ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

ЧТО ЛЮДИ ДУМАЛИ. Союз диктаторов и Новый порядок в Европе. 1939-1940 годы

в Без рубрики on 24.04.2017

 

 

Франсуа Фюре, французский историк:

«Фашизм родился как реакция на коммунизм. Коммунизм продлил свои дни благодаря победе над фашизмом. Вторая мировая война сначала их объединила, потом столкнула в смертельной схватке… В общем, это заклятые враги, поскольку оба поклялись уничтожить друг друга, но также – враги-союзники… Самым большим секретом сообщничества между коммунизмом и фашизмом является как раз наличие этого общего противника, относительно которого обе идеологии не устают повторять, что он обречен и находится в состоянии агонии. Речь идет о демократии…»

 

 

МИРОВАЯ ВОЙНА НАЧАЛАСЬ

 

Уинстон Черчилль, 1919 год:

«Россия наверняка возродится и, может быть, очень скоро – как великая объединенная империя, намеренная возвратить все, что у нее было отобрано [после чего вместе с Германией и Японией] будет представлять такую же угрозу для Англии, Франции и Соединенных Штатов, как до настоящей войны»

 

Иосиф  Сталин, из беседы с руководством Коминтерна, 7 сентября 1939 года:

«…Война идет между двумя группами капиталистических стран (бедные и богатые в отношении колоний, сырья и т.д.) за передел мира, за господство над миром! Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга. Неплохо, если руками Германии будет расшатано положение богатейших капиталистических стран (в особенности Англии). Гитлер, сам этого не понимая и не желая, расстраивает, подрывает капиталистическую систему… Мы можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше разодрались. Пакт о ненападении в некоторой степени помогает Германии. Следующий момент – подталкивать другую сторону…

Разделение капиталистических стран на фашистские и демократические потеряло смысл»

 

Всеволод Вишневский, писатель, дневниковая запись 1 сентября 1939 года:

«СССР выиграл свободу рук, время… Ныне мы берем инициативу, не отступаем, а наступаем. Дипломатия с Берлином ясна: они хотят нашего нейтралитета и потом расправы с СССР; мы хотим их увязания в войне и затем расправы с ними»

 

Из речи Вячеслава Молотова на заседании Верховного Совета 1 сентября 1939 года:

«Эти люди требуют, чтобы СССР обязательно втянулся в войну на стороне Англии против Германии. Уж не с ума ли сошли эти зарвавшиеся поджигатели войны? (Смех.) …Если у этих господ имеется такое неудержимое желание воевать, пусть воюют сами, без Советского Союза (Смех, аплодисменты.) …Если даже не удастся избежать военных столкновений в Европе, масштаб этих военных действий будет ограничен. Недовольными таким положением дел могут быть только поджигатели всеобщей войны в Европе, те, кто под маской миролюбия хотят зажечь всеевропейский военный пожар.

 

Из телеграммы германского посла в Москве Фридриха Шуленбурга в МИД Германии 4 сентября 1939 года:

«Я указал, что циркулируют слухи о том, что Англия оказывает сильное давление на Румынию и что ставится вопрос о посылке туда англо-французских войск. Поскольку они могут следовать морским путем, в интересах Советского Союза уговорить Турцию полностью закрыть Дарданеллы.

Молотов ответил, что советское правительство имеет на Турцию большое влияние и использует его в выгодном для нас духе»

 

Из телеграммы германского посла в Москве Фридриха Шуленбурга в МИД Германии 10 сентября 1939 года:

«…Молотов… заявил, что советское правительство намеревалось воспользоваться дальнейшим продвижением германских войск и заявить, что Польша разваливается на куски и что вследствие этого Советский Союз должен прийти на помощь украинцам и белорусам, которым «угрожает» Германия Этот предлог представит интервенцию Советского Союза благовидной в глазах масс и даст Советскому Союзу возможность не выглядеть агрессором»

 

Из телеграммы германского посла в Москве Фридриха Шуленбурга в МИД Германии 16 сентября 1939 года:

«Молотов согласился с тем, что планируемый советским правительством предлог содержал в себе ноту, обидную для чувств немцев, но просил, принимая во внимание сложную для советского правительства ситуацию, не позволять подобным пустякам вставать на нашем пути. Советское правительство, к сожалению, не видело какого-либо другого предлога, поскольку до сих пор Советский Союз не беспокоился о своих меньшинствах в Польше и должен был так или иначе оправдать за границей свое теперешнее вмешательство»

 

Из телеграммы германского посла в Москве Фридриха Шуленбурга в МИД Германии 6 сентября 1939 года:

Советское правительство делает все возможное, чтобы изменить отношение населения к Германии. Прессу как подменили. Не только прекратились все выпады против Германии, но и преподносимые теперь события внешней политики основаны в подавляющем большинстве на германских сообщениях, а антигерманская литература изымается из книжной продажи и т. д.»

 

Газета «Правда», 20 сентября 1939 года:

«Германское население единодушно приветствует решение советского правительства взять под защиту родственное советскому народу белорусское и украинское население Польши… На улицах, около витрин и специальных стендов, где вывешены карты Польши, весь день толпятся люди. Они оживленно обсуждают успешные операции Красной Армии. Продвижения частей Красной Армии обозначаются на карте красными советскими флажками»

 

Из учебника по истории военного искусства для слушателей военных академий к.в.н. полковника. А.Б.Кадишева, 1949 года:

«Главную роль в этом походе сыграли танковые и конно-механизированные соединения советских войск, поддержанные авиацией.

Так, при продвижении советских войск к Барановичскому укрепленному району танковая бригада, выдвинувшаяся вперед форсированным маршем, неожиданно атаковала польские войска, направлявшиеся для занятия Барановичского укрепленного района, и их разгромила…

В ряде случаев польские войска, учтя безнадежность дальнейшей обороны, сдавались в плен. Гарнизон г. Львова, состоявший из двух пехотных дивизий, 15 артиллерийских батарей и зенитно-артиллерийского полка, окруженный советскими войсками, сдал город без боя. …

Упорные бои с противником развернулись в районе Гродно, в районе местечка Сопоцкин за Августовский канал, в районе Тарнополь, местечка Ройгаровица и другие.

Советским войскам пришлось преодолевать и укрепленные районы. Особо упорные бои имели место за овладение Сарнским укрепленным районом. Этот укрепленный район, прикрывавший Ковельское направление, имел значительное количество ДОТ [долговременных огневых точек], расположенных в шахматном порядке, усиленных полевыми сооружениями разного типа и заграждениями… Бой за этот укрепленный район продолжался три дня»

 

Адольф Гитлер:

«То, что еще за два поколения до нас было невозможно, теперь уже возможно: именно, одним ударом перебить в моральном смысле спинной хребет народа, навсегда растоптать и обратить в прах»;

«В такой войне уже не будет победителей и побежденных, – будут оставшиеся в живых и такие, имя которых будет вычеркнуто из списка народов»;

«Избранные [elite] лежат отравленные и растоптанные на полях битв. А оставшиеся в живых – толпа, лишенная предводителей, деморализованная куча людей, истерзанных, душевно сломленных неистовыми ужасами и страданиями. Безоружные, безвольные, они отданы как добыча победителю, они – глина в руках горшечника»

 

Из выступления перед чиновниками генерал-губернатора Польши Ганса Франка, 1940 год:

«Фюрер сказал мне: «…То, что мы сейчас определили как руководящий слой в Польше, нужно ликвидировать; то, что вновь вырастает на смену ему, нам нужно обезопасить и в пределах соответствующего времени снова устранить». Тот, кто у нас на подозрении, должен быть сразу ликвидирован… Речь может идти только об устранении руководящего слоя, а работящий народ должен выполнять полезную работу под нашей властью… Пожалуйста, помогите мне поддержать эту политику раскола! …Если мы выиграем войну, то тогда, по моему мнению, поляков и украинцев и все то, что околачивается вокруг генерал-губернаторства, можно пустить хоть на фарш»

