ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

СУДЬИ

в Без рубрики on 04.09.2016

 

Глава 1

Большая война была окончена, но борьба израильтян с ханаанейскими племенами еще долго продолжалась в каждом уделе. Наибольшей ожесточенностью отличались войны Иудина колена (оно объединилось с коленом Симеона). Вот описание одного из эпизодов войны на юге:

«Адони-Везек побежал; но они погнались за ним, и поймали его, и отсекли большие пальцы на руках его и на ногах его.

Тогда сказал Адони-Везек: семьдесят царей с отсеченными на руках и на ногах их большими пальцами собирали крохи под столом моим; как делал я, так и мне воздал Бог. И привели его в Иерусалим, и он умер там.

И воевали сыны Иудины против Иерусалима, и взяли его, и поразили его мечем, и город предали огню».

 

Глава 2

Как ни настаивал Бог на полном очищении земли обетованной от живших там племен, израильтяне сделать этого так и не смогли. Военная сила ханаанеев была сломлена, но население не было изгнано и осталось жить среди израильтян. Видя такое нарушение завета, Бог решил:

«И Я не стану уже изгонять от них ни одного из тех народов, которых оставил Иисус, когда умирал, — чтобы искушать ими Израиля: станут ли они держаться пути Господня и ходить по нему, как держались отцы их, или нет?»

Поколение евреев, видевшее чудеса Господни, сошло в могилы, а вера их сыновей и внуков оказалась некрепкой, — они предпочитали налаживать отношения с местными народами, перенимая, в том числе, и их верования и обряды.

«Оставили Господа, и стали служить Ваалу и Астартам.

И воспылал гнев Господень на Израиля, и предал их в руки грабителей, и грабили их…

Куда они ни пойдут, рука Господня везде была им во зло… И было им весьма тесно.

И воздвигал им Господь судей, которые спасали их от рук грабителей их; но и судей они не слушали, а ходили блудно вслед других богов…

Когда Господь воздвигал им судей, то сам Господь был с судьею и спасал их от врагов их во все дни судьи: ибо жалел их Господь, слыша стон их от угнетавших и притеснявших их.

Но как скоро умирал судья, они опять делали хуже отцов своих, уклоняясь к другим богам, служа им и поклоняясь им. Не отставали от дел своих и от стропотного пути своего».

 

Глава 3

Не раз израильтяне попадали под власть других племен, и лишь сплотившись вокруг вождя-судьи, они отстаивали свою независимость. На восемь лет они оказались порабощены месопотамским царем, — спас их судья Гофониил. И вновь, оставленные Богом, евреи вынуждены были служить моавитскому царю Еглону…

«Тогда возопили сыны Израилевы к Господу, и Господь воздвигнул им спасителя Аода, сына Геры, сына Иеминиева, который был левша. И послали сыны Израилевы с ним дары Еглону, царю Моавитскому.

Аод сделал себе меч с двумя остриями, длиною в локоть, и препоясал его под плащем своим к правому бедру.

И поднес дары Еглону, царю Моавитскому; Еглон же был человек очень тучный.

Когда поднес Аод все дары и проводил людей, принесших дары, то сам возвратился от истуканов, которые в Галгале, и сказал: у меня есть тайное слово до тебя, царь. Он сказал: тише! И вышли от него все стоявшие при нем.

Аод вошел к нему; он сидел в прохладной горнице, которая была у него отдельно. И сказал Аод: у меня есть до тебя слово Божие. Еглон встал со стула.

Аод простер левую руку свою, и взял меч с правого бедра своего, и вонзил его в чрево его, так, что вошла за острием и рукоять, и тук закрыл острие; ибо Аод не вынул меча из чрева его, и он прошел в задние части.

И вышел Аод в преддверие, и затворил за собой двери горницы и замкнул.

Когда он вышел, рабы Еглона пришли, и видят, вот, двери горницы замкнуты, и говорят: верно он для нужды в прохладной комнате.

