ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

Война за независимость испанских колоний в Америке

в Без рубрики on 24.04.2017

 

На рубеже 16-го века испанские мореплаватели открыли Америку, разгромили существовавшие там государства, и испанская корона объявила все земли от современной Мексики до мыса Горн своей собственностью (только Бразилия досталась Португалии). И с тех пор три века Испания выкачивала из Южной Америки все, что могло ей пригодиться для ее европейских дел.

А нужны были, прежде всего, драгоценные металлы, из которых чеканились полновесные монеты. Был отлажен маршрут между заокеанскими владениями и Испанией, по которому через Атлантику потянулись караваны тяжелых кораблей с добычей, захваченной на руинах индейских цивилизаций, потом — с серебром и золотом, добытым руками порабощенных аборигенов на богатых южноамериканских рудниках. И испанские монархи из королевского дома Габсбургов очень быстро стали самыми богатыми людьми Европы, а окраинная, провинциальная Испания — самой мощной державой Старого света.

Продолжалось это, однако, не слишком долго. С Испанией произошло то, что обычно случается со странами, богатство которых не было заработано своими руками, а неожиданно сваливалось извне, в результате стечения исторических обстоятельств. Набранные на «американские» деньги армии в ходе борьбы за европейское господство, в конечном итоге, потерпели неудачу — гибель Непобедимой Армады у берегов Англии, провал в многолетней, изнурительной войне с восставшими Нидерландами, фактическая неудача в Тридцатилетней войне, решительный отпор со стороны Франции к концу 18 века поставили Испанию в положение, которого она на самом деле заслуживала — малонаселенной, слаборазвитой страны с разоренным сельским хозяйством и задавленным непомерными налогами ремесленным производством, наиболее активные люди которой покинули родину в поисках лучшей доли за океаном. И когда Наполеон вторгся в ее пределы и заставил ее короля отречься от престола, Испании пришел черед расставаться и с американскими колониями.

Восстания, начавшиеся в 1810 году повсеместно во многих испанских колониях в Латинской Америке [Латинской Америкой до сих пор называют американские страны, в которых говорят на испанском и португальском языках, произошедших от римской латыни], выросли из того напряжения, которое постепенно нарастало во взаимоотношениях между местными жителями и испанской администрацией. Обезземеленные коренные обитатели Америки, индейцы, черные рабы, привезенные сюда для работы на плантациях из Африки составляли фон всеобщего недовольства. Но решающим стал конфликт между испанцами и креолами.

Креолами называли потомков тех испанцев, которые уже очень давно переселились в Америку, утратили связи с Испанией и не представляли для себя жизни вне Америки. Их высокомерно третировали приплывавшие из метрополии чиновники, управлявшие всеми делами колоний — власть в южноамериканских владениях принадлежала только и исключительно сменявшим друг друга управителям, присылаемым из Испании. Колониям дозволено было торговать только с Испанией, всякие же сношения с другими государствами были запрещены.

Сначала глухое брожение вырвалось наружу весной 1810 года в Аргентине [этих современных наименований латиноамериканских стран на картах еще не было, так что, упоминаемые здесь названия употребляются лишь для большей ясности], где был свергнут испанский вице-король. А осенью того же года в Мексике вспыхнуло настоящее восстание. Популярный католический священник Мигель Идальго ударил в колокол церкви, и вместо проповеди прихожане услышали призыв браться за оружие и взять судьбу Мексики в собственные руки [каждый год накануне Дня Независимости мексиканский президент под возгласы «Да здравствует Мексика!» звонит в тот же колокол, висящий сейчас в президентском дворце]. В южных колониях во главе антииспанского движения встали военные.

Практически все лидеры освободительного движения Южной Америки — от священников до генералов — были людьми, впитавшими европейскую культуру и демократический, либеральный образ мыслей того времени. В их воззваниях и программных документах уже и речи не было о наследственных монархиях, провозглашалось народовластие и объявлялось о свободах людей во всех областях жизни.

Войны за освобождение были тяжелыми, длились с переменным успехом многие годы. К 1815 году испанцам, казалось, удалось подавить восстания во всех своих американских колониях, но политическая анархия, воцарившаяся в метрополии, практически непрекращающаяся гражданская война окончательно обессилили Испанию. К 1825 году испанские войска по всей Латинской Америке потерпели поражения. В новых независимых государствах были отменены наиболее ненавистные повинности населения и рабство, стерта память о дворянских титулах и привилегиях, везде установился республиканский строй.

Но это было только начало «крестного пути» континента. История латиноамериканских стран была бурной, страстной, наполненной ожесточенной борьбой недолговечных и постоянно раскалывающихся и распадающихся партий, гражданских войн и военных переворотов, беспощадных расправ с противниками. И что самое удивительное, — все это бурление, повторявшееся вновь, вновь и вновь, не имело каких-либо видимых последствий. И лишь на рубеже нашего века некоторые латиноамериканские страны начали разрывать этот порочный круг, выкарабкиваясь из болота «третьего мира».

Американский спор о свободе

 

 

Опубликовать:


Комментарии закрыты.