 

Из инструкции НКВД СССР «О порядке проведения операции по депортации антисоветского элемента» в Западной. Украине и Западной Белоруссии, 1939 год:

«Ввиду того, что большое количество выселяемых должно быть арестовано и размещено в специальные лагеря, а их семьи следуют в места специальных поселений в отдаленных областях, необходимо операцию по изъятию как выселяемых членов семьи, так и главы их проводить одновременно, не объявляя им о предстоящем разделении»

 

Владислав Андерс, польский генерал:

«Поляки, украинцы, белорусы, евреи, землевладельцы и крестьяне, фабриканты и рабочие, офицеры и рядовые, судьи, торговцы, полицейские, ксендзы, пасторы и раввины – все оторваны от своих домов и поглощены махиной НКВД… Москва осуществляла план обезглавливания общества… Это обезглавливание было вступлением к превращению народа в безвольную и бесформенную массу»

 

Рышард Капусцинский, польский писатель:

«Документальный фильм о Франции времен оккупации: как французы сотрудничают с гитлеровцами (французская элита, писатели, художники). Приемы в посольстве Германии в Париже, эсэсовцы в зале театра, мюнхенский хор дает концерт на площади Оперы.

Мое внимание привлекло… как немцы заигрывают с французами, как они стараются снискать их расположение. С нами не заигрывали. Париж был для немцев Европой, культурной страной – мы же были варварами, быдлом, дикарями, которых предстояло закабалить, а потом сжечь. Фашизм был раковой опухолью западной культуры, подобно тому, как сталинизм был раковой опухолью Востока. Фашизм (высокая организация, начищенные сапоги) был продуктом Запада, сталинизм (угрюмость, серость, грязь) – Востока.

 

 

ЗА «НОВЫЙ ПОРЯДОК» В ЕВРОПЕ

 

Из совместного заявления советского и германского правительств от 29 сентября 1939 года:

«После того, как Германское Правительство и Правительство СССР подписанным сегодня договором [Договор о дружбе и границе] окончательно урегулировали вопросы, возникшие в результате распада Польского государства, и тем самым создали прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе, они в обоюдном согласии выражают мнение, что ликвидация настоящей войны между Германией с одной стороны и Англией и Францией с другой стороны отвечала бы интересам всех народов. Поэтому оба Правительства направят  свои общие усилия,.. чтобы возможно скорее достигнуть этой цели. Если, однако, эти усилия обоих Правительств останутся безуспешными, то таким образом будет установлен факт, что Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причем в случае продолжения войны Правительства Германии и СССР будут консультироваться друг с другом о необходимых мерах»

 

Из воспоминаний Альберта Шпеера:

«29 сентября из Москвы вернулся Риббентроп со второй московской встречи с германо-советским договором о границе и дружбе, которым закреплялся четвертый раздел Польши. За столом у Гитлера он рассказывал, что еще никогда не чувствовал себя так хорошо, как среди сотрудников Сталина: «Как если бы я находился среди старых партейгеноссен, мой фюрер!» …

Сталин казался, как рассказывал Риббентроп, довольным соглашением о границе, а после окончания переговоров собственноручно обвел карандашом на приграничной, теперь советской территории район, который он подарил Риббентропу под огромный охотничий заказник. Этот жест тут же вызвал реакцию Геринга, который не мог согласиться с тем, чтобы сталинская прибавка досталась лично министру иностранных дел и выразил мнение, что она должна отойти Рейху и, следовательно, ему, Имперскому егерьмайстеру. Из-за этого разгорелся яростный спор между обоими господами-охотниками, окончившийся для министра иностранных дел тяжелым огорчением, так как Геринг оказался более напористым и пробивным…»

 

Вячеслав Молотов,  из выступления на заседании Верховного Совета СССР 31 октября 1939 года:

«Начавшаяся между Германией и англо-французским блоком война находится лишь в своей первой стадии и по-настоящему еще не развернулась. Тем не менее понятно, что такая война должна была внести коренные изменения в положение Европы.

… В последнее время правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права народов против гитлеризма, причем английское правительство объявило, что будто бы для него целью войны против Германии является не больше и не меньше, как «уничтожение гитлеризма». … Но такого рода война не имеет для себя никакого оправдания. Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это – дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за «уничтожение гитлеризма», прикрываемая фальшивым флагом борьбы за «демократию»…»

 

Александр Василевский, первый зам. нач. Оперативного управления Генштаба (1939 г.), из мемуаров, 1975 год:

«Как известно, даже после начала войны Англия и Франция все еще надеялись остаться в стороне, столкнуть Германию с СССР. Поэтому они позволили Гитлеру быстро разгромить Польшу, вели «странную войну», выжидая советско-германского конфликта.

Быстрое продвижение немецко-фашистских войск на восток, угроза захвата ими Западной Украины и Западной Белоруссии усилили стремление трудящихся этих областей к воссоединению с советскими союзными республиками и поставили перед Советским Союзом задачу оказать помощь братским народам. В середине сентября 1939 года Советское правительство, беря их под защиту, отдало приказ перейти границу и освободить Западную Украину и Западную Белоруссию. Берлин вынужден был согласиться на проведение демаркационной линии примерно на восточном рубеже польской этнографической территории. Лондон и Париж перенесли свои надежды на Финляндию и стали настраивать ее против Советского Союза. Потерпели провал попытки Англии и Франции вовлечь в войну против СССР Эстонию, Латвию и Литву. Под давлением демократических сил правительства этих государств заключили осенью 1939 года договоры с СССР о взаимопомощи и о размещении советских воинских гарнизонов, аэродромов и военно-морских баз в отдельных местах Прибалтики. Тем самым был предотвращен захват в тот момент Германией этих малых государств…

Главный военный совет РККА рассмотрел вопросы боеготовности Советских Вооруженных Сил на случай возникновения спровоцированного Финляндией военного конфликта. …

По долгу службы я тоже имел прямое отношение к разработке плана контрудара. …

26 ноября 1939 года возле селения Майнила с финской стороны был открыт огонь по советским пограничникам. В последующие дни эти провокационные действия возобновлялись. 30 ноября части Красной Армии начали военные действия по отражению противника…»

 

Рейнхольд Нибур, немецкий историк:

«…Сейчас, когда я пишу эти строки, ко мне бежит мой пятилетний с жалобой на то, что его обидела годовалая сестричка. Эта сказка придумана затем, чтобы родители не ругали его за грубое обращение с сестрой во время игры. Это напоминает утверждение Германии о том, что агрессором была Польша, и аналогичное обвинение Советского Союза в адрес Финляндии»

 

Александр Василевский, первый зам. начальника Оперативного управления Генштаба (1939 г.), из мемуаров, 1975 год:

«Видя неизбежность краха своих замыслов, правительство Финляндии обратилось к Советскому Союзу с просьбой о заключении мира. …

Заключение мирного договора с Финляндией сорвало планы англо-французских империалистов»

 

Александр Полюхов, публицист, 1993 год:

«В 4.15 утра германский посланник вручил ультиматум норвежскому правительству.

– Мы хотим сохранить нашу независимость, – ответил ему министр иностранных дел и процитировал слова Гитлера об уступившей давлению рейха Чехословакии: «Народ, без сопротивления сдающийся на милость насильника, недостоин жизни».

В эти минуты немецкий тяжелый крейсер «Блюхер» подошел на 1400 метров к «Оскарсборгу». Четыре допотопные пушки, каждую из которых 23 человека перезаряжали в течение часа, дали залп.