Ждали довольно долго, но видя, что никто не отпирает дверей горницы, взяли ключ и отперли, и вот, господин их лежит на земле мертвый».

Аод сумел благополучно вернуться к своим и возглавил атаку израильтян, принесшую им полную победу.

Следующий судья, Самегар, возглавил отпор первому натиску филистимлян.

 

Главы 4-5

За новые грехи евреи попали под власть одного из ханаанских вождей.  Борьбу за независимость возглавила пророчица-судья Девора. Нападение на врагов было успешным, они были обращены в бегство. Их военачальник, Сисара попытался укрыться у союзного рода:

«Сисара же убежал пеший в шатер Иаили, жены Хевера Кенеанина…

И вышла Иаиль на встречу Сисаре, и сказала ему: зайди, господин мой, зайди ко мне, не бойся. Он зашел к ней в шатер, и она покрыла его ковром.

Сисара сказал ей: дай мне немного воды напиться, я пить хочу. Она развязала мех с молоком, и напоила его, и опять покрыла его.

Сисара сказал ей: стань у дверей шатра, и если кто придет и спросит у тебя и скажет: «нет ли здесь кого?» ты скажи: «нет».

Иаиль, жена Хеверова, взяла кол от шатра, и взяла молот в руку свою, и подошла к нему тихонько, и вонзила кол в висок его так, что приколола к земле; а он спал от усталости, и умер».

Глава 5

Девора сложила в честь этой победы торжественную песнь:

«Не стало обитателей в селениях у Израиля, не стало, доколе не восстала я, Девора, доколе не восстала я, мать в Израиле.

Избрали новых богов, оттого война у ворот. …

В окно выглядывает и вопит мать Сисарина сквозь решетку: что долго не идет конница его, что медлят колеса колесниц его?

Умные из ее женщин отвечают ей, и сама она отвечает на слова свои: верно, они нашли, делят добычу, по девице, по две девицы на каждого воина; в добычу полученная разноцветная одежда, вышитая с обеих сторон, снятая с плеч пленника.

Так да погибнут все враги Твои, Господи! Любящие же Его да будут как солнце, восходящее во всей силе своей!»

 

Главы 6-8

Прошло некоторое время, и вновь отпавшие от Бога израильтяне в очередной раз испытали бедствия чужеземного нашествия (на этот раз это были племена медианитян). Для защиты Своего народа Господь избрал нового судью — Гедеона.

Когда Бог явился к Гедеону с повелением избавить народ от врагов, тот взмолился:

«…Господи! Как спасу я Израиля? Вот и племя мое в колене Манассиином самое бедное, и я в доме отца моего самый младший.

И сказал ему Господь: Я буду с тобою, и ты поразишь Мадианитян…»

Но неуверенный в себе Гедеон еще трижды испросил у Бога верных знамений — знаков того, что он действительно стал Божьим избранником.

Новый судья сумел собрать вокруг себя готовых сражаться воинов, однако их множество Господу оказалось неугодным:

«…Народа с тобою слишком много, не могу Я предать Мадианитян в руки их, чтобы не возгордился Израиль предо Мною и не сказал: «моя рука спасла меня».

Итак провозгласи вслух народа и скажи: «кто боязлив и робок, тот пусть возвратится и пойдет назад…». И возвратилось народа двадцать две тысячи, а десять тысяч осталось.

И сказал Господь Гедеону: все еще много народа; веди их к воде, там Я выберу их тебе. …

Он привел народ к воде. И сказал Господь Гедеону: кто будет локать воду языком своим, как локает пес, того ставь особо, также и тех всех, которые будут наклоняться на колена свои и пить.

И было число локавших ртом своим с руки триста человек…

И сказал Господь Гедеону: тремя стами локавших Я спасу вас и предам Медианитян в руки ваши, а весь народ пусть идет, каждый в свое место».

