ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РазговоР. Победа антигитлеровской коалиции 1943–1945 годы

в Без рубрики on 24.04.2017

 

До сих пор необыкновенно волнующий российскую аудиторию вопрос:

Какой вклад в борьбу с германским блоком в ходе II мировой войны внесли: СССР? западные союзники?

Давайте смотреть.

Красная армия в боях на советско-германском фронте уничтожила ¾ сухопутных вооруженных сил гитлеровской Германии. Если бы СССР в этой войне оставался нейтральным, и берега западной Европы защищала хотя бы половина вооруженных сил Германии, любая попытка крупномасштабной высадки западных союзников была бы обречена, и цель сокрушения нацистского блока оставалась бы недостижимой на протяжении многих лет.

Единственное, что в силах были делать Англия и США без СССР, – это блокировать нацистскую империю с моря и суши и пресекать ее попытки распространиться за пределы Европы, к источникам стратегического сырья – в Африку и в Азию (что они с успехом и делали). Огромное превосходство западных союзников над Германией в авиастроении и производстве горючего позволяло год от года наращивать масштабы разрушительных бомбардировок (как показала практика, эффективно защититься от них Германия была не в состоянии). Также в пределах возможностей США (в союзе с Китаем) было постепенное выдавливание японских войск и флота из Южной Азии и плотная блокада Японских островов. Но разгромить главные – сухопутные – силы участников противостоящего блока, войти на их территорию и уничтожить их государственные машины США и Великобритания, несмотря на все свое военно-экономическое превосходство, были не в состоянии. Вооруженная борьба на море, в воздухе и на периферийных фронтах могла продолжаться еще много лет.

Главные надежды демократических держав в такой тупиковой ситуации возлагались бы на постепенное истощение и внутреннюю деградацию противостоящих им тоталитарных режимов. Вероятно, так бы и произошло. Но на это ушли бы годы, годы и годы…

 

Вывод очевиден: в разгром Германии Советский Союз внес основной, решающий вклад. Этой констатацией у нас обычно и ограничиваются. Но давайте зададимся еще одним вопросом: Каков был вклад наших союзников в уничтожение основных сил вермахта Красной армией?

Статистические материалы предыдущей главы дают возможность на него ответить:

— помощи западных союзников хватило на то, чтобы действующую советскую армию (примерно 10 млн. чел.) одеть, обуть и кормить в течение всей войны, насытить ее средствами связи и автотранспортом; каждый третий солдат, танк, самолет, артиллерийское орудие противника были уничтожены советскими воинами американской взрывчаткой и порохом; оружие, которым провоевала всю войну Красная Армия, не могло быть произведено советской военной промышленностью без тех незаменимых стратегических материалов, которые поступали от стран-союзниц (собственные их источники были потеряны для советской экономики в 1941 году).

Может быть, вам пригодятся некоторые подробности о союзных поставках. Было завезено 1,5 млн. км телефонного провода, 4 тыс. т колючей проволоки (ее хватило бы протянуть от Волги до Эльбы), 1825 паровозов, более 11 тыс. вагонов и 700 тыс. т рельсов и железнодорожного оборудования, тушенки – 250 тыс. т, сахара – 700 тыс. т, жиров – 300 тыс. т (половина общей потребности СССР), 40 тыс. т семян 30-ти различных сортов, кроме готовых 15 млн. пар сапог еще 50 тыс. т кожи и большое количество валенок, танков – 7 тыс., взрывчатки – 344 тыс. т, 2 млн. т горючего и смазочных масел, 2,5 млн. т броневой стали, меди и бронзы – 400 тыс. т, алюминия – 250 тыс. т

США оказали помощь  во время войны 44 странам. Большую долю помощи, чем Советский Союз, получила только Англия.

Таким образом, успехи советской армии на фронтах Великой Отечественной войны были общими успехами всей антигитлеровской коалиции. Это лишь подтверждает ту общепризнанную оценку (постоянно у нас забываемую, как бы «проглатываемую») Великой Отечественной войны, как составной и неотъемлемой части Второй мировой.