Первый снаряд разорвался на командном мостике, другие также поразили крейсер. Затем его добила торпедная батарея. Тысяча солдат и матросов нашли смерть в огненном аду. Форт продержался до вечера, дав королю и правительству возможность эвакуироваться из Осло. …

– Я стоял на центральной улице, – рассказывает профессор, а в войну еще студент Магне Скодвин, – когда со стороны аэродрома промаршировала первая колонна. На всю жизнь запомнился звук ударов подкованных сапог о мостовую. Многие из стоявших на тротуаре плакали. Вдруг коротышка в длинном пальто вытянулся и вскинул руку в фашистском приветствии»

 

Вячеслав Молотов – германскому послу в Москве после сообщения об оккупации вермахтом Дании и Норвегии:

«Мы желаем Германии полной победы в ее оборонительных мероприятиях»

 

Всеволод Вишневский, писатель, дневниковая запись 10 февраля 1941 года:

«Мы пользуемся старым методом «разделяй и властвуй». Мы вне войны, кое-что платим за это, многое получаем. Ведем торговые сношения с различными странами, пользуемся их техникой, кое-что полезное приобретаем для армии, и для флота и пр. Помогаем вести войну той же Германии, питая ее по «порциям», на минимуме. Не мешаем империалистам вести войну еще год, два… Выжидаем их ослабления. Затем – выступаем в роли суперарбитра…»

 

 

РАЗГРОМ ФРАНЦИИ

 

Разговор полковника Шарля де Голля с французским главнокомандующим генералом Максимом Вейганом 8 июня 1940 года:

«Как видите, – сказал мне главнокомандующий, – я не ошибся, когда несколько дней назад говорил вам, что немцы начнут наступление на Сомме… Они действительно наступают. В настоящее время они переходят Сомму. Я не в состоянии им помешать.

– Ну что ж, и пусть переходят. А дальше?

– Дальше последует Сена и Марна.

– Так. А затем?

– Затем? Но ведь это же конец!

– Конец? А весь мир? А наша империя?

Генерал Вейган горестно рассмеялся.

– Империя? Это несерьезно! Что же касается остального мира, то не пройдет и недели после того, как меня разобьют, а Англия уже начнет переговоры с Германией. – И, посмотрев мне прямо в глаза, главнокомандующий добавил: – Ах! Если бы я только был уверен в том, что немцы оставят мне достаточно сил для поддержания порядка…»

 

Бригадный генерал Шарль де Голль, 1940 год:

«При виде охваченных паникой людей, беспорядочно отступающей армии, слыша рассказы о возмутительной наглости врага, я почувствовал, как растет во мне безграничное негодование. О, как все это нелепо! Война начинается крайне неудачно. Что ж, нужно ее продолжать. На земле для этого достаточно места. Пока я жив, я буду сражаться там, где это потребуется, столько времени, сколько потребуется, до тех пор, пока враг не будет разгромлен и не будет смыт национальный позор»

Шарль де Голль, из радиообращения к народу Франции  из Лондона, 17 июня 1940 года:

«Военачальники, возглавлявшие в течение многих лет французскую армию, сформировали правительство. Ссылаясь на поражение наших армий, это правительство вступило в переговоры с противником, чтобы прекратить борьбу… Но разве сказано последнее слово? Разве нет больше надежды? Разве нанесено окончательное поражение? Нет!.. Франция не одинока! Она не одинока! Она не одинока!.. Эта война не ограничивается лишь многострадальной территорией нашей страны. Исход этой войны не решается битвой за Францию. Это мировая война… Что бы ни произошло, пламя французского сопротивления не должно погаснуть и не погаснет»

 

Леонид Млечин, публицист-политолог, 1993 год:

«Личность маршала Пэтэна, которого многие и по сей день считают спасителем Франции в первую мировую войну, не перестает быть предметом споров.

С 1940 по 1944 год он возглавлял французское правительство Виши, вступившее в союз с Гитлером. Это правительство было признано иностранными государствами. До 22 июня 1941 года в Виши находился советский посол. До 7 декабря – американский.

Для определенного числа французов, например для фанатичных католиков, режим Виши в 1940 году был совсем не плох. Им предоставилась возможность вернуться в старую добрую Францию, такую, какой она была до отделения церкви от государства, до изгнания церкви из школы и общественной жизни.

Практически весь французский епископат оказался на стороне Виши.

Кардинал Жерлье радостно восклицал в 1940-м:

– Работа, семья, отечество – эти три девиза Виши являются и нашими девизами. Маршал Пэтэн – это Франция, Франция – это Пэтэн.

Католический поэт Поль Клодель писал в те дни: «Франция освобождена от ига антикатолической партии – профессоров, адвокатов, евреев и масонов».

…Антисемитизм входил в духовный арсенал французского католичества. Когда в 1942 году начнется депортация французских евреев в лагеря уничтожения, кардинал Жерлье попытается их спасти, но будет уже поздно…

Французам никогда не хотелось признавать, что существовал французский нацизм, или по крайней мере предпочитали не говорить на эту тему. Но нацистов во Франции было предостаточно»

 

 

АНГЛИЯ ПРИНИМАЕТ РЕШЕНИЕ

 

Невилл Чемберлен, запись в дневнике в мае 1940 года после капитуляции Франции:

 

«Мы должны сражаться только для достижения лучших условий, а не за победу»

 

 

Из речи Уинстона Черчилля в палате общин 13 мая 1940 года:

«Я не могу предложить ничего, кроме крови, тяжкого труда, слез и пота… Перед нами долгие, очень долгие месяцы борьбы и страданий.

Вы спрашиваете, какова наша политика? Я отвечу: вести войну на море, на суше и в воздухе, со всей нашей мощью и со всей той силой, которую Бог может даровать нам; вести войну против чудовищной тирании, равной которой никогда не было в мрачном и скорбном перечне человеческих страданий.

Такова наша политика. Вы спрашиваете, какова наша цель? Я могу ответить одним словом: победа – победа любой ценой, победа несмотря на все ужасы; победа, независимо от того, насколько долог и тернист может оказаться к ней путь: без победы мы не выживем»

 

Из речи Уинстона Черчилля в палате общин 4 июня 1940 года:

«Мы пойдем до конца, мы будем сражаться во Франции, мы будем сражаться на морях и океанах, мы будем сражаться с возрастающей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем оборонять наш остров, чего бы это ни стоило, мы будем сражаться на побережье, мы будем сражаться в пунктах высадки, мы будем сражаться на полях и на улицах, мы будем сражаться в горах. Мы не сдадимся никогда. И если даже – чему я ни на минуту не поверю – наш остров или его значительная часть будут захвачены и люди будут умирать с голоду, наша заморская империя, вооруженная и охраняемая английским флотом, будет продолжать борьбу»

 

Из речи Уинстона Черчилля в палате общин 18 июня 1940 года:

«Со дня на день начнется битва за Англию. От исхода этого сражения зависит судьба христианской цивилизации. От этого зависит наша собственная британская жизнь, и длительная непрерывность наших учреждений и нашей Империи. Скоро на нас обрушатся вся ярость и мощь врага. Гитлер знает, что или ему надо сломить нас на нашем острове, или он проиграет войну. Если мы выстоим в борьбе с ним, вся Европа может стать свободной, и жизнь всего мира двинется вперед на широкие, залитые солнцем высоты. Но если мы потерпим поражение, весь мир, включая Соединенные Штаты, включая все, что мы знаем и любим, погрузится в бездну нового Темного века, который лучи извращенной науки сделают более губительным и, возможно, более длительным. Поэтому соберемся с духом для выполнения нашего долга и будем держаться так, что если Британская империя и Британское Содружество просуществуют тысячу лет, то и тогда, через тысячу лет, люди скажут: «Это был их звездный час»

 

 

СУДЬБА         Уинстон ЧЕРЧИЛЛЬ

 

Адольф Гитлер, из письма к Бенито Муссолини, июль 1940 года:

«Я сделал Англии так много предложений о взаимопонимании и сотрудничестве и был так мало понят… В этой стране до настоящего времени разум еще не господствует»

 

Уильям Донован, глава внешней разведки США, 1940 год:

 

«Здесь проходит первая линия нашей обороны. Если англичане дойдут до того, что будут вести только партизанские действия против нацистских оккупантов, то американцам потребуется поколение, чтобы хотя бы создать плацдарм в Европе»

 

Из воспоминаний Альберта Шпеера:

«Как-то за ужином в Рейхсканцелярии [1940 год] Гитлер сам себя взвинчивал до пьянящей ярости всеразрушения: «Вы когда-нибудь рассматривали карту Лондона? Он так плотно застроен, что достаточно одного большого пожара для уничтожения всего города, как это более 200 лет назад уже и было. Геринг берется массированным применением зажигательных бомб нового типа вызвать пожары в самых различных частях города. Повсюду пожары. Тысячи пожаров! Затем они сливаются в один огненный смерч. Идея Геринга совершенно правильная: осколочными снарядами тотального разрушения Лондона не достичь, а зажигалками – можно! Ну что они смогут со своими пожарными службами, когда это начнется?»

