ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

«Вторая промышленная революция»

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Во второй половине 19-го века промышленная революция в евроамериканском мире продолжала развиваться. Следующий ее этап называют «Второй промышленной революцией», а время ее (1860-1913 годы) получило наименование «прекрасной эпохи» (Belle Époque).

Все началось с открытия способа массового получения дешевой стали. Английский инженер Генри Бессемер предложил продувать жидкий чугун сжатым воздухом, в результате чего хрупкий, ломкий чугун превращался в твердый и пластичный, легко подвергающийся обработке металл, изменяющий свои свойства в сплаве с определенными добавками — инженеры из самых разных отраслей получили в свои руки великолепный материал для осуществления многих своих планов. Чугунные рельсы железных дорог, которые раньше надо было менять каждые десять лет, стали тут же заменяться на стальные [стоимость перевозок при этом сразу уменьшилась более чем в 25 раз], повсюду через реки и впадины начали перекидывать стальные мосты, архитекторы получили возможность строить свои здания на стальных «скелетах» и за счет этого резко наращивать их этажность, оружейники, отказавшись от железа и обратившись к стали, создавали новые поколения артиллерийских орудий, стрелкового вооружения и брони, появились самые разнообразные металлорежущие станки, способные массово изготавливать детали различных механизмов и готовые изделия.

Зародилась нефтяная промышленность. Из нефти, добываемой в Пенсильвании, компания Рокфеллера начала вырабатывать керосин (1859), и керосиновые лампы, заменив лучины и свечи, осветили миллионы домов. Бензин, который первоначально был отходом при производстве керосина, стал топливом для изобретенных тогда же (1860) двигателей внутреннего сгорания. А в 1886 году немецкий изобретатель Карл Бенц запатентовал первую «самобеглую коляску» с бензиновым ДВС. Первый бензиновый автомобиль американца Генри Форда появился в 1896 году, а создав поточную, конвейерную линию изготовления автомобилей, он сделал свое детище дешевым, общедоступным. И «народный автомобиль» потянул за собой целую цепочку самых разнообразных нововведений — автомобильные дороги, заправки, отели, сети общественного питания, туризм со своим огромным и разнообразным сервисом.

Кто из тогдашних людей, привыкших к миру «вещественному», мог предположить, что одним из главных двигателей дальнейшей промышленной революции станет такая нематериальная, эфемерная субстанция, которую и руками-то пощупать нельзя — электричество, «игрушка» ученых типа Франклина, Кулона, Гальвани, Ампера, Ома, Максвелла, Фарадея? А электрический телеграф, вначале применявшийся на железных дорогах, в коммерции и военном деле, стал общераспространенным средством связи. В 1866 году был проложен первый долговечный трансатлантический телеграфный кабель из Европы в Америку. А в 1876 году был запатентован телефон.

В 1884 году появилось новое воплощение паровой машины — паровая турбина, которая превращала энергию пара в электроэнергию [с помощью паровой турбины до сих пор в мире производится около 90% электроэнергии]. К концу века был изобретен трансформатор, позволивший перебрасывать электроэнергию на огромные расстояния. А в конце этой энергетической «цепочки» был электродвигатель, преобразующий электрическую энергию обратно в механическую, приводящую в движение станки и приборы. Переданная по проводам универсальная — электрическая — энергия осветила посредством изобретенных тогда же электроламп города и заводы. При этом отдача от заводского оборудования увеличилась в разы, поскольку стало возможным использовать его в две и в три смены.

Электричество дало мощный толчок развитию химии и химической промышленности. А это дало возможность улучшать и разнообразить свойства стали путем введения в нее различных дотоле неизвестных добавок, открыло путь к массовому производству удобрений, резко повысивших урожаи в сельском хозяйстве.

Развернувшееся производство подстегнуло интерес к новым формам организации массового рабочего труда и управления производством (менеджмент). Упор был сделан на стандартизацию всех движений работающего на станках человека, на заинтересованность его в конечном результате коллективного труда. Эти исследования рабочих процессов позволили организовать конвейерное, поточное производство, резко повысившее производительность труда и снизившее стоимость товаров.  В менеджменте впервые появилось понятие «производственной карьеры», когда совсем молодых людей ставили на низшие управленческие должности, а затем повышали их в зависимости от проявленных способностей.