 

Под впечатлением непрерывных и постоянно наращиваемых успехов Красной Армии в последние полтора года войны, когда советские войска вошли в Восточную Европу, прорвались в саму Германию, невольно возникает предположение, что на этом этапе мы бы уж точно справились с противником самостоятельно (и – в подсознании – высадка западных союзников чуть ли не помешала советским войскам дойти, как минимум, до французской границы: «чужими руками жар загребли»). И с этим – победоносным – этапом Великой Отечественной стоит разобраться подробнее.

 

Именно к 1944 году наступил перелом в борьбе на морских коммуникациях, англичанам и американцам удалось расчистить «большую дорогу» через Атлантику, и именно с этого времени американская помощь англичанам и англо-американская помощь СССР достигает наибольших масштабов.

У нас принято несколько пренебрежительно оценивать англо-американскую «победу в пустыне» в Северной Африке и ее влияние на общие дела антигитлеровской коалиции. Действительно, масштаб боев на этом участке мировой войны был значительно меньшим, чем на ее восточном фронте. Но при этом не будем забывать, что отражение итало-германского стратегического наступления и захват Северной Африки оказал самое прямое влияние на боеспособность Красной армии. Поток американской помощи резко возрос за счет того, что открылся кратчайший безопасный путь с восточного побережья США к Персидскому заливу – теперь переход транспортных судов стал занимать 48 суток (раньше, через мыс Доброй Надежды, рейс длился 75 суток).

По суше путь грузов для СССР через Иран был проложен в кратчайший срок английскими, американскими, австралийскими, канадскими, индийскими инженерами и рабочими. На этом пути они построили порты, железную и автомобильную дорогу (там, где раньше могли проходить только верблюжьи караваны), они оборудовали этот путь автозаправками и авторемонтными мастерскими, построили здесь 4 завода по сборке грузовиков и самолетов.


 

Германская военная экономика работала преимущественно на Восточный фронт, восполняя понесенные там потери. Со второй половины 1943 года западные союзники достигли полного превосходства в воздухе и довели интенсивность бомбардировок германских стратегических объектов до максимума. Военная промышленность Германии оказалась на грани катастрофы. Дневники и воспоминания обитателей германских городов об англо-американских бомбардировках 1943–1945 годов рисуют картины кромешного ада. Этот ад, непрерывно нарастая, длился непрерывно день за днем, месяц за месяцем, год за годом (днем бомбят американцы, ночью – англичане, днем – американцы – ночью – англичане, днем…).

Обратите внимание на оценку специалиста, министра военной промышленности Рейха, результатов англо-американских бомбардировок:

«День 12 мая (1944) я не забуду никогда, потому что в этот день война с точки зрения техники была проиграна. До этого момента производство военной техники примерно покрывало, несмотря на существенные потери, потребности вермахта. С налетом же в тот день 935 дневных бомбардировщиков 8-го американского воздушного флота на целый ряд предприятий по производству горючего в Центре и на Востоке Германии началась новая эпоха войны в воздухе. Она предвещала конец немецкой промышленности вооружений… 22 июня были уничтожены мощности для производства 9/10 авиационного бензина…».

 

Это совершенно правильно – в боях с Красной армией вермахт понес невосполнимые потери. Но будем справедливы – и наши западные союзники (еще до высадки в Нормандии) нанесли Германии невосполнимый урон, подорвавший ее возможности сопротивляться наступлению армий коалиции и с запада, и с востока.

Вечная слава советским летчикам, ценой огромных потерь сумевшим завоевать господство в воздухе и, наконец-то, надежно прикрывшим наши наземные войска. Но будем справедливы – наши западные союзники уничтожили 70% германской авиации и разрушили 90% мощностей по производству авиационного топлива для люфтваффе, одновременно обеспечив горючим половину боевых вылетов советской авиации.