 

Из доклада Генштаба Великобритании, май 1940 года:

«…У Германии больше козырей; но решающее испытание заключается в том, сможет ли боевой дух личного состава армии и гражданского населения составить противовес численному и материальному превосходству Германии. Мы верим, что это будет так»

 

Уинстон Черчилль – об английских летчиках, выигравших воздушную «битву за Англию»:

«Никогда еще в истории человеческих конфликтов не было случая, когда столь многие были бы так обязаны столь немногим»

 

Александр Самсонов, советский историк, 1980 год:

«Англия и Франция, объявившие войну Германии в сентябре 1939 г., а вместе с ними и США, позднее вступившие в войну,.. преследовали империалистические цели. Господствующие классы этих держав не собирались отказываться от своего ведущего положения в капиталистическом мире и от своих колониальных владений. …Они не ставили задачи уничтожения фашизма, рассчитывая направить его военную мощь против Советского Союза, а также против революционного и демократического движения в Европе, против национально-освободительной борьбы народов Востока…

…Главным фактором превращения второй мировой войны в освободительную, антифашистскую было вступление в нее Советского Союза. Это окончательно определило политический характер войны как антифашистский для всех ее участников…»

 

Георгий Федотов, философ, историк, 1940 год:

«…Сейчас свобода жива лишь на христианском Западе и ведет отчаянную борьбу с обступившими ее силами тьмы. … От исхода этой борьбы зависит участь мира на много веков. От нее зависит и участь России. Судьбы России решаются на линии Мажино, в Атлантическом океане, в снегах Финляндии. Странно, дико сложилась история»

 

 

ЭКСПАНСИЯ СССР

 

Всеволод Вишневский, писатель, из дневниковых записей:

«Мы будем решать и прибалтийские проблемы, и проблемы Чехословакии и Румынии, и Малой Азии. И огромные проблемы Азии… Это новая глава в истории партии и страны. СССР начал активную мировую внешнюю политику» (1 сентября 1939 года);

«Мы упорно внедряемся на запад и юго-запад… Мы добьемся контроля над проливами. Мы будем на Балканах» (29 июля 1940 года)

 

Из телеграммы германского посла в Берлин 18 июня 1940 года:

«Молотов пригласил меня сегодня вечером в свой кабинет и выразил мне самые теплые поздравления советского правительства по поводу блестящего успеха германских вооруженных сил [разгром Франции]. Далее Молотов проинформировал меня о советских действиях по отношению к прибалтийским государствам»

 

Из ноты литовского посла в Берлине:

«…14 июня 1940 г. Союз Советских Социалистических Республик под необоснованным и неоправданным предлогом предъявил Литве ультиматум, в котором требовалось:

  1. чтобы конституционное правительство Литвы ушло в отставку;
  2. чтобы министр внутренних дел и начальник политической полиции были преданы суду без предъявления им каких-либо обвинений, основанных на законе; и
  3. чтобы был предоставлен свободный и неограниченный пропуск в Литву советских воинских частей.

На следующий день русская Красная армия, атаковав литовских пограничников, пересекла литовскую границу и оккупировала всю Литву. В дополнение к этому было сформировано марионеточное правительство, навязанное нам высокопоставленными советскими официальными лицам, присланными из Москвы, а вся администрация поставлена под контроль правительства Союза Советских Социалистических Республик.

Для того, чтобы окончательно включить Литву в Союз Советских Социалистических Республик, нам было приказано провести 14 июля выборы в Сейм (парламент), в результате чего была осуществлена величайшая фальсификация воли литовского народа.

Для того, чтобы уничтожить выражение какого-либо несогласия, еще до выборов были запрещены все клубы и организации, на литовскую прессу был наложен арест, ее редакторы насильственно смещены, а более или менее влиятельные в общественной жизни лица арестованы. Люди, ранее считавшиеся открытыми врагами литовского государства, были назначены в правительственные учреждения, в частности в государственную политическую полицию.

Коммунистическая партия стала единственной политической организацией, которой было разрешено функционировать легально. И она затем оказала решающее влияние на запланированные выборы. Был разрешен лишь один список кандидатов, а именно тот, который был приемлем для коммунистической партии.

Чтобы принудить всех к обязательному участию в выборах, тех, кто не желал голосовать, грозили объявить врагами народа, а личное участие в выборах строго проверялось.

Очевидно, что Сейм, избранный в таких условиях, – лишь слепое орудие в руках коммунистической партии и тем самым – правительства Союза Советских Социалистических Республик. Сегодня, 21 июля 1940 г., Сейм принял резолюцию об учреждении внутри страны советской системы и о вхождении Литвы в Союз Советских Социалистических Республик.

Все эти акции правительства СССР являются вопиющим нарушением всех договоров, заключенных между Литовской Республикой и СССР…»

 

Александр Самсонов, советский историк, 1980 год:

«В июне 1940 г. в Литве, Латвии и Эстонии совершаются революционные выступления народных масс, которые привели к созданию в них демократических правительств»

 

Иосиф Сталин, сентябрь 1940 год:

«…Мы расширяем фронт социалистического строительства, это благоприятно для человечества, ведь счастливыми себя считают литовцы, западные белорусы, бессарабцы, которых мы избавили от гнета помещиков, капиталистов, полицейских и всякой другой сволочи»

 

Из телеграммы-инструкции МИД Германии своим посольствам:

«Беспрепятственное укрепление русских войск в Литве, Латвии и Эстонии и реорганизация [их] правительств, производимая советским правительством… касается только России и прибалтийских государств. Поэтому, ввиду наших неизменно дружеских отношений с Советским Союзом, у нас нет никаких причин для волнения…»

 

 

Из доклада Вячеслава Молотова на заседании Верховного Совета СССР 1 августа 1940 года:

«На наших отношениях с Соединенными Штатами Америки я останавливаться не буду, хотя бы еще потому, что о них нельзя сказать ничего хорошего. (Смех.) Нам стало известно, что кое-кому в Соединенных Штатах не нравятся успехи советской внешней политики в Прибалтах. Но, признаться, нас мало интересует это обстоятельство (Смех, аплодисменты.), поскольку со своими задачами мы справляемся и без помощи этих недовольных господ. (Смех, аплодисменты.) Однако то обстоятельство, что в Соединенных Штатах власти незаконно задержали золото, недавно купленное нашим Государственным банком у банков Литвы, Латвии и Эстонии, вызывает с нашей стороны самый энергичный протест»

 

Михаил Мельтюхов, историк:

«Когда Шуленбург заметил, что вопрос [о передаче Румынией СССР Бессарабии и Сев. Буковины] решился бы легче, если бы СССР возвратил Румынии золотой запас румынского Национального банка, вывезенный в Москву в 1915 г., Молотов ответил, что об этом не может быть и речи…»

 

Из ноты советского правительства Румынии от 26 июны 1940 года:

«…В 1918 году Румыния, пользуясь военной слабостью России, насильственно отторгла от Советского Союза (России) часть его территории – Бессарабию… Теперь, когда военная слабость СССР отошла в область прошлого, а сложившаяся международная обстановка требует быстрейшего разрешения… нерешенных вопросов… [советское правительство прелагает Румынии]: 1. Возвратить Бессарабию Советскому Союзу. 2. Передать Советскому Союзу северную часть Буковины в границах согласно приложенной карте»

 

Из официальной записи беседы Адольфа Гитлера и Вячеслава Молотова, Берлин, 13 ноября 1940 года:

«Молотов… начал говорить о Проливах, которые, ссылаясь на Крымскую войну и события 1918–19 годов, он назвал историческими воротами Англии для нападения на Советский Союз. Ситуация теперь для России еще более опасная, так как англичане получили плацдарм в Греции»;

«Фюрер ответил, что Германия всегда… рекомендовала как Финляндии, так и, в особенности, Румынии согласиться на требования русских.

