ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РазговоР. Союз диктаторов и Новый порядок в Европе. 1939-1940 годы

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Тяжелая, больная тема.

Пора окончательно и совершенно определенно признать, что главной и первоочередной целью индустриализации СССР было для его руководства создание самого мощного в мире военного потенциала, и что целенаправленная подготовка к большой войне началась в нашей стране в момент разрушения НЭПа.

Давным-давно настало время во всей полноте оценить значение пакта Молотова – Риббентропа в цепи решений, повлекших за собой мировую войну. Пора признавать, что в планируемом вступлении СССР в европейскую войну Сталин намеревался быть отнюдь не обороняющейся стороной и что у него уже были для этого все необходимые военно-технические средства.

 

Признание перечисленных фактов делает гораздо более понятными мотивы грандиозных и кровавых преобразований в СССР в 30-е годы – не столько абстрактно-марксистские мечты и «верность идеалам», сколько очень трезвые, прагматичные цели. Власть, ее укоренение, стремление сделать ее необратимой – это гораздо жизненнее и понятнее, чем рассуждения о построенном социализме при многомиллионном ГУЛАГе или теоретизирование по поводу закономерностей «догоняющей модернизации». В таком контексте миролюбивая (без кавычек) внешняя политика СССР и его явно оборонительные военные мероприятия в течение 30-х годов уже не кажутся чужеродными в сочетании с целенаправленным зверством во внутренних преобразованиях.

 

Сложнейшую внешнеполитическую «многоходовку» 1939 года следует признать одной из самых блестящих и успешных комбинаций в истории внешней политики – но только, если признать ее целью не отодвинуть мифическую угрозу продолжения гитлеровской агрессии после разгрома Польши дальше на восток, а создать максимально благоприятные условия для экспансии СССР на запад.

 

Хватит осуждающе иронизировать над намерением советских военных воевать «малой кровью, могучим ударом» и обязательно на чужой территории – весь опыт Второй мировой войны показывает, что при тогдашнем соотношении оборонительных и наступательных возможностей войск решающее преимущество получала та сторона, которая изначально планировала боевые действия именно таким образом.

 

Не стоит и далее тиражировать «надежды Сталина» отодвинуть, а то и вовсе избежать военного столкновения с Германией, а признать, что предвоенное соотношение сил двух государств почти по всем параметрам отнюдь не давало оснований для подобных настроений в советском руководстве.

Стратегическая дезинформация хороша в свое время и по отношению к противнику, а не через столько десятилетий и в применении к самим себе.


 

Тема огромная, до предела насыщенная драматическими событиями и труднейшими, запутанными и далеко не решенными и по сей день проблемами. Вопросы, вставшие здесь перед нами, касаются лишь небольшой части реальной истории тех лет, а именно – советско-германским отношениям и их возможным перспективам.

 

Как долго могло сохраняться «стратегическое «сотрудничество» СССР и Германии? Можно ли было избежать военного столкновения между ними?»

Моделируя будущую эволюцию любых отношений, важно определить интересы и цели сегодняшних союзников (или противников).

ЧЛД дает достаточный материал для того, чтобы определить цели сталинского руководящего слоя СССР. Сложнее определять цели Гитлера, у которого было «семь пятниц на неделе» – здесь, скорее, можно отталкиваться от военных возможностей Германии. Но и здесь можно легко ошибиться, как ошибся и Сталин, явно не ожидавший самоубийственного безумия гитлеровского «Восточного похода» против многократно превосходящих сил Советского Союза.

Нам кажется, что надобность в «стратегическом сотрудничестве» с Гитлером для Сталина исчерпала себя после разгрома Франции и последующей германской оккупации большинства европейских стран. Мы думаем, что фюрер дорого бы дал, чтобы ему не пришлось использовать последний шанс сохранения своей европейской империи – нападение на СССР. У нас создалось впечатление, что Гитлер сделал все от него зависящее, чтобы осенью 1940 года «вдохнуть новый импульс» в мировое партнерство с Советским Союзом. Нам представляется, что Сталин (Молотов) на переговорах в Берлине отверг гитлеровские планы продолжения сотрудничества не из-за балканских или финских «мелочей», а потому, что вся деморализованная, разгромленная и покоренная нацистами Европа стала бы легкой добычей того, кто одним решительным ударом разбил бы одного-единственного противника. Нам так кажется. Впрочем, может быть, мы и неправы.

 

 

Может быть, у вас возникнут и другие соображения.