Да, англо-американские бомбардировки немецких городов можно по их страшным последствиям называть варварскими, но тогда они расчищали путь наступающим армиям западных союзников и Красной армии, путь к общей победе. Да, можно все послевоенные десятилетия осуждать безжалостное разрушение прекрасного Дрездена, но тогда он рассматривался, как транспортный узел, и бомбежки эти были предприняты для предотвращения переброски полумиллиона немецких солдат с западного на восточный фронт…

Можно, конечно, по-человечески понять распространенную обиду: столько мы крови и пота пролили, столько людей положили, а тут вдруг в победителях оказываются еще и те, кто и десятой доли тех жертв не принес на алтарь победы («они ж на нашей крови в победители вылезли!»)! Но будем справедливы – хоть через полвека. А ответственных за океан нашей крови в той войне лучше искать не за Ла-Маншем и Атлантикой, а чуточку поближе…


 

Приведенные выше соображения касаются вклада западных союзников в победу СССР в Великой Отечественной войне. Были у них в Мировой войне и другие кое-какие заслуги.

Так, например, они вполне самостоятельно уничтожили практически весь флот «держав оси», сломили бешеное сопротивление японской армии в бассейне Тихого океана, разгромили итало-германский поход к источникам стратегического сырья в Азию и Африку, подготовили и осуществили крупнейшие в военной истории высадки в Италии, северной и южной Франции и, полностью выполнив свою часть операций по разгрому вермахта, встретились в центре Германии с союзной Красной Армией.

Соединенные Штаты Америки еще до вступления в войну объявили себя «арсеналом демократии» и в течение всей войны выполняли эту миссию. Убедиться в этом можно, внимательно рассмотрев следующую таблицу. В ней приводятся объемы произведенной военной продукции по годам в сопоставимом выражении (в млрд. долл. в ценах 1944 года):

1939 1940 1941 1943

Япония

? 1 2 4,5
Германия 3,4 6 6 13,8
Англия 1 3,5 6,5 11,1
США 0,6 1,5 4,5 37,5

 

Что касается Англии, то, помимо всего вышеперечисленного, особую роль в стратегическом раскладе той войны сыграла ее «упертая» позиция 1940 года. Британские острова были единственным оборудованным плацдармом у берегов континента для высадки стратегического десанта:

«Здесь проходит первая линия нашей обороны. Если англичане дойдут до того, что будут вести только партизанские действия против нацистских оккупантов, то американцам потребуется поколение, чтобы хотя бы создать плацдарм в Европе» (шеф внешней разведки США Уильям Донован)


 

Какие военные причины определили срок высадки войск западных союзников во Франции и открытия ими «второго фронта» в Европе?

 

С самого начала необходимо сказать, что все члены антигитлеровской коалиции понимали под «вторым фронтом». Это должна была быть высадка в Европе крупного контингента войск в том районе, из которого они могли непосредственно угрожать территории Германии и против которого гитлеровское командование вынуждено бы было бросить не менее 40 дивизий.

Вопрос о сроках открытия «второго фронта» вызывал наибольшее напряжение во взаимоотношениях СССР с западными союзниками в период войны. Нехорошие чувства по поводу «запоздавшей» англо-американской высадки сохранились и у послевоенных поколений советских, а сейчас и российских людей.

 

Мы полагаем, что сначала нужно задать себе пару не слишком сложных вопросов:

 

Был ли Англии и США невыгоден скорейший разгром Рейха непосредственно на его территории именно их войсками в то время, когда основные силы Германии надежно увязли далеко на востоке?

Не упустили ли западные державы своих стратегических выгод, высадившись на континенте лишь в 1944 году, что позволило СССР после войны поставить под свой контроль почти всю Восточную Европу?

 

Вопросы, действительно, простые, вопросы по-существу, и на них необходимо ответить совершенно определенно в самом начале анализа проблемы «второго фронта», – после чего приступать к моделированию возможных ситуаций.


 

Вопрос об открытии «второго фронта» был поднят Сталиным еще в сентябре 1941 года, когда он добивался от Черчилля высадки английских дивизий на побережье северной Франции уже осенью того же  года. В советской исторической литературе существовало мнение, что Англия была вполне способна на подобный десант, а не произошло этого по причине нехватки у Черчилля… должной решительности.