Ночью Гедеон пробрался в лагерь врагов и услышал там рассказ одного из воинов о своем сне: круглый ячменный хлеб катился по лагерю и, ударившись о шатер, опрокинул его. Собеседник сновидца увидел в этом видении предсказание завтрашнего поражения от израильтян («это не что иное, как меч Гедеона»). Ободренный судья, вернувшись в свой стан, той же ночью поднял своих воинов, разделил их на три сотни и повел к лагерю мадианитян. В руках у них были трубы, пустые кувшины и светильники. Главным их оружием должен был стать в этой ночной атаке страх их врагов.

«И затрубили все три отряда трубами, и разбили кувшины, и держали в левой руке своей светильники, а в правой руке трубы, и трубили, и кричали: «Меч Господа и Гедеона!»

И стоял всякий на своем месте вокруг стана; и стали бегать во всем стане, и кричали, и обратились в бегство».

 

Преследуя бежавших врагов, отряд израильтян, усталых и голодных, проходил через город Сокхоф. Гедеон попросил о помощи:

«И сказал он жителям Сокхофа: дайте хлеба народу, который идет за мною; они утомились, а я преследую Зевея и Салмана, царей Мадиамских.

Князья Сокхофа сказали: разве рука Зевея и Салмана уже в твоей руке, чтобы нам войску твоему давать хлеб?

И сказал Гедеон: за это, когда предаст Господь Зевея и Салмана в руки мои, я растерзаю тело ваше терновником пустынным и молотильными зубчатыми досками».

Отказался помочь освободителям и следующий город, Пенуэл. Новое внезапное нападение горстки иудеев на все еще многочисленных врагов завершилось полным разгромом. На обратном пути Гедеон жестоко покарал города, отказавшие ему в помощи.

Гедеон был первым, кому израильтяне предложили стать их царем («владей нами ты и сын твой и сын сына твоего»). Но Гедеон отказался, сказав, что народом может владеть только Господь.

 

Глава 9

Гедеон жил и умер в Сихеме. После него осталось семьдесят сыновей от многочисленных жен и еще один сын от рабыни из местных жителей, Авимелех. После смерти отца Авимелех сумел добиться поддержки сихемцев. Он ворвался в дом к сводным братьям вместе со своими сторонниками (людьми «праздными и своевольными») и убил их всех «на одном камне». Сихемцы после этого признали Авимелеха своим царем.

Единственный спасшийся сын Гедеонов, Иофам, узнав о воцарении братоубийцы, взошел на гору, возвышавшуюся над городом, и прокричал Сихему притчу:

«Пошли некогда дерева помазать над собою царя, и сказали маслине: царствуй над нами.

Маслина сказала им: оставлю ли я тук мой, которым чествуют богов и людей, и пойду ли скитаться по деревам?

И сказали дерева смоковнице: иди ты, царствуй над нами.

Смоковница сказала им: оставлю ли я сладость мою и хороший плод мой, и пойду ли скитаться по деревам?

И сказали дерева виноградной лозе: иди ты, царствуй над нами.

Виноградная лоза сказала им: оставлю ли я сок мой, который веселит богов и человеков, и пойду ли скитаться по деревам?

Наконец сказали все дерева терновнику: иди ты, царствуй над нами.

Терновник сказал деревам: если вы по истине поставляете меня царем над собою, то идите, покойтесь под тенью моею; если же нет, то выйдет огонь из терновника и пожжет кедры Ливанские».

Предупреждение это оказалось вещим. Через три года отношения сихемцев и Авимелеха испортились. Город отказался подчиняться своему «царю», а тот собрал войско, напал на Сихем и сжег его дотла, пепелище же посыпал солью. Но кара ждала и его:

«Потом пошел Авимелех в Тевец, и осадил Тевец и сжег его.

Среди города была крепкая башня, и убежали туда все мужчины и женщины и все жители города, и заперлись и взошли на кровлю башни.