 

На какой максимально возможный вариант победы мог рассчитывать Гитлер в войне против СССР? На какой максимально возможный вариант победы мог рассчитывать Сталин в войне против Германии?

Мы задаем такие вопросы для того, чтобы вы понемножечку приучались соображать своими собственными головами, а не повторять бездумно всякие глупости или разделять иллюзии людей, обуреваемых разными маниями. Чтобы вы,  например, не принимали на веру утверждения, будто бы умница Наполеон намеревался завоевать Россию, а харизматический шулер А. Гитлер был в состоянии стереть с карты Евразии СССР (даже если ему поначалу и могло фантастически, неправдоподобно повезти).

Мы до сих пор подсознательно ужасаемся, что нацистская Германия действительно могла захватить и оккупировать СССР и организовать здесь наше и свое существование в соответствии с безумными фантазиями Гитлера, Гиммлера, Розенберга и прочей нацистской публики. И в то же время в наше подсознание никак не умещается мысль о том, что Советский Союз мог захватить всю Европу и организовать «им там» примерно такое же существование, которое установилось у нас к концу 30-х годов. А ведь второе было вполне выполнимо (по крайней мере, первоначально, как результат разгрома Германии), первое же было нереально даже технически.

Фронт у Сталинграда – это даже за пределами того максимума, на который могли рассчитывать немцы. И в этом далеко не только их заслуга…


 

Материал по этой теме мы собрали разнообразный, разноплановый.

Особый интерес представляют дневниковые записи самого, пожалуй, информированного и близкого к военно-политическому руководству писателя Всеволода Вишневского. Они поистине уникальны потому, что показывают тон, настрой и содержание частных или полуофициальных разговоров и ориентировок, которые звучали тогда «за закрытыми дверями».

Здесь все просто и определенно, без лукавых иносказаний. Историки еще долго будут спорить о рецептуре тех острых блюд, которые планировалось подавать на европейский и мировой стол, но зафиксированные писателем (с энтузиазмом) запахи сталинской кухни не оставляют сомнений в содержании меню.


 

Очень полезно будет более подробно познакомиться с приемами официозного вранья по поводу событий тех лет (а ведь они монопольно господствовали вплоть до конца 80-х годов, воспитывая наших дедов и отцов). В качестве его образчика приведен отрывок из книги маршала А. Василевского.

Возьмите, например, такой кусочек:

«Быстрое продвижение немецко-фашистских войск на восток, угроза захвата ими Западной Украины и Западной Белоруссии усилили стремление трудящихся этих областей к воссоединению с советскими союзными республиками и поставили перед Советским Союзом задачу оказать помощь братским народам. В середине сентября 1939 года Советское правительство, беря их под защиту, отдало приказ перейти границу и освободить Западную Украину и Западную Белоруссию. Берлин вынужден был согласиться на проведение демаркационной линии примерно на восточном рубеже польской этнографической территории».

Какая прелесть, какой богатый материал! Какой великолепный полигон для получения «умений и навыков», которые очень вам пригодятся для жизни в нашем современном, мягко выражаясь, разношерстном информационном пространстве!

 

Посмотрите документы, показывающие те же события глазами людей из «режиссерской группы», прекрасно представляющих себе, что происходит на самом деле (например, телеграммы в Берлин германского посла от 10 и 16 сентября 1939 года о его контактах  с Молотовым). Секретный протокол Пакта исключал всякую возможность угрозы захвата немцами Западной Украины и Западной Белоруссии. Об учете «стремления трудящихся этих областей к воссоединению с советскими союзными республиками» смешно и говорить (да и как бы его можно было выявить в той обстановке?).

 

 

Очень интересно последнее предложение анализируемых воспоминаний маршала:

«Берлин вынужден был согласиться на проведение демаркационной линии примерно на восточном рубеже польской этнографической территории».

По контексту получается, что наступающий вермахт неожиданно натолкнулся на линию советских войск и не осмелился продвигаться дальше на восток. Это, естественно, вранье (опровергаемое документально), но смысл у этой фразы все-таки есть – и очень важный. Какой?

Гитлер действительно «вынужден был» согласиться на то, что демаркационная линия была проведена по «линии Керзона», тогда, как он рассчитывал что к СССР отойдет б`ольшая территория Польши – включающая и участки, лежащие западнее этнографической границы (в этом случае Советскому Союзу грозил конфликт с Англией и Францией, который крепче привязал бы СССР к союзу с Германией).