 

Здесь предоставляется удобная возможность научиться не делать выводов и не высказывать оценок, не имея для этого достаточной информации. Давайте зададимся вопросом:

Что неплохо было бы знать, чтобы можно было более или менее объективно судить о той ситуации, чтобы оценить предложение Сталина? отказ Черчилля?  – данные о соотношении сил, конечно.

Соотношение же военных сил на западе Европы осенью 1941 года было таково: Германия располагала 214 дивизиями, 153 из которых были задействованы на Восточном фронте; на Британских островах в распоряжении английского правительства было 30 сухопутных дивизий (не считая сил полугражданского ополчения). Думаем, что после получения этой информации никакой дискуссии у нас не выйдет. Тут все очевидно – Сталин предложил Англии самоубийство с непредсказуемыми для хода мировой войны последствиями.

 

Высадка союзных войск в Нормандии в июне 1944 года, безусловно, оказалась запоздавшей и с точки зрения помощи СССР в критические моменты борьбы на советско-германском фронте, и с точки зрения обеспечения послевоенных интересов Запада в Европе. Но с позиций чисто военных эта операция была прекрасно подготовлена, организована и проведена с минимальными потерями.

Какие силы требовались западным державам для того, чтобы успешно провести эту десантную операцию и быть в состоянии в дальнейшем повести успешное наступление на Германию?

 

Практика показала, что успех высадки обеспечило сосредоточение на Британских островах трехмиллионной группировки войск, обеспеченной необходимой техникой, горючим, продовольствием и всем прочим. Большая часть войсковых частей и вооружений была переброшена через океан. Постоянно пополняясь, эта группировка пробивалась к центру Германии около десяти месяцев.

В военном плане, следовательно, сроки высадки зависели в первую очередь от возможности переправить через Атлантику это огромное количество людей, оружия, горючего, продовольствия и т. д., и т. д.

 

Для ответа на вопрос — Какие обстоятельства мешали сосредоточению стратегического десанта на Британских островах? Какая информация нам понадобится для определения возможностей открытия союзниками полноценного «второго фронта»?  – необходимы сведения о борьбе с немецким флотом на атлантических коммуникациях.

 

С самого начала, еще до всякой антигитлеровской коалиции, оставшись с глазу на глаз с Рейхом, англичане принялись разрушать гитлеровскую стратегию войны на море. Полагая, что Штатам просто некуда будет деваться от полномасштабной помощи Британии и стремясь обеспечить надежную связь со своими заморскими владениями, британский флот начал охоту за тремя самыми мощными надводными германскими кораблями, которые должны были разорвать Империю — за «карманными ликорами». Один из ни был заблокирован в Южной Америке и затопил сам себя, другой был потоплен в бою у берегов Франции, третьего загнали в норвежский фьорд, из которого он не смел и носа высунуть. Но расправиться подобным образом со множеством подводных лодок было невозможно — они-то и образовали плотный заслон на атлантических коммуникациях.

В 1942 году немецкие субмарины потопили в Атлантике более тысячи кораблей союзников общим водоизмещением 5,5 млн. т; американцы и англичане сумели за тот же год построить новых судов общим водоизмещением 4,5 млн. т (баланс: минус 1 млн. т); на место 66 потопленных в этом году субмарин Германия ввела в строй 238 новых. Неизбежные потери при переброске такого количества войск и снаряжения в такой ситуации могли быть равнозначны потерям при проигрыше крупного, стратегического сражения.

В течение 1943 года было потоплено уже 245 субмарин противника, а то, что осталось от германского подводного флота, гитлеровское командование вынуждено было вообще убрать с «большой атлантической дороги». Для достижения такого результата Соединенным Штатам понадобилось организовать и за невероятно короткий срок выполнить грандиозную программу строительства боевого и транспортного флота (причем, для одновременной борьбы сразу на двух океанах). После победы в «битве за Атлантику» переброска войск на Британские острова развернулась незамедлительно и в максимальном объеме.