Молотов ответил, что советское правительство считает своим долгом окончательно урегулировать финский вопрос. Для этого не нужны какие-либо новые соглашения. Согласно имеющемуся германо-русскому соглашению Финляндия входит в сферу влияния России.

Фюрер заявил по этому поводу, что Германия не хочет допустить какой-либо войны в Балтийском море и что она крайне нуждается в Финляндии как поставщике никеля и леса»;

«Беседа затем снова вернулась к обсуждению великих планов сотрудничества стран, интересующихся обанкротившимся хозяйством Британской империи… В этом месте беседы Фюрер обратил внимание присутствующих на позднее время и сказал, что ввиду возможных воздушных атак англичан будет лучше закончить переговоры сейчас…»

 

 

Из телеграммы германского посла в Москве Шуленбурга министру иностранных дел Риббентропу, 26 ноября 1940 года:

«Советское правительство готово принять проект Пакта Четырех Держав [Германии, Италии, Японии и СССР] о политическом сотрудничестве и экономической взаимопомощи, схематически изложенный Имперским Министром иностранных дел во время беседы 19 ноября 1940 г., на следующих условиях:

  1. Предусматривается, что германские войска немедленно покинут Финляндию, которая по договору 1939 г. входит в советскую зону влияния…
  2. Предусматривается, что в течение ближайших месяцев безопасность Советского Союза со стороны Проливов гарантируется заключением пакта о взаимопомощи между Советским Союзом и Болгарией, которая географически находится внутри зоны безопасности черноморских границ Советского Союза, а также строительством базы для сухопутных и военно-морских сил СССР в районе Босфора и Дарданелл…
  3. Предусматривается, что зона к югу от Батуми и Баку в общем направлении в сторону Персидского залива признается центром территориальных устремлений Советского Союза»

 

 

ГЛОБАЛЬНЫЕ ЗАМЫСЛЫ

 

Из официальной записи беседы Риббентропа и Молотова, Берлин, 13 ноября 1940 года:

«Фюрер сейчас придерживается мнения, что следует… разграничить сферы влияния России, Германии, Италии и Японии. Фюрер изучал этот вопрос долго и глубоко, и он пришел к следующему заключению: …будет мудрее всего, если они, стремясь к расширению своего жизненного пространства, обратятся к югу. Япония уже повернула на юг, и ей понадобятся столетия, чтобы укрепить свои территориальные приобретения на юге. Германия с Россией уже разграничили свои сферы влияния, и после того, как Новый порядок окончательно установится в Западной Европе, она [Германия] также приступит к расширению жизненного пространства в южном направлении… Точно также и Италия продвигается на юг… Он, Имперский Министр иностранных дел, интересуется, не повернет ли в будущем на юг и Россия для получения естественного выхода в открытое море, который так важен для России. Это… и есть та великая идея, которая в течение последних месяцев часто обсуждалась им с Фюрером…»

 

Из официальной записи беседы Адольфа Гитлера и Вячеслава Молотова, Берлин, 13 ноября 1940 года:

 

«Он [Гитлер] хочет создать всемирную коалицию заинтересованных держав, в которую войдут Испания, Франция, Италия, Германия, советская Россия и Япония… Она объединит всех тех, кто хочет получить выгоду за счет обанкротившегося британского хозяйства… Это вопрос определения в общих чертах границ будущей деятельности народов и передачи нациям огромных территорий, которые будут полем их деятельности в течение будущих 50–100 лет»;

«После покорения обанкротившейся Англии будут разделены ее всемирные гигантские владения в 40 миллионов квадратных километров. При этом Россия получит доступ к незамерзающему и действительно открытому [Индийскому] океану. Пока что 45 миллионов англичан правило 600 миллионами жителей Британской империи… Борьба с Англией будет доведена до конца, и у него [Гитлера] нет сомнений, что разгром Британских островов приведет к распаду империи. Утопично думать, что империей можно управлять и удерживать ее в целости откуда-нибудь из Канады. Такая перспектива открывает всемирные перспективы. В течение нескольких ближайших недель следует путем совместных дипломатических переговоров договориться об участии России в решении этих проблем. Все страны, которые, возможно, заинтересованы в обанкротившемся владении, должны прекратить все разногласия между собой и сосредоточиться исключительно на разделе Британской империи. Это относится к Германии, Франции, Италии, России и Японии.

Молотов ответил, что он с интересом выслушал соображения Фюрера…»

 

Риббентроп, из официальной записи беседы с Молотовым, Берлин, 13 ноября 1940 года:

«Пока что от германо-русского соглашения получили выгоду обе стороны, – как Германия, так и Россия, которая смогла осуществить законные перемены на Западе. Победа Германии над Польшей и Францией внесла существенный вклад в дело успешного проведения этих изменений. Оба партнера по германо-русскому пакту хорошо поработали вместе… Вопрос теперь в том, могут ли они продолжить работать вместе и в будущем, и сможет ли Советская Россия извлечь соответствующие выгоды из нового порядка вещей в Британской империи, т. е. не будет ли для России наиболее выгодным выход к морю через Персидский залив и Аравийское море…»

 

Вячеслав Молотов, из беседы с министром иностранных дел нового правительства Литвы, 3 июля 1940 год:

«Сейчас мы убеждены более, чем когда-либо, что гениальный Ленин не ошибался, уверяя нас, что вторая мировая война позволит нам завоевать власть во всей Европе, как первая мировая война позволила захватить власть в России. Сегодня мы поддерживаем Германию, однако ровно настолько, чтобы удержать ее от принятия предложений о мире до тех пор, пока голодающие массы воюющих наций не расстанутся с иллюзиями и не поднимутся против своих руководителей. Тогда германская буржуазия договорится со своим врагом, буржуазией союзных государств, с тем чтобы объединенными усилиями подавить восставший пролетариат. Но в этот момент мы придем к нему на помощь, мы придем со свежими силами, хорошо подготовленные, и на территории Западной Европы… произойдет решающая битва между пролетариатом и загнивающей буржуазией, которая и решит навсегда судьбу Европы»

 

Георгий Федотов, историк, философ, 1940 год:

«Россия сейчас в ссоре с Европой. И не Сталин, конечно, первый рассорил их. В Сталине эта ненависть к Европе лишь созрела до дьявольского замысла: разжечь мировую войну, чтобы на пепелище Европы, среди пустынь былой христианской цивилизации, построить могущество русского красного царства»

 

Из статьи в газете «Правда» за 18 августа 1940 года, подписанной летчиком Георгием Байдуковым:

«Неописуемую радость испытывали в эти торжественные минуты бойцы за счастье человечества – старые большевики. Да, это хорошо: за короткий период еще 23 миллиона украинцев, белорусов, эстонцев, молдаван, латышей, литовцев, евреев, русских, поляков вырваны из когтей рабства и темноты. Растет великая семья народов. Сколько еще услышит этот Кремлевский дворец новых горячих слов больших и малых народов, жаждущих света!.. Какое счастье и радость победы будут выражать взоры тех, кто примет последнюю республику в братство народов всего мира! … На заседании Верховного Совета будет сидеть, наклонив немного голову, Сталин, внимательно прислушиваясь к горячим словам оратора, благодарящего освободителей угнетенных народов – бойцов Красной Армии и ее сталинских соколов»

