ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

Судьба. Темучин, Чингиз-хан

в Без рубрики on 21.09.2016

 

Родившийся в глубине центральноазиатских степей 1162 году, Темучин вышел из чрева матери со сгустком крови в ладошке…

Девятилетним его сосватали одиннадцатилетней девочке из соседнего рода. Отец, глава кочевой семьи, оставил сына в семье невесты до совершеннолетия, чтобы они лучше узнали друг друга. На обратном пути он задержался на стоянке племени татар, где, судя по всему, был отравлен. Темучин остался в своей семье за старшего.

После смерти отца Темучина глава клана выгнал семью с насиженных мест, угнав весь принадлежавший ей скот. Несколько лет его вдовы с детьми жили в полной нищете, скитались в степях, питаясь кореньями и дичью.

Глава клана опасался подрастающего мстителя и напал на стойбище его семьи. Темучина поймали и забили шею в колодку — невозможно было самостоятельно ни поесть, ни попить, ни муху согнать с лица… Но пленник все же бежал и спрятался в маленьком озерце, погрузившись в воду, выставив на поверхность одни ноздри. Его заметил один из преследователей, но решил помочь Темучину. Когда погоня ускакала дальше, он дал измученному мальчишке коня, оружие и отправил домой. Вновь обретшая главу, семья перекочевала в другие места, где их не могли найти враги.

Темучин женился на своей нареченной Борте, родившей впоследствии ему четверых сыновей. В качестве приданого Борте принесла соболью шубу, которую Темучин тут же подарил побратиму своего отца Тоорилу, прося у того дружбы и поддержки. И он нашел поддержку у старого вождя — к нему постепенно стали стекаться нукеры (друзья, товарищи, дружинники), с которыми он занялся обычным промыслом багатуров — нападал на соседей, уводил их стада. Он отличался от остальных завоевателей тем, что в ходе сражений старался сохранить в живых как можно больше человек из числа противников, чтобы в дальнейшем привлечь их к себе на службу.

Еще мальчиком Темучин подружился со своим ровесником Джамухой из знатной семьи, который вскоре стал вождем своего племени. Они стали побратимами, обменявшись поясами и конями. Его-то Темучин и попросил о помощи, когда отчаянно в ней нуждался — во время его отсутствия старые его враги угнали к себе его беременную жену. В первом в своей жизни сражении (на территории совр. Бурятии) Темучин вместе со своими союзниками, Тоорилом и Джамухой,  победил.

После сражения Тоорил вернулся к себе, а Темучин и Джамуха остались жить вместе в одной орде. Но когда через год они разделились, многие воины Джамухи перешли к более удачливому Темучину, что посеяло у того первые ростки неприязни к другу.

Отделившись, Темучин принял на службу сына кузнеца Субэдэя, который позже стал самым способным его военачальником, прошел с ним путь от Северного Китая до среднеазиатского государства Хорезмшахов, а потом, при его внуке Бату, стал военным руководителем Западного похода монголов.

А Джамуха уже искал открытой ссоры… Когда его брат попытался угнать лошадиный табун с территории Темучина и при этом погиб, Джамуха выступил против своего побратима — и победил его в бою. Сильно охладели отношения и со стариком Тоорилом. Последней общей для союзников битвой стал разгром одного из кочевых ханов на Алтае. А когда они возвращались, дорогу им заступил крупный вражеский отряд. Битву решено было начать утром, но ночью Джамуха и Тоорил тайно ушли, надеясь на гибель оставленного ими Темучина. Тот, однако, спасся, покинув поле несостоявшегося боя, которое могло стать для него роковым. А враги стали преследовать не его, а Тоорила. Тот послал гонцов к Темучину с просьбой о помощи — и Темучин его спас, его нукеры наголову разгромили противника. Тоорил в благодарность завещал свой улус Темучину.

Тоорил и Темучин были вместе, когда окружающие их племена стали группироваться вокруг Джамухи. В одной из битв Темучина сильно ранило стрелой, его выхаживали всю ночь, а утром он пошел к пленным, чтобы выяснить, кто в него стрелял. Один из пленных признался, что это был он. И Темучин взял его в свой отряд. Позже тот удачливый стрелок стал одним из выдающихся монгольских военачальников — Темучин дал ему имя Джэбэ («Стрела»), под которым он и прославился во многих монгольских походах.

В 1202 году Темучин выступил против татар. Перед этим походом он отдал приказ, согласно которому под угрозой смертной казни категорически запрещалось захватывать добычу во время боя и преследовать неприятеля без приказа: начальники должны были делить захваченное имущество между воинами только по окончании боя. Жестокое сражение было выиграно, и на совете, собранном Темучином после битвы, было решено уничтожить всех татар, кроме детей ниже тележного колеса, как месть за убитых ими монголов (и за отца Темучина).

В своей последней битве старый Тоорил совершил последнюю в своей жизни ошибку, поддавшись уговорам своего сына, от всей души ненавидевшего Темучина за то, что отец всегда отдавал тому первенство — он встал в ряды его врагов. Битва была проиграна, отец и сын бежали и погибли безвестно… Джамуха после нескольких попыток поднять на Темучина племена попытался бежать, но был выдан Темучину своими же нукерами.

Темучин, следуя своему правилу «Самое суровое наказание — за предательство», казнил нукеров своего побратима и врага, а Джамухе предложил вернуться к старой дружбе. Но получил ответ: «Как в небе есть место лишь для одного солнца, так и в Монголии должен быть только один владыка». Джамуха попросил только одного — достойной смерти. И он получил ее — воины Темучина сломали ему хребет…

У Темучина не осталось соперников в восточной части Великой степи. Монголы были готовы появиться на арене мировой истории. В 1206 году вожди монгольских племен собрались на курултай, где Темучин был избран великим ханом с титулом Чингис-хан. Провозглашалось создание Великого монгольского государства. Всё устройство этого государства подчинялось главной цели — войне, войне за господство над всем миром.

Созданная Темучином-Чингиз-ханом Великая монгольская империя смела с лица земли великие и древние государства: Китайскую империю, государство Хорезмшахов, Багдадский халифат, Киевскую Русь. Монгольские конные тумены дошли до Польши и окрестностей Вены, вышли на берег Адриатического моря. Но она так и не стала Римской империей Азии — ее корневой народ был даже бесписьменным. Ее движение-расширение захватило множество гораздо более культурных народов, что помогло ей продержаться до 14 века, в котором произошло неизбежное. И теперь только музеи да названия улиц и площадей в редких городах современной Монголии напоминают о былом величии…

 

 

Опубликовать:


Комментарии закрыты.