 

Возникает, кстати, неожиданный вопрос: «В рассказе о событиях начала II Мировой войны – кого маршал видит главным врагом СССР?» – ответ не менее неожиданный: Англию и Францию

«Лондон и Париж перенесли свои надежды на Финляндию и стали настраивать ее против Советского Союза. Потерпели провал попытки Англии и Франции вовлечь в войну против СССР Эстонию, Латвию и Литву»

 

«Под давлением демократических сил правительства этих государств заключили осенью 1939 года договоры с СССР о взаимопомощи и о размещении советских воинских гарнизонов, аэродромов и военно-морских баз в отдельных местах Прибалтики. Тем самым был предотвращен захват в тот момент Германией этих малых государств…»

 

Что в этих фразах правда, а что – ложь? Здесь вновь потребуется вернуться к тексту Секретного протокола Пакта.


 

По поводу причин начала «Зимней войны» необходимо будет привлечь тот же документ, а в дополнение к нему — и здравый смысл (ну, хотя бы для того, чтобы не подозревать руководителей Финляндии в буйном помешательстве):

«Главный военный совет РККА рассмотрел вопросы боеготовности Советских Вооруженных Сил на случай возникновения спровоцированного Финляндией военного конфликта. …

По долгу службы я тоже имел прямое отношение к разработке плана контрудара. …

26 ноября 1939 года возле селения Майнила с финской стороны был открыт огонь по советским пограничникам. В последующие дни эти провокационные действия возобновлялись. 30 ноября части Красной Армии начали военные действия по отражению противника…»


 

Глобальные замыслы некоторых участников II Мировой войны позволяют перевести этот разговор в более общий план.

Любопытную и потенциально глубокую по смыслу «подстановку» можно разыграть, взяв за основу вопрос Петра Чаадаева столетней давности. В нем изменено только одно слово:

Думаете ли Вы, что для Европы и для самой Германии было бы полезно, чтобы эта последняя стала вершителем судеб мира?

Ответ на него вроде бы ясен. А если задать его так:

Думаете ли Вы, что для Европы и для самой Америки было бы полезно, чтобы эта последняя стала вершителем судеб мира?

Признаемся, что нам было бы очень интересно послушать ваши соображения по этому поводу. А далее зададим его так, как задал его в свое время сам Чаадаев:

«Думаете ли Вы, что для мира и для самой России было бы полезно, чтобы эта последняя стала вершителем судеб мира?»

Можно продолжить: А если в этом вопросе Германию, СССР, США заменить на Англию, Китай, Швецию, Саудовскую Аравию? – изменится ли ваше мнение?

 

Чувствуете, как у нас уже начинает маячить общий ответ, что вообще никто никому не должен со своими идеалами «навязываться»?

—————————

Но не будем торопиться с этим выводом… Давайте поиграем еще в один «перевертыш». За основу возьмем известный фрагмент выступления Молотова на сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 года:

«… В последнее время правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права народов против гитлеризма, причем английское правительство объявило, что будто бы для него целью войны против Германии является не больше и не меньше, как «уничтожение гитлеризма»… Но такого рода война не имеет для себя никакого оправдания. Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это – дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за «уничтожение гитлеризма», прикрываемая фальшивым флагом борьбы за «демократию»…»

На сегодняшний взгляд, высказывание, безусловно, скандальное, но – только если знать все то, что случится в самом ближайшем будущем…

 

А давайте изменим эту молотовскую цитату, взяв из нее суть, но изменив в ней «чуть-чуть»:

«Идеологию коммунизма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это – дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за «уничтожение коммунизма», прикрываемая фальшивым флагом борьбы за «демократию»…»

 

А можно еще и так:

«Идеологию либерализма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это – дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за «уничтожение либеральной демократии», прикрываемая фальшивым флагом борьбы за «величие нации»…»

 

Вопрос же, встающий в свете всех этих вариантов, – серьезнейший, острейший, жгучий. Сформулировать его можно примерно так:

«Все ли, что происходит внутри страны по воле большинства ее народа является сугубо внутренними делами этой страны и другие государства не должны в них вмешиваться? Может ли любой народ устанавливать в своей стране любые порядки, которые ему кажутся правильными, или существуют некие рамки, ограничивающие его суверенитет?»

Вынуждены сообщить вам, что ответа на этот вопрос не найдено до сих пор (а попытки того или иного его решения на практике оказывались крайне малоудачными). Но отвертеться от его решения никому не удастся, так что – думайте…

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.