Авимелех пришел к башне и окружил ее, и подошел к дверям башни, чтобы сжечь ее огнем.

Тогда одна женщина бросила обломок жернова на голову Авимелеху, и проломила ему череп.

 

Авимелех тотчас призвал отрока, оруженосца своего, и сказал ему: обнажи меч твой и умертви меня, чтобы не сказали обо мне: «женщина убила его». И пронзил его отрок его, и он умер.

Израильтяне, видя, что умер Авимелех, пошли каждый в свое место».

 

Главы 10-11

И вновь люди избранного народа отпали от Бога и стали поклоняться чужим идолам. И снова израильтяне подпали под иго соседних племен, аммонитян. Независимость сумели сохранить лишь те колена, которые жили за Иорданом. Когда же аммонитяне перешли реку и напали на колена Иудино, Вениаминово и Ефремово, возникла реальная опасность исчезновения всего народа. Вспомнили израильтяне Бога, воззвали к Нему, но получили в ответ:

«А вы оставили Меня, и стали служить другим богам: за то Я не буду уже спасать вас.

Пойдите, взывайте к богам, которых вы избрали, пусть они спасают вас в тесное для вас время».

 

Но искреннее покаяние народа смягчило Господа и он избрал для спасения Его людей нового судью — Иефая.

Иефай был незаконным сыном своего отца, рожденным от блудницы. Братья изгнали его из отцовского дома, и он, судя по всему, жил разбоем. Но в тяжелые времена такой человек оказался нужным своему народу. Старейшины пригласили его стать вождем войска и поклялись, что и с наступлением мира останется он «начальником».

Накануне решающей битвы Иефай дал Господу обет: за дарованную ему победу он отдаст в жертву всесожжения первого, кто выйдет к нему из ворот его дома. Победа была одержана.

«И пришел Иефай в Массифу в дом свой, и вот, дочь его выходит на встречу ему с тимпанами и ликами: она была у него только одна…

Когда он увидел его, разодрал одежду свою и сказал: ах, дочь моя! Ты сразила меня; и ты в числе нарушителей покоя моего! Я отверз о тебе уста мои пред Господом, и не могу отречься.

Она сказала ему: отец мой! Ты отверз уста твои пред Господом, — и делай со мною то, что произнесли уста твои…

И сказала отцу своему: сделай мне только вот что: отпусти меня на два месяца; я пойду, взойду на горы, и оплачу девство мое с подругами моими.

Он сказал: пойди. …

По прошествии двух месяцев, она воротилась к отцу своему, и он совершил над нею обет свой, который дал…»

 

Глава 12

Вскоре у Иефая возникла распря с коленом Ефремовым. В вооруженном столкновении ефремляне потерпели поражение, и люди Иефая заняли переправу через Иордан.

«…И когда кто из уцелевших Ефремлян говорил: «позвольте мне переправиться», то жители Галаадские говорили ему: «не Ефремлянин ли ты?» Он говорил: «нет».

Они говорили ему: «скажи шибболет», а он говорил: «сибболет», и не мог иначе выговорить. Тогда они, взяв его, закалали у переправы через Иордан».

 

Главы 13-16

Народ, расселившийся на большом пространстве среди чужих племен, не отстаивал свою особость и веру и тем самым нарушал древний завет. Ослабевший, он подвергся новому нападению и на сорок лет подпал под власть филистимлян. Для борьбы с ними Бог «воздвигнул» в колене Дановом нового судью — Самсона.

О предстоящем рождении такого сына будущей его матери возвестил Ангел Господень.

«…Ты зачнешь и родишь сына, и бритва не коснется головы его, потому что от самого чрева младенец сей будет назорей Божий, и он начнет спасать Израиля от руки Филистимлян».

Когда в честь этой вести была принесена жертва, Ангел в человеческом облике поднялся в небеса в жертвенном огне.

