ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

Судьбы. Лидеры фельянов

в Без рубрики on 04.11.2017

 

Оноре Мирабо

1749-1791

Оноре Габриэль Рикетти, граф де Мирабо — порывистый, непокорный, своевольный, постоянно жаждавший знаний и упорный в труде — прожил бурную и беспорядочную жизнь, полную неожиданных поворотов. До тридцати лет он не вылезал из тюрем, куда его заключали по требованиям ненавидевшего его отца, но обуздать его так и не удалось.

Его темперамент и мощный интеллект, так ярко проявившиеся во время выборов в Генеральные штаты, позволил ему с небывалым триумфом пройти в депутаты от «третьего» сословия. И в Собрании он сразу занял лидирующее положение, — когда депутаты запутывались в какой-либо трудной проблеме, все взоры устремлялись на Мирабо, и он всегда находил выход.

Он был убежденным монархистом и приходил в отчаяние от «упертости» королевской семьи, от упорного ее нежелания признать, что со Старым порядком покончено и что ей нужно найти новые формы сосуществования с нацией. И Мирабо стал не только лидером Собрания, но и негласным главным министром королевского правительства, в десятках тайных докладов дававшего дельные советы королю, направлявшего его на путь сотрудничества с парламентом — он поддерживал власть короля, оставаясь верным революции. Но преобразовать Францию без крови, при сохранении стабильности Мирабо не успел — в апреле 1791 года он неожиданно умер.

Не случись этого, быть может, королевская семья, находившаяся под строгой охраной единомышленника Мирабо, Лафайета, не попыталась сбежать, и тем самым не открыла бы «ящик Пандоры», стоивший Франции, да и всей Европе, морей крови? Кто знает…

 

 

Жан Байи

1736-1793

Известный ученый-астроном, академик, до 55 лет занимавшийся исключительно наукой, во время всеобщего общественного возбуждения неожиданно, как всеми уважаемый человек, был избран депутатом Генеральных штатов от Парижа. Там он стал их президентом, а после преобразования их в Учредительное собрание был избран депутатами первым президентом этого первого французского парламента.  После взятия Бастилии был назначен мэром Парижа, и обязанности свои исполнял с неподкупной честностью. Вооруженный разгон сторонников республики с многочисленными жертвами сразу уронил авторитет Байи в глазах парижан — и он отказывается продолжать свою «революционную» карьеру. Отказавшись от должности столичного мэра он уехал в деревню подальше от Парижа. Но Париж его вспомнил в 1793 году. В разгар Большого террора он был якобинцами арестован, привезен в столицу, где ему отрубили голову.

 

Жильбер Лафайет

 

 

Антуан Барнав

1761-1793

К 1789 году Барнав уже получил известность как противник абсолютизма, как активный сторонник реформирования политической системы Франции. Избранный в Генеральный штаты, молодой адвокат сразу же оказался в гуще бурных, невиданных прежде событий и быстро оказался одним из наиболее популярных вождей начавшейся революции. Он был великолепным оратором, соперничать с которым мог только Мирабо («на важных заседаниях Национального Собрания оставляют всегда на десерт речь Барнава, и после него дебаты прекращаются»). Он был основателем Якобинского клуба, написал его устав, но когда в нем верх стали брать радикалы, Барнав  вышел из этого клуба, основав Клуб фельянов.

«В настоящий момент все должны чувствовать, что общий интерес заключается в том, чтобы революция остановилась. Те, которые потерпели от революции должны сказать себе, что невозможно заставить её повернуть обратно и что поэтому… ничего более не остается, как её укрепить; те же, которые революцию совершили и которые её хотели, должны признать, что она достигла своего предела и что благо и слава их родины требуют, чтобы она не продолжалась далее».

Когда в конце 1791 года, приняв Конституцию, Учредительное собрание завершило свою работу,»под занавес» был принят закон, запрещающий его депутатам избираться в новое Законодательное собрание. Барнав побывал на приеме у короля и уехал к себе в Гренобль, где отошел от политической деятельности. Но через полгода, когда после штурма королевского дворца, были найдены документы, говорившие о сотрудничестве Барнава с королевской семьей, его арестовали. Если за попытки Мирабо руководить королем его прах был выброшен из национального Пантеона, то Барнав оказался в руках новых правителей Франции живым. Его полтора года таскали по тюрьмам, пока не обезглавили в страшную осень Большого террора 1793 года.

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakte


Комментарии закрыты.