перед вами — ФЕЕРИЯ, феерическое зрелище.

 

 

 

ПЕРТУРБАЦИИ. Иногда выдается очень беспокойный период, когда одно за другим возникают вдруг какие-то осложнения, неожиданные события, которые спутывают тебе все карты, ломают устоявшийся порядок, вносят в жизнь хаос и непредсказуемость, вызывают душевное смятение. Чтобы из всех этих пертурбаций выйти с честью, требуется трезвая голова, быстрота реакции на быстро меняющуюся обстановку и точность ответных действий. (Применяется это слово лишь во множественном числе).

 

 

 

АВТАРКИЯ — страна, государство, которое организовало свою жизнь так, чтобы ему не были нужны никакие связи с внешним миром, опирающееся только и исключительно на собственные силы.

 

 

 

После распада Советского Союза Украина располагала примерно одной третью советского ядерного арсенала (межконтинентальные баллистические ракеты и тяжелые бомбардировщики, всего около 1700 боеголовок), а также значительными средствами его разработки и производства.

В 1994 году Украина присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия в обмен на обязательства Российской Федерации, США и Великобритании уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины; воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины; воздерживаться от экономического принуждения Украины в своих интересах; не применять против Украины ядерное оружие.

 

 

 

    «Последний РазговоР» Курса был закончен в самом начале 2021 года. Но уже через год начались события, существенно изменившие и обстановку в мире, и место в нем нас с вами, — казалось, надежно и надолго «замороженная» страна, встроившаяся при этом в реалии нового века, предприняла неожиданную попытку силой сломать мировой порядок, установившийся после поражения СССР в «холодной войне», и установить «русский мир», который бы включал Россию, Беларусь и Украину в единой общественно-государственной системе.

     15 декабря 2021 года до стран НАТО было доведено категорическое требование России прекратить любое военное сотрудничество с независимой Украиной, а заодно и с государствами Восточной Европы, Закавказья и Центральной Азии. При этом такие требования не были предложениями, с которых, как обычно, могли бы начинаться переговоры со взаимными уступками и компромиссами — это был ультиматум, без расчета на то, что он вообще может быть принят. С этого момента тайная подготовка силового присоединения соседнего 40-миллионного государства вступила в финальную фазу, и ранним утром 24 февраля войска РФ нанесли ракетные удары по украинским городам и вторглись на территорию Украины.

     Это был роковой шаг, который ввергнул начавшую восстанавливаться империю в катастрофу — военную, экономическую, социальную, культурную — по глубине и масштабам еще невиданную в российской истории.

     Предполагалось, что при виде многократно, в 10-15 раз, превосходящей мощи российской военной машины небоеспособная в прошлом украинская армия сложит оружие, а колонны бронетехники под российским триколором украинцами будут встречены цветами. Казавшийся нескончаемым поток бронетехники надвигался на Киев, для захвата ключевых аэродромов были выброшены десанты, и российский спецназ уже завязал бои в центре украинской столицы.

Но оказалось, что руководителями РФ были недооценены глубокие изменения в сознании жителей бывшей «советской» республики. Три последних десятилетия, несмотря на бардак, свары, коррупцию, украинцы надышались воздухом свободы, привыкли к свободе слова и мыслей, собраний и союзов, к свободным и плюралистичным СМИ, к свободным демократическим выборам (на которых они сменили за эти годы уже шесть президентов). В свободе выросло новое поколение украинцев, вернуть которое в российский «русский мир» уже не представлялось возможным.

Оказалось, что фактически развалившиеся восемь лет назад украинские вооруженные силы возродились и уже способны оказывать ожесточенное сопротивление силам вторжения, и их стойкости достаточно, чтобы российские войска вторжения увязли в тяжелейших боях. Российские десанты были разгромлены на аэродромах, проникшие в город российские спецназовцы погибли, скопившиеся и застревающие в пробках войска вторжения интенсивно уничтожались украинской артиллерией —  взять «с налету» Киев не удалось, и через месяц российские войска откатились в Беларусь на исходные позиции.