 

 

СПОР О НЕСБЫВШЕМСЯ

 

Иван Солоневич, публицист-эмигрант:

«Внешняя история России есть процесс непрерывного расширения – от сказочных времен Олега до каторжных дней Сталина… Сейчас, как это было в 1814 году… Великая Восточная Империя нависает над несколькими десятками раздробленных феодов гибнущей Европы…

Сейчас мы можем сказать, что государственное строительство Европы – несмотря на все ее технические достижения – было н е у д а ч н ы м строительством. И мы можем сказать, что государственное строительство России, несмотря на сегодняшнюю революцию, было удачным строительством»

 

Георгий Федотов, историк, философ, 1947 год:

«Легко себе представить, как будет выглядеть мир в случае победы России. Распространение коммунистической системы по всему земному шару. Истребление высших классов и всех носителей культуры, дышавших воздухом свободы и не желающих от него отказаться. Массовые казни в первые годы, каторжные лагеря на целое поколение. Закрепощение всех профессий на службу всемирному государству. Управление им, централизованное в Москве, при фиктивной независимости федеративных наций.

Постепенное (а может быть, и быстрое) заглушение всех высших сфер культуры за счет технического знания. До сих пор краски этой картины взяты из действительного опыта России и Восточной Европы. Идя дальше, можно представить себе, что в обстановке мира и технической цивилизации материальные потребности покоренных народов будут удовлетворены… Парии Азии и негры Африки впервые наедятся риса досыта. Вероятно, они будут благословлять свою судьбу. Мировая Империя Москвы будет прочна, как древние тоталитарные Империи – Египта, Китая, Византии. Конечно, удушение свободы поведет к постепенному падению не только духовной культуры, но, в конце концов, и самого технического знания. Конец «прогресса». Медленное понижение уровней»

 

Михаил Мельтюхов, историк, 2000 год:

«Разгром Германии и советизация Европы позволяли Москве использовать ее научно-технический потенциал, открывали дорогу к «справедливому социальному переустройству» европейских колоний в Азии и Африке. Созданный в рамках Старого света социалистический лагерь контролировал бы большую часть ресурсов Земли. Соответственно даже если бы Новый свет и не был захвачен, он, скорее всего, вряд ли смог бы значительно превзойти Старый по уровню жизни. В результате там сохранялось бы значительное количество недовольных, с надеждой смотревших на помощь из-за океана. В случае же полного охвата Земли социалистической системой была бы полностью реализована сформулированная в либеральной европейской традиции задача создания единого государства Человечества. Это, в свою очередь, позволяло создать достаточно стабильную социальную систему и давало бы большие возможности для развития»

 

Хосе Оргега-и-Гассет, испанский философ:

«Это стремление кончится плохо. Творческие стремления общества будут все больше подавляться вмешательством государства; новые семена не смогут приносить плодов. Общество будет принуждено жить для государства, человек – для правительственной машины. И так как само государство в конце концов только машина, существование и поддержание которой зависит от живой силы.., то, высосав все соки из общества, обескровленное, оно само умрет смертью ржавой машины, более отвратительной, чем смерть живого существа»

 

Дмитрий Мережковский, писатель, 1936 год:

«Борются во мраке Ледниковой ночи допотопные чудища – ихтиозавры и мамонты, а между ними ходит заблудившаяся маленькая девочка. Если одно из чудовищ растопчет ее исполинской пятой, то не почувствует. Эти чудовища – так называемые «тоталитарные» государства наших дней, а заблудившаяся между ними девочка – человеческая Личность

 

 

«ВОЕННЫЙ» БЮДЖЕТ

 

Е. А. Осокина, историк:

«В январе 1939 г. повышаются цены на ткани, готовое платье, белье, трикотаж, стеклянную посуду, в июле 1940 г. – на обувь и металлическую посуду, в январе 1940 г. выросли цены на сахар, в апреле – в 1,5–2 раза на мясо, рыбу, жиры, сыр, молочные продукты, картофель и овощи. Быстро росли цены на винно-водочные изделия (как и объемы их производства). Однако на хлеб, муку, крупу, макароны – товары наибольшего спроса – цены… не повышались.

В апреле 1940 г. нормы отпуска в одни руки основных продуктов питания в открытой торговле были уменьшены в 2–4 раза. В октябре 1940 г. последовало еще одно сокращение. Вводились нормы на продажу товаров, которые ранее продавались неограниченно»;

«В условиях негарантированного снабжения, чтобы прокормить себя и семью, рабочие и служащие были вынуждены бросать производство и целыми семьями по несколько дней и ночей стоять в очередях. … Между тем правительство требовало выполнения промышленного плана»;

«Производство лихорадило: росла текучесть кадров на предприятиях, падала производительность труда… Повсюду массовые прогулы, повальное отходничество из колхозов стали обычным явлением. Людям было не до работы. Их основной заботой стал поиск хлеба. …

Целью руководства было подавить всеобщее недовольство, вернуть людей из очередей за хлебом и бегства за мануфактурой на производство, заставить их работать.

Правительство решилось на ужесточение трудового законодательства. В течение 1940 г. и в начале 1941 г. вышла серия драконовских постановлений и указов. … Устанавливалась уголовная ответственность за опоздания и прогулы, запрещался самовольный переход рабочих и служащих с одного предприятия на другое.

Одновременно с ужесточением дисциплины на производстве развернулась настоящая война с очередями и продовольственно-мануфактурным десантом в городах. …

Постановления требовали выселять из городов «наехавших из разных областей спекулянтов и закупщиков на основе строгого соблюдения паспортного режима». … Во исполнение постановлений началось патрулирование вокзалов и поездов. Уход крестьян в города, однако, не прекратился: «голод – не тетка». Люди изобретали многочисленные уловки, чтобы обходить патрули.

Теми же постановлениями запрещались очереди на улицах у магазинов. За неподчинение – большой денежный штраф или привлечение к уголовной ответственности. Штрафами каралось и превышение нормы покупки: несколько раз отстояв очередь, люди покупали больше, чем разрешалось постановлениями СНК. Излишки изымались милицией. …

Очереди разгоняла пешая и конная милиция. Людей штрафовали, загоняли в грузовики и вывозили за город. Однако очереди не исчезали. Запрещалось стоять у магазинов – очередь, по свидетельству очевидцев, «уползала в глухие переулки или парки, где тряслась до рассвета, а под утро каждый последующий брал предыдущего сзади за локти и серая змея ползла через город к магазину». В ответ правительство запретило организовывать очереди во дворах, на площадях и бульварах. Не разрешалось стоять по ночам. Властями было изобретено так называемое переворачивание очередей: утром милиция перестраивала очередь так, что те, кто были в ее начале, оказывались в конце. Люди нашли новую уловку: они перестали строиться в очереди, а просто прогуливались перед магазином по принципу «за кем гуляете?» или делали вид, что ожидают трамвай»;

«Летом 1939 г. была введена закрытая торговля на угольных шахтах, торфоразработках, нефтепромыслах, медных рудниках и медеплавильных заводах, т. е. в отраслях, связанных с добычей стратегического сырья. С 1 января 1940 г. закрытая торговля была организована для рабочих и служащих железнодорожного транспорта. …

Введение закрытой торговли усугубляло положение, ибо… товары изымались из общих фондов снабжения населения. Так в 1940 г. закрытая торговая сеть Сызрани, обслуживая только пятую часть горожан, получала почти 90% товаров, предназначенных для продажи. В открытую торговую сеть Молотовской [Пермской] области, которая снабжала товарами около 65% городского населения, выделялось всего лишь 2–3% товаров, остальное шло в закрытую торговлю.

