ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РазговоР. Раскол Объединенных Наций

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Расстановка сил в мире после окончания Второй мировой войны резко изменилась.

Если с 1917 по 1939 год СССР был изолирован от большой мировой политики, о нем вообще мало что знали, то с окончанием войны он стал играть очень заметную роль во всех мировых делах. И на западной стороне после войны тоже произошли существенные перемены — до того принципиально пребывавшие в самоизоляции Соединенные Штаты также вышли на широкую мировую арену, став лидером западной цивилизации.

Как только стала спадать эйфория от Победы, западные страны начали ближе знакомиться со своим новым соседом, который оказался буквально на их пороге. И постепенно до них стало доходить, что это лишь другая разновидность тоталитаризма — не менее опасная, чем только что разгромленный нацизм, которая, не задумываясь, применит силу там, где считает, что военный перевес на ее стороне.

Но о распространении коммунистической системы на западные страны в СССР пока можно было лишь мечтать — страна была измотана, истощена до предела. Ставка на послевоенную популярность коммунистических партий, возглавляемых лидерами, взращенными в Коминтерне, также была малоперспективной — коммунистов быстро удалили из всех западных правительств, а в Западной Европе на базах НАТО появились американские войска, которые в зародыше подавили бы любое вооруженное коммунистическое выступление. Так что, единственным перспективным направлением экспансии был Дальний Восток, где были близко и советские войска, и новый союзник — ставший коммунистическим Китай. И полилась кровушка в Корее…

Так начиналось то, что тогда же получило название «холодной войны».


 

Обычно говорят, что это было противостояние и соревнование двух блоков, в котором должно было решиться — какая из «систем» станет определять будущее развитие человечества. Нам кажется, что это не совсем так. Запад рос и развивался по пути, начатом им очень и очень давно (с Древней Греции, с Римской империи, с приятия христианства, через Средневековье, Реформацию, Просвещение и так далее, вплоть до наших дней). Богатейший потенциал, лежащий в основе этой цивилизации, был неизмеримо ценнее и плодотворней того, что могли предложить ей и нацизм, и «коммунизм» (оба тоталитаризма вызывали интерес в западных странах лишь поначалу). Так что, степень воздействия на западное развитие со стороны коммунистической системы не стоит преувеличивать.

 

У «коммунистического лагеря», который пытался стать цивилизационной альтернативой западному «капитализму», в отличие от него, не было собственного «мотора», заставлявшего его не просто быть, расти, но и развиваться. Поэтому его существование было ограничено наличием природных и человеческих ресурсов. Когда они закончились — кончился и «коммунизм».

 

Западные фантасты моделировали ситуацию, пытаясь описать, что было бы, если бы Гитлер не решился воевать, и нацистская Германия так и осталась бы жить посреди Европы — но ее внутренняя политика оставалась бы прежней. Некоторые базовые черты внутренней политики, как и в реальности, перестают быть суверенным делом отдельной страны, — и гитлеровская Германия неизбежно оказалась бы изолированной от остального мира. И все те проблемы, которые постепенно накапливались к 1939-му году, продолжают свое развитие, без возможности «поправить» свои дела ограблением соседей. Постаревшие Гитлер и его ближайшие соратники постепенно уходят из жизни, режим шаг за шагом меняется, соблазны западного образа жизни становятся притягательней нацистских «идеалов» — и режим в какой-то момент разваливается окончательно.

Очень похожий сценарий того, что произошло на самом деле — только с СССР и его сателлитами. Но длилось это гораздо дольше, чем в случае с Германией — СССР понадобилось больше времени на то, чтобы до конца выработать свои природные и человеческие ресурсы.


 

Пока не будем задаваться вопросом “кто виноват”. Сначала спросим себя, была ли неизбежной «холодная война»? Был ли неизбежен «железный занавес», разделяющий две разные общественные системы, прекращающий общение людей в них друг с другом?

Давайте посмотрим.

 

Нам сейчас примерно известно, как работает «капиталистическая» система со свободным рынком товаров и рабочей силы. Приглядимся, как работала система «коммунистическая».

Она работала на «ручном управлении» — государство приказами устанавливало как зарплаты, так и цены на товары. Зарплаты устанавливались на минимальном уровне, гораздо более низком, чем цены на рабочую силу складывались бы на свободном рынке. Но при этом то же государство устанавливало и сильно заниженные цены на товары, которые покупало население — цены в торговле, в магазинах были гораздо ниже, чем могли бы быть при свободном рынке. Средства, которые государство экономило на зарплатах работникам, оно бросало в области, которые оно считало для себя наиболее важными — прежде всего, в военную область, на создание оружия. Именно этим объясняется тот факт, что, будучи гораздо беднее западного мира, «восточный блок» был способен долгое время поддерживать примерное равенство с ним в области вооружений.

Но что бы произошло, если б границы между этими двумя мирами были бы открытыми, «прозрачными»? Покупатели с запада, с доходами в разы превышающими зарплаты местных жителей, буквально опустошали бы прилавки «социалистических» магазинов! Система, продуманно выстроенная коммунистами, была рассчитана только на «своих», она работала только будучи закрыта от остального мира.

Именно поэтому западным державам в принципе было невозможно договориться с СССР о налаживании хозяйственной жизни Германии. Именно поэтому одностороннее решение западных стран-победительниц о введении западногерманской марки и начале экономических реформ на основе свободного рынка вызвало столь резкую реакцию СССР («берлинская блокада»). Тут никакого компромиссного решения быть не могло — либо одно, либо другое.


 

Ну, и несколько вопросов «по-существу»:

 

Почему Германии, Франции, Англии, давним соперницам, удалось в конце концов достичь исторического примирения, взаимного доверия и прочного союза, а отношения между СССР и США, странами, никогда ранее всерьез не конфликтовавшими, признавались с обеих сторон непримиримыми?

 

Почему традиционно настороженное отношение американцев к Англии или острый антиамериканизм в общественном мнении Франции не помешали этим странам сплотиться в противостоянии с СССР?

 

Возможно ли было историческое примирение «системы социализма» и «системы капитализма» или их противостояние могло разрешиться только поражением и исчезновением одного из соперников?

 

Мы знаем, как развивались мировые события в первые послевоенные годы, когда монополией на атомное оружие обладали США. Развивались бы события как-то иначе, если бы монополией на атомное оружие обладал Сталин?

 

С чем вы согласны и в чем не можете согласиться с  Черчиллем в его Фултонской речи?

С чем вы согласны и в чем не можете согласиться со Сталиным в его ответе на речь Черчилля в Фултоне?

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.