Также неудачей окончилось и вторжение на северо-востоке, где российские войска пытались взять в стратегические «клещи» центр страны — они вынуждены были оставить Черниговскую и Сумскую область и вернуться на территорию России; устоял, сумел отбиться Харьков, который с той поры начал подвергаться постоянным обстрелам из всех видов артиллерии.

Страшные бои начались в прибрежном Мариуполе, где агрессоры столкнулись с ожесточенным сопротивлением оборонявшими город украинскими войсками. Почти три месяца продолжались городские бои, городские кварталы днем и ночью находились под непрерывным огнем всех видов российского оружия. В результате город был буквально стерт с лица земли (90% полностью разрушенных жилых домов), разрушен был и крупнейший в Европе металлургический комбинат «Азовсталь», где продолжали обороняться украинцы — они вышли с белым флагом из его подземелий только после прямого приказа из Киева.

Но зато удалось быстро и без потерь оккупировать  Херсонскую область на юге — сразу после вторжения практически все ее руководители бросили свои посты и покинули вверенную им область. Российские войска переправились через Днепр с целью наступления на запад, создали на правом берегу великой украинской реки обширный плацдарм и начали переправлять туда войска для наступления на Одессу и на центр Украины.

 

Чтобы переломить ситуацию так неудачно начавшейся «специальной военной операции», российскому командованию пришлось переходить от «точечных» ударов по украинским войскам и их базам к массированным артиллерийским и ракетным обстрелам городов и сел по всей территории Украины, накрывать залпами «смерчей» и «ураганов» населенные территории, бомбить жилые кварталы с многочисленными жертвами среди мирного населения.

     Совершенно неожиданной для российского руководства оказалась беспрецедентно резкая и сплоченная реакция на ее военное вторжение в центр Европы со стороны не только тридцати стран НАТО, но и подавляющего большинства стран мира. На привыкшую уже к частичным, «беззубым» санкциям экономику страны обрушился удар невиданной дотоле силы — ей перекрыли доступ к международным финансовым рынкам, лишив какой бы то ни было возможности брать кредиты для своих проектов, была заморожена хранившаяся на Западе половина валютных запасов страны, была запрещена продажа ей высокотехнологичной продукции, собственного производства которой в стране практически не было, по собственной инициативе из России, «хлопнув дверью», ушли сотни западных фирм из самых разных отраслей, забрав с собой десятки тысяч патентованных технологий и ноу-хау, стали иссякать транспортные морские и сухопутные потоки, питавшие российскую торговлю и промышленность, Запад начал отказываться от российской нефти, газа и угля и в спешном порядке искать других поставщиков энергии. Россия была выброшена из международного разделения труда, из бесчисленных технологических цепочек, превращающих мировую экономику в единое целое.

     Если раньше международные санкции были направлены против правящего слоя страны, то сейчас эти меры начали впервые — непосредственно и всерьез — затрагивать российское население в целом, которое в военном угаре в большинстве своем с энтузиазмом поддержало политику своего президента. Под такими жесткими и всеобъемлющими санкциями выжить для страны с не слишком избалованным современной цивилизацией населением можно, но развиваться — экономически, технологически, культурно — не представляется возможным.

     Стремясь остановить поток западного оружия в Украину, руководство РФ недвусмысленно намекнуло Западу на возможные ядерные удары, после чего под защиту НАТО бросились дотоле нейтральные соседи России — Финляндия и Швеция, впервые с окончания Второй мировой войны резко стала наращивать военное производство Германия, огромную военную и финансовую помощь Украина начала получать от Великобритании и других стран НАТО, Турция закрыла для военных судов черноморские проливы, США начали переброску дополнительных войск на свои европейские базы и впервые после окончания II Мировой войны для Украины вновь открыли программу ленд-лиза — безопасность России, ради которой, собственно, была затеяна «специальная военная операция в Украине», оказалась подорванной, как никогда прежде.