Но даже те группы населения, которые имели доступ к закрытой торговле, за исключением все более многочисленной партийной, советской и военной элиты, обеспечивались плохо. … Так, в 1940 г. работавшие в авиационной промышленности получали в закрытой торговле в месяц на семью (в среднем) 300–700 г мяса, 1–1,5 кг рыбы, 300 г масла. …

Партийная и советская номенклатура воссоздала сеть закрытых распределителей, подобных тем, которые существовали в период карточной системы 1928–1935 гг. Нормы в закрытых распределителях (обычно это были закрытые столовые и буфеты) были выше установленных СНК СССР норм продажи в открытой торговле. Товары брались из общих фондов, выделяемых наркомторгом для снабжения населения данной местности. Следовательно, местная власть самоснабжалась за счет ухудшения положения населения …

Оставленные центральной и местной властью на произвол судьбы, люди в условиях кризиса были вынуждены сами заботиться о себе. Они стали брать под контроль торговлю в близлежащих магазинах: наводили порядок в очередях, составляли списки покупателей, проводили проверки, следили за соблюдением норм продажи товаров. …

Такая «рационализация» торговли привела к тому, что магазины оказались фактически закрепленными за близлежащими улицами и кварталами. Чужаки – жители соседних улиц, кварталов или районов – в них не допускались. Как это делалось? В магазинах, например, на каждого покупателя в соответствии со списком заводилась карточка. Люди, приходя, называли номер карточки, брали продукты – карточка перекладывалась в другой ящик, чтобы не допустить повторной покупки. Устанавливалось точное время для получения товаров – опоздавшие уходили ни с чем. В других случаях хлеб разносили по домам. Утром семья сдавала в прикрепленный магазин сумку с обозначением фамилии и адреса, а вечером ей доставляли полагающуюся норму хлеба. Учетчиков и тех, кто доставлял продукты, выбирали сами жители и они же оплачивали работу. То, что не удавалось правительству, удалось населению: во многих городах и поселках очереди исчезали»

 

 

«МАЛОЙ КРОВЬЮ, МОГУЧИМ УДАРОМ»…

 

Из популярного предвоенного марша:

«Блестя огнем, сверкая блеском стали

Пойдут машины в яростный поход,

Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин

И первый маршал в бой нас поведет»

 

Андрей Смирнов, историк:

«Документы, позволяющие ознакомиться с ходом боевой учебы в частях БВО и КВО [Белорусский и Киевский военные округа] в 1936-м – начале 1937 года… рисуют одинаковую картину безобразной постановки обучения бойцов и младших командиров… «Много бойцов и командиров, – отмечал в своем приказе от 2 января 1937 года Уборевич, – не являются на занятия, а прогуливают время преступно». Масса красноармейцев по обыкновению отвлекалась на всевозможные хозработы.

…Безобразной была методика обучения… …Устройство винтовки изучали без самой винтовки, подготовку телефона к выходу в поле – без телефона. Принятый в русской армии индивидуальный метод подготовки стрелка был забыт, …правила изготовки к заряжанию разъясняли сразу целой шеренге… Традиции русской армии, где «на всех занятиях жучили лихо, закаливали, муштровали, тянули, отшлифовывали», и здесь были утрачены начисто»;

«Любопытно… просмотреть стенограмму совещания при ЦК ВКП(б) 14–17 апреля 1940 года, на котором обсуждался опыт боев в Финляндии. Все, на что один за другим жалуются его участники-фронтовики: патологическое пренебрежение разведкой и охранением флангов, неумение командира управлять своим подразделением в бою, скученность боевых порядков атакующей пехоты, ее неумение вести ближний бой, общая слабая подготовка отделений, взводов, рот, отсутствие должного взаимодействия с артиллерией и танками – все это, как видим, было присуще РККА и до ее «чистки», еще в 1935-м – начале 1937 года. Таким образом, вопреки утверждению Г.К. Жукова и общепринятому мнению, на выучку самого многочисленного рода войск – пехоты – 37-й год не повлиял»;

«Репрессированные в 37-м командиры были подготовлены сами и готовили войска так же плохо, как и те, кто пришел им на смену. И в низкой боеспособности Красной армии 1938–1941 годов виноват отнюдь не 37-й год»;

«…Корни катастрофы 41-го года уходят не в 37-й, а в 17-й! Именно тогда была сломана русская военная традиция вообще, и традиции обучения и воспитания солдата и офицера в частности»

 

Из директивы начальника Политуправления РККА Льва Мехлиса от 2 октября 1939 года:

«…Опыт боев [в сентябре 1939 г.] показал, что во многих частях имелись многочисленные и позорные случаи паники. Отдельные руководители вместо того, чтобы панику пресекать в корне, попадали под влияние паникеров. Это приводило к стрельбе по своим. Паника – худший враг во время войны. Разобрать в каждой части все случаи паники и заклеймить паникеров…

…Определить потери убитыми и ранеными, как во время боев, так и в результате неорганизованности и паники»

 

Маршал Семен Буденный:

 

«Мы подчас витаем в очень больших оперативно-стратегических масштабах, а чем мы будем оперировать, если рота не годится, взвод не годится, отделение не годится?»

 

Иосиф Сталин, из выступления перед партийными пропагандистами, 1938 год:

«…Бывают случаи, когда большевики сами будут нападать, если война справедливая, если обстановка подходящая, если условия благоприятствуют, сами начнут нападать. Они вовсе не против наступления, не против всякой войны. То, что мы кричим об обороне – это вуаль, вуаль. Все государства маскируются»

 

Лев Мехлис, начальник Политуправления РККА, из выступления на совещании по военной идеологии, май 1941 года:

«Наша война с капиталистическим миром будет войной справедливой, прогрессивной, Красная Армия будет действовать активно, добиваясь разгрома врага… и перенесения боевых действий на его территорию. Речь идет об активном действии и победе пролетариата и трудящихся капиталистических стран, об активном действии, когда инициатором справедливой войны выступит наше государство, РККА»

 

Михаил Мельтюхов, историк:

«5 мая 1941 г. на торжественном заседании по случаю выпуска слушателей военных академий с сорокаминутной речью выступил Сталин. Как вспоминает слушавший эту речь Н.Г. Лященко, в ней советский вождь «обрисовал международную обстановку, сказал о договоре 1939 г., о том, что СССР осуждает агрессивные акты Германии… Затем Сталин сказал, что война с Гитлером неизбежна, и если В.М. Молотов и наркомат иностранных дел сумеют оттянуть начало войны на два-три месяца – это наше счастье. «Поезжайте в войска, – закончил свою речь Сталин, – принимайте все меры к повышению их боеготовности».

Это воспоминание интересно сопоставить с рассказом Г.К. Жукова, занимавшего в то время пост начальника Генштаба. 12 июня 1941 г. он и нарком обороны С.К. Тимошенко просили Сталина разрешить привести войска западных приграничных округов в полную боевую готовность. Отклоняя эту просьбы, вождь объяснил, что «для ведения большой войны с нами немцам, во-первых, нужна нефть и они должны сначала завоевать ее, а во-вторых, им необходимо ликвидировать Западный фронт, высадиться в Англии или заключить с ней мир». Для большей убедительности Сталин подошел к карте и, показав на Ближний Восток, заявил: «Вот куда они (немцы) пойдут». Поскольку Сталин не опасался германского нападения в 1941 г., то возникает вопрос, какую «неизбежную» войну он собирался оттягивать на два-три месяца?  …

Молотов считал: «Время упустили. Опередил нас Гитлер!». В чем, спрашивается, опередил? …

В конце мая – начале июня 1941 г. был издан огромным тиражом и отправлен в западные приграничные военные округа «Русско-немецкий разговорник для бойца и младшего командира»

 

Из статьи Владимира Потемкина, заместителя наркома иностранных дел СССР, 1939 год:

«Фронт второй империалистической войны все расширяется. В него втягивается один народ за другим. Человечество идет к великим битвам, которые развяжут мировую революцию… Конец этой второй войны ознаменуется окончательным разгромом старого капиталистического мира… Между двумя жерновами – Советским Союзом, грозно поднявшимся во весь свой исполинский рост, и несокрушимой стеной революционной демократии, восставшей ему на помощь, – в пыль и прах обращены будут остатки капиталистической системы»

 

Михаил Калинин, председатель ВЦИК, май 1941 года:

 

«Капиталистический мир полон вопиющих мерзостей, которые могут быть уничтожены только каленым железом священной войны»

 

 

Газета «Правда», 1 января 1941 года:

«Велика наша страна: самому земному шару нужно вращаться несколько часов, чтобы вся огромная наша советская страна вступила в новый год своих побед. Будет время, когда ему потребуется для этого не девять часов, а круглые сутки… И кто знает, где придется нам встречать новый год через пять, через десять лет: по какому поясу, на каком новом советском меридиане?»