 

Совершенно понятно желание советского военного руководства, всего сражающегося народа в 1942 и 1943 годах оттянуть часть вражеских сил от Восточного фронта на запад. Но можно ли интерпретировать открытие «второго фронта» только в 1944 году как намеренную затяжку, как отказ в помощи союзнику?..


 

Чем можно объяснить такое соотношение жертв, понесенных различными странами в ходе II мировой войны?

 

При анализе потерь СССР во II Мировой войне следует учитывать, что статистика народонаселения (как и любая другая) составлялась не столько для того, чтобы выявить истинную картину, сколько для подтверждения априорных утверждений руководства. Например, в 1946 году Сталин объявил, что общие потери СССР составили… 7 млн. человек. Так что,  демографам приходится реконструировать тогдашнюю реальность по множеству косвенных данных.

Официальной цифрой боевых потерь советской армии считается 8 млн. 668 тыс. чел. Будем пользоваться этой цифрой. Однако, обращаем внимание, что в годы войны поименно было учтено не более трети погибших. Это заставляет сильно (очень сильно) подозревать, что число потерь было весьма существенно занижено уже на этапе их первичного учета. Некоторым ориентиром может служить анализ результатов переписи населения СССР 1959 года, которая выявила в половозрастной структуре населения «нехватку» 15-20 млн. мужчин возрастов, подлежавших призыву в армию в период Великой Отечественной войны. Вряд ли сейчас можно подсчитать и количество тыловых жертв – умерших голодной смертью или от болезней на фоне крайнего истощения по всей стране. Практически невозможно установить и количество заключенных ГУЛАГа, умерших в годы войны по причинам, связанным с военными тяготами (есть основания считать, что их просто «подверстали» к количеству потерь среди гражданского населения).

Такой же плотный туман стоит и над проблемой человеческих жертв, понесенных Китаем, – более или менее надежной можно считать лишь официальную информацию о потерях гоминьдановской армии Чан Кайши. Остальные цифры носят сугубо оценочный характер (примерно той же степени приближения к реальности, как и в отношении потерь СССР).


 

Посмотрим внимательно на статистические данные, приведенные в самом конце Главы.

Сразу стоит сказать, что «удельный вес» жертв (относительно к общему количеству довоенного населения) наиболее велик оказался в Польше. Обращает на себя внимание соотношение боевых потерь польских воинских частей – 123 тыс. и жертв среди гражданского населения – 5 млн. 800 тыс. чел. Дело здесь не только в том, что нацисты целенаправленно истребляли здесь многочисленные общины евреев, но и в особо жестоком отношении их к славянскому населению. Дело еще в том, что в Польше все годы войны велась активная партизанская война против оккупантов, на которую гитлеровцы отвечали массовыми «акциями возмездия» против мирных жителей вне зависимости от их национальной принадлежности.

С очень большим (относительно численности населения) количеством жертв вышла из войны Югославия. Причина та же, что и в Польше – широкая партизанская война и массовые репрессии оккупантов. Но здесь была еще одна причина особо крупных жертв: борьба различных народов, населявших Югославию, сопровождалась их жестокими вооруженными столкновениями между собой (в особенности, сербско-хорватскими).

Что касается английских потерь, то можно отметить, что под бомбами и ракетами противника погибло более 90 тыс. жителей Британских островов.

В числе японских двухмиллионных потерь около 700 тыс. – мирные жители, погибшие под американскими бомбежками (в их числе 200 тыс. – от двух атомных взрывов).

Отметим и довольно большое число потерь Венгрии (200 тыс. – боевые армейские, 290 тыс. – гражданские), — венгерская армия (в отличие от болгарской и румынской) активно и упорно обороняла территорию своей страны от советских, югославских и болгарских войск.

Поражает сравнительно очень небольшое количество потерь американской армии (сравнительно с достигнутыми военными результатами). Поражает эта цифра и в сравнении с ужасающими человеческими потерями Красной армии в боях на всех этапах войны – как во времена неудач, так и в период победоносных наступлений. Здесь – нелегкий вопрос, от которого никуда не уйти…

Давайте перестанем «успокаивать» себя тем, что на восточном фронте немцы сражались более ожесточенно, чем на западе. Может, оно и так – особенно при обороне собственной территории. Судя по всему, у них были к этому самые серьезные основания…


 

Есть темы, требующие к себе отношения осторожного и размышления неспешного.