Самсон вырос могучим силачом, но человеком добродушным и легковерным. Однажды в соседней филистимской деревне ему приглянулась девушка и он упросил родителей просватать ее ему. Когда ходили они свататься, по дороге напал на Самсона лев, и он разорвал зверя на части голыми руками. Когда же через несколько дней они шли тем же путем на свадьбу, то Самсон обнаружил в туше льва поселившийся там пчелиный рой. По дороге он лакомился найденным медом и угощал родителей.

На свадебном пиру (а он должен был продолжаться целую неделю) Самсон загадал тридцати филистимлянам загадку. По условиям, они должны были разгадать ее за семь дней, а не отгадают — отдадут Самсону свою одежду. Загадка была такая:

«…Из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое».

Отчаявшись разгадать ее, филистимляне угрозами заставили невесту выведать ответ у Самсона.

«И в седьмый день до захождения солнечного сказали ему граждане: что слаще меда, и что сильнее льва! Он сказал им: если бы вы не орали на моей телице, то не отгадали бы моей загадки.

И сошел на него Дух Господень, и пошел он в Аскалон, и, убив там тридцать человек, снял с них одежды, и отдал перемены платья их разгадавшим загадку. И воспылал гнев его, и ушел он в дом отца своего».

 

Через несколько дней, когда гнев утих, пришел Самсон к жене с подарком, но тут выяснилось, что отец ее выдал ее замуж за филистимлянина. Самсон решил отомстить.

Он наловил множество лисиц, привязал их друг к другу хвостами и подвязал к ним факелы — и пустил лисиц в готовые к жатве поля. Пострадавшие филистимляне в отместку сожгли его бывшую невесту и ее отца.

Самсон скрылся в горном ущелье. Ловить его филистимляне послали подвластных им евреев. Те нашли своего соплеменника, а он дал им себя связать и привести к врагам. Там он легко разорвал путы и, не имея оружия, схватил попавшуюся под руку ослиную челюсть и убил ею множество филистимлян.

Другой подвиг силы совершил он в Газе, где остался ночевать у блудницы. Жители этого филистимского города устроили ему засаду у городских ворот, но Самсон поднял ворота вместе с косяком и на плечах отнес их на вершину ближайшей горы.

После этого полюбил Самсон филистимлянку Далиду. За плату она взялась выведать для своих соплеменников, в чем сила Самсона и чем его можно связать, чтобы усмирить. Самсон как будто искренне отвечал на расспросы возлюбленной, но открываемые им способы связывания разными видами пут оказывались в итоге обманом. Наконец, Далида вынудила Самсона признаться:

«…Бритва не касалась головы моей; ибо я назорей Божий от чрева матери моей. Если же остричь меня, то отступит от меня сила моя…»

Далида остригла длинные косы Самсона, когда он спал у нее на коленях.

Филистимляне взяли потерявшего силу Самсона, выкололи ему глаза и заставили вращать жернов в доме узников. Шло время, и волосы на голове слепого Самсона постепенно отрастали…

Во время праздника в большом доме собралось множество филистимлян. У пирующих возникла идея позвать своего бессильного врага, чтобы над ним поиздеваться. Самсон нащупал столбы, державшие своды дома и воскликнул:

«Господи Боже! вспомни меня, и укрепи меня только теперь, о, Боже! чтобы мне в один раз отмстить Филистимлянам за два глаза мои.

И сдвинул Самсон с места два средних столба, на которых утвержден был дом, упершись в них, в один правою рукою своею, а в другой левою.

И сказал Самсон: умри, душа моя, с Филистимлянами! И уперся всею силою, и обрушился дом на владельцев и на весь народ, бывший в нем».

 

Главы 17-18

Некий израильтянин по имени Миха создал свой домашний дом Божий: изготовил необходимую утварь, сам посвятил сына в священники. Затем встретил бродившего по стране левита, предложил ему быть священником своего домашнего храма за плату, одежду и пропитание, — и тот согласился.