 

Михаил Мельтюхов, историк:

«Япония была заинтересована в нейтралитете СССР на период войны на Тихом океане. Советский Союз, в свою очередь, был заинтересован в отвлечении внимания Англии и США от европейских проблем и в нейтралитете Японии на период разгрома Германии и «освобождения» Европы от капитализма. …Советско-японский договор [от 13 апреля 1941 г.] должен был сыграть для Дальнего Востока ту же роль, какую сыграл для Европы советско-германский пакт о ненападении, а главное – он должен был обеспечить советскому руководству свободу рук в Европе»

 

Иосиф Сталин, из речи перед выпускниками военных  училищ, 5 мая 1941 года:

«Мирная политика дело хорошее. Мы до поры до времени проводили линию на оборону – до тех пор, пока не перевооружили нашу армию, не снабдили армию современными средствами борьбы. А теперь, когда мы нашу армию реконструировали, насытили техникой для современного боя, когда мы стали сильны, – теперь надо перейти от обороны к наступлению. Проводя оборону нашей страны, мы обязаны действовать наступательным образом. От обороны перейти к военной политике наступательных действий. Нам необходимо перестроить наше воспитание, нашу пропаганду, агитацию, нашу печать в наступательном духе. Красная армия есть современная армия, а современная армия – армия наступательная»

 

Всеволод Вишневский, писатель, из дневниковой записи, май 1941 года:

 

«Речь огромного значения… Впереди наш поход на Запад. Впереди возможности, о которых мы мечтали давно»

 

 

Георгий Федотов, историк, философ, 1938 год:

«Иллюзии двигают миром? Да, бесспорно. Но на его погибель. Сейчас, куда ни посмотришь, видишь марширующие миллионы, готовые поджечь мир с четырех концов и уже начавших грандиозное разрушение во имя соблазнительной и лживой мечты. Они все в бреду великих иллюзий, во власти мании величия»

 

 

Майор А. Самойлов, из выступления на совещании по военной идеологии, март 1941 года:

«Ведь когда-то наши командиры займут в мире положение британских офицеров. Так должно быть и так будет. Мы будем учить весь мир… Мне приходилось сталкиваться с обывательским, социал-демократическим, пацифистским пониманием нашей политики мира… У нас слишком много мирных настроений. Нет особой любви к спорту, строю, к оружию. Между тем вся современная обстановка требует, чтобы наш народ и наши бойцы были людьми воинственными… Товарищи, мы по самому существу нашего строя и по своему историческому призванию должны уметь воевать и любить военное дело»

 

Из воспоминаний драматурга Александра Володина:

«Тогда еще не было в армии ни дедовщины, ни самоубийств. Но было другое. Не отпускали из армии даже после того, как отслужишь положенное. «Ты сколько служишь?» – «Три года. А ты?» – «Четыре года. А ты сколько?» – «Пять лет». И непонятно было, это что, на всю жизнь – казарма? Нас копили, пока война не начнется…

Нас копили, копили, пока война не начнется. Она началась совершенно неожиданно. В тот день нас повели строем смотреть кино в Доме Красной армии под Полоцком, где мы служили. А я тихонько остался за воротами, чтобы посмотреть на женщин. Посмотреть, как они стучат каблучками. Сколько я их тогда увидел! Как они все были прекрасны! Так на всю жизнь у меня и осталось. И вдруг вываливается из Дома Красной армии наше подразделение, все обнимаются, целуются, кричат. Я к ним: «Что случилось, что?» Они счастливые: «Ты что, не слышал? Там объявили – война!»

Боже мой, война, какое счастье! Наконец-то свобода! Две недели, мы кого-то побеждаем, захватываем. Потом армия не нужна, нас демобилизуют. А до этого еще дороги туда – на Запад. Мы идем этими дорогами. Потом возвращаемся домой. Это было такое счастье! Мы шли по городу Полоцку, пели песни и смотрели на женщин, которые стояли у дверей и плакали. Ну, думаю, дуры! Мы орем на политрука: «Да Буденный уже взял Варшаву, Ворошилов подходит к Берлину, а мы-то когда?» – «Ладно, успеете, успеете…»

 

 

Соотношение сил на западной границе СССР 22 июня 1941 года:

Личный состав — 1 : 1,3

Орудия и минометы — 1,4 : 1

Самолеты — 2,2 : 1

Танки и штурмовые орудия — 3,6 : 1

 

 

ПЛАНЫ ГИТЛЕРА

 

Адольф Гитлер, июль 1940 года:

«…Надежда Англии – Россия и Америка. Если рухнут надежды на Россию, Америка также отпадет от Англии, так как разгром России будет иметь следствием невероятное усиление Японии в Восточной Азии»

Адольф Гитлер, из письма Муссолини 21 июня 1941 года:

«Разгром России будет для Германии большим облегчением. Тогда на Востоке необходимо будет оставить лишь 40 – 50 дивизий, численность сухопутной армии можно будет сократить и всю военную промышленность использовать для вооружения военно-воздушных и военно-морских сил. Затем необходимо будет создать надежное зенитное прикрытие и переместить важнейшие промышленные предприятия в безопасные районы. Тогда Германия будет неуязвима.

Гигантские пространства России таят в себе неисчислимые богатства. Германия должна экономически и политически овладеть этими пространствами, но не присоединять их к себе. Тем самым она будет располагать всеми возможностями для ведения в будущем борьбы против континентов, тогда никто больше не сможет ее разгромить. Когда эта операция будет проведена, Европа затаит дыхание»

 

Отто фон Бисмарк, канцлер Германии, 1888 год:

«Об этом [о нападении на Россию] можно было бы спорить в том случае, если бы такая война действительно могла привести к тому, что Россия была бы разгромлена. Но подобный результат даже и после самых блестящих побед лежит вне всякого вероятия. Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских… Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединятся друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути. Это неразрушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами и ограниченностью потребностей…»

 

Карл фон Рундштедт, генерал-фельдмаршал, май 1941 года:

 

«Война с Россией – бессмысленная затея, которая, на мой взгляд, не может иметь счастливого конца»

 

 

Михаил Мельтюхов, историк:

«…Все планирование «Восточного похода» было настолько авантюристичным, что невольно возникают сомнения, руководствовалось ли вообще германское военно-политическое руководство здравым смыслом. Во-первых, с самого начала было ясно, что разгром СССР в рамках краткосрочной молниеносной кампании неосуществим хотя бы в силу географических причин. Во-вторых, затяжная война на Востоке поставила бы Германию в ситуацию войны на два фронта, что означало бы ее неизбежное поражение. В-третьих,.. у Германии просто не было сил для разгрома Красной Армии. Если же еще учесть, в-четвертых, то, что советский военно-промышленный комплекс был гораздо более приспособлен для снабжения армии в ходе затяжной войны необходимой техникой, то весь «Восточный поход» нельзя расценить иначе как самоубийственную авантюру германского руководства»

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.