На этапе Второй промышленной революции сменился лидер мировой индустриальной гонки. «Мастерская мира» предыдущего столетия, Великобритания, была отодвинута на второе место вырвавшимися вперед Соединенными Штатами Америки. Страна, сбросившая с ног гирю рабства, росла, как на дрожжах, расширяясь, тяжко и творчески работая, на лету подхватывая все технологические новинки времени, придумывая и изобретая вещи, которые могли бы облегчить труд и жизнь людей, бывших в большом дефиците [за четверть века после окончания Гражданской войны было оформлено около полумиллиона патентов на изобретения]. Совсем еще недавно деревенская, захолустная Америка буквально на глазах превращалась в страну городскую, промышленную, динамичную, буквально захлебывающуюся от возможностей, которые открывали перед ней промышленная революция и свобода инициативы и предприимчивости [если по окончании Гражданской войны городов со 100-тысячным населением в США было всего десять, то через двадцать лет их было уже свыше полусотни. Причем, это были уже не прибрежные города, выросшие на торговле, а промышленные центры в глубине страны]. Такого потрясающего рывка во всех областях не совершала в мировой истории ни одна страна — ни до, ни после.

На этой мощной, массовой волне предпринимательства, давшей благосостояние миллионам семей, у наиболее успешных, вышедших из самых «низов» руководителей компаний в жесткой, часто жестокой конкурентной борьбе выросли огромные состояния, масштаб которых намного превосходит богатства современных «капитанов» экономики. Их имена — Рокфеллер, Карнеги, Мэллон, Дюпон, Морган — остались в истории.

Но в истории они остались не только потому, что были самыми богатыми людьми в мире. Их протестантская «закваска» дала себя знать и в том, как они распоряжались своими богатствами. На их предприятиях рабочие, инженеры, управляющие и они сами работали по 12 часов шесть дней в неделю без отпусков в очень напряженном ритме, из работников они выжимали все, на что те были способны. Но добываемые таким образом богатства тратились, в основном, не на роскошь. Это были времена слабого государства и небольших налогов, перераспределять общественное богатство через госбюджет пока было невозможно — и мультимиллиардеры добровольно взяли на себя роль спонсоров будущего Америки.

«Стальной король» Эндрю Карнеги сказал: «Человек, который умирает богатым, умирает опозоренным» — и в жизни последовал своим убеждениям в точности. Заработав в сталелитейном бизнесе более 130 миллиардов долларов (в пересчете на масштабы начала нашего века), он продал свою огромную промышленную империю, поставив перед собой задачу не менее грандиозную — потратить свое колоссальное богатство на благо общества. И ему это почти удалось — на некоммерческие проекты в самых разных областях он потратил около 110 миллиардов долларов, а оставшуюся сумму аккумулировал в созданном им Фонде Карнеги. Его наследие — три тысячи библиотек в США и по всему англоязычному миру, основанные им университеты и учебные институты, поддерживаемые до сих пор его Фондом общественные некоммерческие проекты на всех континентах.

Первый в мире миллиардер (состояние по современным масштабам более 300 миллиардов) выходец из очень бедной баптистской семьи Джон Рокфеллер положил себе  всю жизнь выплачивать «десятину» (10% от ежегодных доходов) своей Баптистской церкви. Он роздал на различные некоммерческие образовательные и исследовательские проекты большую часть своего состояния. Фонд Рокфеллера своими деньгами поддерживает медицину, исследования обществоведов, культуру, сельскохозяйственные науки на протяжении шести поколений этой семьи. То же самое можно рассказать практически обо всех успешных предпринимателях поры Второй промышленной революции в США.

Первое поколение сверхбогатых людей Америки заложило основы поведения высших классов общества, традиция соблюдать которые жива и сегодня.

В Англии не появилось такого слоя сверхбогачей, как в США, однако в неписанном, но строго соблюдаемом «кодексе джентльмена» благотворительность стояла на одном из первых мест. А Вторая промышленная революция предоставляла к этому большие возможности.

В меньших масштабах, но те же самые изменения происходили и в странах Старого света. В Европе это был период ускоренного технического прогресса, экономических успехов, мира в политических отношениях, расцвета культуры. Это были десятилетия автомобилестроения и воздухоплавания, успехов естественных наук, новейших технологий и медицины, становления новых направлений в гуманитарных науках, роста общественного богатства и частного благосостояния, время стремительно расширяющихся возможностей. Все чувствовали, что начинается какая-то новая жизнь, проблемы и противоречия которой вполне по силам разрешить людям, вооруженным современной наукой и технологиями.

Эта «прекрасная эпоха» Европы оборвалась с первыми залпами Первой мировой войны…

 

 

Опубликовать:


Комментарии закрыты.