В это время колено Даново, будучи стеснено в своем уделе ханаанскими родами, стало искать место, где можно расселить часть своих людей. Такую территорию они нашли на севере, — народ, живший там «покойно»,  был «тих и беспечен», ни с кем не общался и не было над ним ничьей власти. Решено было ту землю захватить и расселиться в ней.

Шестьсот вооруженных мужчин по дороге в новую землю встали у ворот дома Михи и предложили священнику-левиту идти с ними, прихватив с собой все ритуальные предметы из домашнего храма. Левит радостно согласился. Миха, узнав о случившемся, с криком погнался за похитителями.

«Сыны Дановы оборотились, и сказали Михе: что тебе, что ты так кричишь?

Миха сказал: вы взяли богов моих, которых я сделал, и священника, и ушли; чего еще более? Как же вы говорите: «что тебе»?

Сыны Дановы сказали ему: молчи, чтобы мы не слышали голоса твоего; иначе некоторые из нас, рассердившись, нападут на вас, и ты погубишь себя и семейство твое.

И пошли сыны Дановы путем своим; Миха же, видя, что они сильнее его, пошел назад…»

Новая земля была легко завоевана и часть Данова колена расселилась в ней. Здесь было организовано местное святилище Господа с литым истуканом, отобранным у Михи, а священниками стали люди из колена Манассии.

 

Главы 19-21

В конце эпохи судей произошла история, чуть было не приведшая к уничтожению одного из колен Израилевых.

Один левит поссорился со своей наложницей, и она ушла от него к отцу, в другой город. Через некоторое время левит пошел в тот город, чтобы вернуть женщину домой. На обратном пути, они заночевали в городе колена Вениаминова в доме пригласившего их земляка. Ночью дом этот окружила толпа местных жителей и потребовала от хозяина выдать им пришельца:

«…Выведи человека, вошедшего в дом твой, мы познаем его. …

Тогда муж взял свою наложницу, и вывел к ним на улицу. Они познали ее, и ругались над нею всю ночь до утра. И отпустили ее при появлении зари.

И пришла женщина пред появлением зари, и упала у дверей дома.., и лежала до света.

Господин ее встал поутру, отворил двери дома, и вышел, чтоб идти в путь свой: и вот, наложница его лежит у дверей дома, и руки ее на пороге.

Он сказал ей: вставай, пойдем. Но ответа не было, потому что она умерла. Он положил ее на осла, встал и пошел в свое место.

Пришедши в дом свой, взял нож, и, взяв наложницу свою, разрезал ее по членам ее на двенадцать частей, и послал во все пределы Израилевы.

Всякий, видевший это, говорил: не бывало и не видано было подобного сему.., обратите внимание на это, посоветуйтесь и скажите».

Для решения этого дела сошлись представители всех колен Израилевых. После разбирательства они потребовали у вениамитян выдать для наказания виновников беззакония. Однако вместо этого колено Вениаминово стало готовиться к войне с соплеменниками. Соотношение сил было явно не в пользу преступного колена, но воины его были умелы и храбры, и сломить их сопротивление удалось только большой кровью. Разгромленные остатки войска вениамитян укрылись в горах. Города их были сожжены, а население истреблено.

Израильтяне в пылу гнева поклялись, что никто не отдаст своих дочерей в жены уцелевшим вениамитянам. Позже, однако, осознали они, что такая клятва обрекает целое колено Израиля на исчезновение. Совершить такое они были не вправе, поэтому были найдены обходные пути пополнения колена Вениаминова женщинами. Сначала обнаружили, что один из родов не принял участия в благословленной Богом войне, и было решено истребить в этом роду всех мужчин и женщин, а девушек отдать в жены вениамитянам. Обнаружилось, однако, что на всех сынов Вениаминовых жен не хватило, и им позволили похитить девушек из хороводов во время праздника в окрестностях одного города.

«В те дни не было царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось справедливым».

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.