ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РазговоР. «Плоды Просвещения»

в Без рубрики on 24.04.2017

 

АМЕРИКАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

В конце 18 века на далеких задворках Западного мира отвоевало себе место под солнцем новое государство — Соединенные Штаты Америки.

Это было дитя века Просвещения в самом настоящем смысле этого слова. Здесь, на новом континенте, идеи и представления о справедливом и свободном обществе, родившиеся в Европе, нашли себе самую благоприятную почву и были осуществлены во всей своей полноте.

Это был грандиозный социальный и политический эксперимент, в котором сам народ выбрал себе условия существования, наиболее соответствующие его представлениям о справедливости. Такие эксперименты в истории бывали и еще будут, но все они, как правило, оканчивались крахом. В этом же случае было создано общество не только стабильное, но и с громадным потенциалом дальнейшего развития. Вопрос — почему?

У этого нарождавшегося общества не было многовековых традиций, сковывавших политическое творчество. Пламенные революционеры Европы, разрушавшие старые традиции вынуждены были проливать при этом слишком много крови и в итоге становиться жестокими диктаторами, уже неспособными стать лидерами «царства Разума». В американской же Войне за независимость жестокая схватка происходила с врагом внешним и велась за защиту традиционных ценностей жителей колоний — и, прежде всего, за сохранение традиции жить свободно.

Американцы с первых высадок на континент жили общинами, в центре которых всегда была церковь, дом общей молитвы, где поколение за поколением люди слушали проповеди своих пасторов. Свобода для них была бесценным Божьим даром. И это не была воля вырывавшегося из-под гнета человека — с младых ногтей колонист приучался к тому, что его свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека, в свою очередь ограничивающаяся твоей свободой.

Это были протестантские общины, христианские секты, в которых по-разному трактовались библейские истории и предписания, каждая из которых жила «своим умом». Обособленность каждой из сект, даже вражда между ними перевешивалась необходимостью жить в едином государстве, — сама жизнь приучала их к религиозной терпимости, к толерантности.

Ну, и, конечно же, американцам повезло с идеологическим обеспечением, которое счастливо соединилось с их религиозными корнями. Отцы-основатели имели все необходимые рецепты для организации государства либерального типа — одного из главных порождений европейского «века Разума».

 

 

ВЕЛИКАЯ ФРАНЦУЗСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Надеемся, что нам удалось достаточно внятно описать путь, который прошла французская революция. Он очень похож на путь, проделанный революцией английской, поразительно схож с ходом революции в России начала 20 века, а также с революцией в нашей стране конца прошлого — начала этого века. И это только революции, которые принято называть «великими». В истории известны и множество других революций «помельче» — с одной и той же судьбой.

Абсолютно непохожие друг на друга страны (от Англии до Кубы), несхожие проблемы, огромная разница во времени, а ход и итоги всех революций практически неотличимы и весьма неожиданны для большинства их участников. Такое однообразие настораживает и заставляет задуматься.

 

Мы сейчас говорим: «Реформы лучше, чем революция» точно так же, как раньше говорили, что «революция лучше, чем реформы» — не особенно задумываясь, чем одно отличается от другого. Давайте с этим разберемся.

 

Общество люди изменяют двумя путями. В одном случае, под нарастающим давлением недовольства «снизу» власть проводит реформы, которые изменяют общество, и, вынужденная действовать в измененных ею самой условиях, меняется и сама — это Реформа. В другом случае, власть на недовольство населения не реагирует, и «низы» поднимаются на нее с оружием в руках; в случае неудачи восстания развитие довольно быстро перетекает в Реформу; если же удается свергнуть прежнюю власть, то события — при активном и решающем участии вооруженных народных масс — начинают развиваться все по тому же сценарию «заколдованного круга», в конце которого непременно — диктатура.

Каждая революция перераспределяла богатства страны, которые попадали в новые руки. Но в европейских революциях десятки тысяч людей брались за оружие и, если надо, то гибли в гражданских распрях не за собственность, не за налоги, не за льготы, а — за свободу. Идея освобождения от старых запретов творила буквально чудеса, но о том, как жить в свободе, представления были туманные.

И другая идея, овладевавшая народными массами в пору революции — равенство. Представления о нем были столь же туманными, как и о свободе. И этот лозунг оказался в революциях неосуществим.

Но даже если значительное число участников революций оказывалось удовлетворены ее материальными результатами (например, крестьянство получало землю крупных собственников, церкви), то равенство так и не достигалось, а обретаемую на пике событий свободу массы теряли всегда и везде. Взамен они, как правило, получали чувство национального превосходства, которое тоже оказывалось «обманкой» — попытки внешней экспансии оканчивались, в конечном, итоге тяжелыми поражениями.

 

Вот оценка нашего постоянного спутника по путаным дорогам Истории последнего тысячелетия Георгия Федотова — он по-прежнему держится за свою «ариаднину нить», историю человеческой свободы.

Почитайте эти несколько архаичные, тяжеловесные рассуждения мудрого, старомодно-неторопливого Токвиля — историка, умевшего видеть суть еще не остывших событий своего времени. Некоторые соображения его настолько актуальны…

 

В истории был только один пример, когда массовое движение вооруженного народа создало стабильное государство, которое в своих основах сохранилось до наших дней — США.

Особенности американской революции мы только что рассматривали. Теперь можно сравнить эти две революции — французскую и американскую.

Они произошли почти одновременно, обе вышли из «века Разума», но почему одна из них пошла в направлении, указанным Руссо, а другая впитала в себя идеи Локка и Монтескье? Почему одна упорно, не останавливаясь ни перед чем, жаждала равенства, уравнивания всех во всем, а для другой о нем даже вопроса не было — а была лишь свобода и организация своего общества, эту свободу обеспечивающее? И почему в итоге одной революции выросла диктатура, а в результате другой — демократия?

Отвечайте на эти вопросы сами. А мы отойдем в сторонку — послушать [«Больше наговоришь — больше нагрешишь»].

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.