     В результате этой крайне неудачной военной авантюры экономика страны была отброшена на три десятка лет, и на этот раз без надежд на какое-либо международное сотрудничество, помощь и перспектив на серьезное самостоятельное развитие; ближайший соседний народ, до предела озлобленный неспровоцированным нападением, колоссальным ущербом, нанесенным Украине армией агрессора превратился в ярого ненавистника России и всего русского; военная опасность сплотила еще недавно разобщенный Запад, который за короткий срок нарастил свои вооруженные силы на восточных рубежах НАТО более чем вчетверо.

     Причем, это было не просто международным наказанием за явное нарушение договоров, как это было ранее, — Западный мир осознал, что вновь открыто столкнулся с уже сформировавшейся общественно-государственной системой, построенной на совершенно чуждых ему принципах. Во-второй раз в своей истории мир либеральной демократии, основанный на признании абсолютной ценности каждой личности и ее свободе (с самоуправлением на всех уровнях и свободными, справедливыми выборами, обязательными для всех законами и судом, со свободными и плюралистичными СМИ) оказался в резкой, вооруженной  конфронтации с общественно-государственным организмом, веками строившемся на безусловном подчинении личности государству, на несвободе, на отсутствии выбора, на суде «по понятиям», а последнее столетие и под сильнейшим прессом тотальной, всепроникающей госпропаганды. При этом «вставшая с колен» Россия продолжила, как некогда СССР, имперскую внешнеполитическую стратегию своего предшественника, поразительно напоминающую «советскую».

     Христианская цивилизация хорошо усвоила уроки II Мировой войны, к тому же коренным образом изменилось соотношение сил в мире, и терпеть силовые методы внешней политики в центре Европы со стороны какой-либо державы, пусть даже обладающей ядерным оружием, более никто не собирался. Так что празднующее очередные победы русского оружия российское население вскоре обнаружило себя отрезанным от остального мира, от большинства его благ, к которым успело уже привыкнуть, воспринимая их как нечто само собой разумеющееся. Продуктов питания в стране было в достатке, «глад и мор» стране не грозил, но Россия оказалась в экономической, финансовой, технологической, даже культурной изоляции, в одиночестве, без союзников и партнеров, — а каково это в современном глобальном мире ей отныне предстояло узнавать на собственном опыте на протяжении еще долгих лет.

     Более пятидесяти стран мира объединились для всесторонней помощи подвергшейся нападению Украины. Стойкость, «упертость» украинской армии в обороне была подкреплена объединенной мощью западных армий, сосредоточенных в боевой готовности на границах сражающейся Украины и многократно превосходящих военные возможности РФ. Огромному количеству «советского» еще оружия, брошенному в бой Россией, был противопоставлен все возрастающий поток нового поколения западных вооружений, быстро осваиваемых украинской армией уже в ходе сражений. На перспективу возможного военного поражения России в Украине «антипутинским» союзом были в общих чертах определены цели войны.

     Министр обороны Российской Федерации в кругу своих увешанных орденами генералов тихо, спокойно, уверенно говорил незадолго до вторжения, что «все это временно, и наша страна будет большой и сильной, опять будет Советский Союз, и никто никуда не уйдет». И именно против такого развития событий, против возрождения СССР, против восстановления мировых порядков времен «холодной войны» была направлена стратегия полусотни стран, объединившихся в «антипутинский» блок. Цели его были определены открыто и совершенно недвусмысленно: российская армия, попытавшаяся выйти за границы своего государства, должна быть разгромлена и откатиться в пределы границ, определенных международными договорами начала 90-х годов; колоссальный ущерб, нанесенный соседней Украине неспровоцированной агрессией, должен быть Россией восполнен; военная сила РФ должна быть ограничена только и исключительно потребностями обороны собственных границ, чтобы она более не была в состоянии угрожать соседям; режим международных санкций сохранится до выполнения Россией требований мирового сообщества; международная изоляция России предоставляет ей возможности самой и вполне самостоятельно решать свои внутренние проблемы.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…