ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

 

«Русский народ совершил в XX столетии ужасающие злодеяния, затмевающие по своим масштабам и жестокости все до того содеянное человечеством. И это нами как-то не сознается, выводы из этого не делаются. А, между тем, прошлые деяния наши идут вслед за нами, и не под бременем ли грехов дедов и отцов наших мы сгибаемся и падаем, и видим издали, как живут иные народы, а у самих себя создать ничего не можем: строим, созидаем, но все разрушается в прах.

Впервые в истории человечества осмелились мы восстать на Бога и семь десятилетий вести войну не против церкви, не против какой-либо религии, а именно против Самого Творца мирозданья, против самой идеи Божественного. Ни один народ, ни одна страна никогда не решались до нас на такое.

Мы залили землю нашу братской кровью и осквернили ее на много поколений вперед. Страдания жертв, слезы вдов и сирот, последние стоны истаивающих от голода – они на нас. В России свершились небывалые мерзости и жестокости. А когда у нас достало сил и обстановка была подходящей, мы вынесли нашу злобу и бесчеловечную жестокость за границы России, излив ее на иные народы.

Неужели все это возможно забыть? Как гулящей жене из притчи «поесть и обтереть рот свой и сказать: «я ничего худого не сделала». Нет – такого не будет, и надеяться нечего. Дети отвечают за грехи отцов. Великого и страшного закона этого никто не отменял и не отменит никогда.

Андрей Зубов, историк

 

« Мы совершенно не знаем друг друга, разобщены, больны, усталы… Среди нас есть поборники старого – убийцы, искатели мелких удовольствий, сторонники «сильной власти», которая уничтожает все, что ей мешает. И еще есть огромные, мрачные толпы сонных и неизвестно о чем думающих людей. Что они помнят, что они знают, на что их можно толкнуть?..

Страна, в которой истребляли друг друга в течение полувека, боится вспоминать прошлое. Что ждет страну с больной памятью? Чего стоит человек, если у него нет памяти…

Пока не осмыслено прошлое, никаких надежд питать не следует. Они не оправдаются»

Надежда Мандельштам, писатель

 

 

 

     Не надо перебирать век за веком российской истории, хватит и одного 20-го.

    Разгром самых основ европейской цивилизации в России, начиная с 1917 года, достиг небывалых масштабов и глубины. Не было ни одной из двухтысячелетних заповедей этой цивилизации, которые бы — демонстративно и до фундамента — не были бы русским народом нарушены и отвергнуты («не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и мать»…); не было ни одного смертного греха (гордыня, богохульство, гнев, тщеславие…), требующего покаяния, в который бы — с готовностью и радостью освобождения от свыше данных заветов — с энтузиазмом не освоил русский народ.

     При этом оказалось, что отказ от всех общехристианских ценностей ради преобразования мира по собственному разумению, «по справедливости», потребовал зверств таких масштабов, принес самому народу столько страданий, стоил столько крови, человеческих жертвоприношений, что цена за строительство «нового мира» оказалась несоразмерно, неимоверно высока.

     «Русский народ совершил…»

     Слава богу, это закончилось — «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века», жесточайшим поражением в многолетней «холодной войне», развалом многонациональной, «лоскутной» империи, разрушением хозяйства, и даже экстренной присылкой из-за рубежа гуманитарной продовольственной помощи…

     Населению пришлось несладко, но была во всем этом и другая сторона — как правило, в российской (и далеко не только в российской) истории внешнее поражение оборачивалось глубокими внутренними переменами, расширением области свободы для населения, бизнеса, науки, перегруппировкой сил внутри страны, благодаря чему общество получало мощный толчок в своем развитии. Все это — подобно Великим реформам после поражения в Крымской войне, учреждения парламента после разгрома на Дальнем Востоке — было в 90-е годы и в России.

Но оказалось, что жизнь нескольких поколений подряд при жесточайшем прессе государства, регулярной и целенаправленной «селекции» населения, «выбраковке» нежелательных государству элементов, безудержной, умно выстроенной и стопроцентно монополизированной системе пропаганды даром не проходит — уверенное большинство населения деятельность Сталина одобряет, уровень одобрения/уважения к создателю тоталитарного государства доходит до 70%.

Так что, шок от краха, ставшей привычной, жизни, оказался и кратковременным, и неглубоким, и ни о каком осознании того, что произошло с Россией в 20-м веке, пока и речи не идет.

«Мы заглядываем в далекое будущее…»

 

 

 

     Нам хочется, чтобы вы хоть немного осознали потрясающее богатство и разнообразие нашей Западной цивилизации, необыкновенную интенсивность, «спрессованность» ее истории, порождающую все новые и новые идеи и события. Нам очень хочется, чтобы вы в полной мере оценили страсть, анализ, интуицию западных мыслителей, неустанно искавших ответы на загадки человеческой жизни и окружающей природы, гениальные прозрения которых меняли мир. Ну, или хотя бы, как минимум, чтобы вы прониклись хоть толикой уважения к поколениям западных людей, придумавших и наполнивших мир бесчисленным множеством интересных и полезных вещей, создавшим тот материальный мир, в котором мы все сейчас живем — от туалетной бумаги в наших сортирах до высадки на Луну — без которых давно уже невозможно представить жизнь человека ни в одном уголке мира, в том числе и в России.