Например, вот эта, которую можно назвать «Маршал и солдат».

Перед вами два отрывка – из книги воспоминаний маршала Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления» и из романа Виктора Астафьева «Прокляты и убиты». Обратите внимание на то, что оба автора и участника тех событий рассказывают об одном и том же эпизоде – форсировании Днепра «сходу» частями Красной армии осенью 1943 года.

Эти материалы дают возможность подумать о том, почему фигура Жукова у людей военного поколения вызывает (вызывала…) такие острые и совершенно противоположные эмоции – от сакрального восторга до с трудом сдерживаемой ненависти. Почувствуйте, каково это – быть полководцем и солдатом в такой невиданно кровавой и жестокой войне, какой была Великая Отечественная. Не пропустите и пронзительное стихотворение Иосифа Бродского на смерть Жукова.


 

Или вот эта — «Заговор против Гитлера».

В этой теме главное – понять и оценить мотивы действий заговорщиков, которые потребовали от них гораздо большего мужества и жертвенности, чем то было на фронте. Наиболее показательны в этом отношении фрагменты записок генерала фон Трескова:

«Покушение должно быть совершено, чего бы то ни стоило. Если же оно не удастся, все равно надо действовать.., ибо теперь речь идет не о практической цели, а о том, что немецкое движение Сопротивления перед лицом всего мира и истории отважилось бросить решающий жребий… Все остальное в сравнении с этим безразлично»;

«Если однажды Бог сказал, что пощадит Содом, если в нем найдется хоть десять праведников, то я надеюсь, что благодаря нам Господь не уничтожит Германию».

Есть в Библии эпизод (Бытие, гл. 18), который стоял перед мысленным взором генерала, решившегося на убийство своего верховного главнокомандующего. Ведь этот ветхозаветный образ жил и в русском народе: «Не стоит село без праведника».


 

«Человек и смерть»

Здесь – три предсмертных послания. Обратите внимание на то, что они очень разные, что люди, написавшие их, наверняка не могли быть единомышленниками. Но это не тот случай, когда можно с ними полемизировать, поддерживать их или им возражать, – последние их слова оплачены слишком дорогой ценой. Все эти строчки были написаны людьми, попавшими в руки врагов, испытавшими нечеловеческую боль, нестерпимые унижения, муки бессильного отчаяния. И вот они – на самом краю, перед уходом в смертную тьму… На клочке бумаги, на стене тюремной камеры каждый из них пишет последнюю свою мысль в этом мире – для нас.

И мы, более или менее благополучное поколение следующего века, вглядываемся в эти строчки, примеряем их на себя, пытаемся представить, что написали бы мы, окажись на их месте тогда… сейчас…

По-человечески понятны и сегодня чувства первого узника, последние часы жизни посвящающего своей семье, близким, просящего у них прощения, дающего последние наставления. Боимся, что страсть второго приговоренного нам останется непонятной: они знают, что «ЭССР» уже нет и в помине, а лозунг «Пролетарии всех стран соединяйтесь» давно «вышел из моды». Вот, разве что, его угроза своим мучителям «Смерть за смерть» остается в употреблении и в наши жесткие времена.

Тем больший нравственный шок должен вызвать клочок оберточной бумаги, зарытый в углу барака в страшном концлагере Дахау. Эту обращенную к Создателю молитву нашли после войны, ее напечатала немецкая газета. Написал ее, вероятно, еврей, узнавший, что завтра он – после стольких лет торжествующего зверства, мучений, издевательств – пойдет в печь.

Если честно: когда мы, авторы Курса, учителя, увидим, что кто-то из наших учеников — не понял, нет, — но хотя бы замер на миг, пораженный словами этого человека — мы простим ему любые пробелы в освоении «учебного материала».

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.