ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РазговоР. Нации и империи

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Думаем, что для вас открытием было то, что волна национализма, что не схлынула и в наши времена, — явление сравнительно недавнее (два века для истории — это и впрямь немного). Этой волне мы обязаны многим — народными сказками и легендами, любовно собранными первыми «националистами», возвышающими душу романтическими произведениями поэтов, композиторов, писателей. Но в отношениях между народами он начал порождать столкновения, войны — по причинам, ранее совершенно незнакомым. А когда в руки националистов попало современное оружие, дело обернулось всесветными трагедиями.

У национализма и даже у шовинизма великое множество типов, видов и оттенков. Так где же проходит грань, которая делает человека опасным для окружающих людей других национальностей, для соседних народов? На этот вопрос вам придется отвечать самим…

 

Давайте теперь посмотрим, какие державы определяли тогда, на рубеже прошлого века, всю мировую политику (пока без Российской империи), что они из себя представляли, какие у них были интересы и цели, как они их пытались добиться. С ними или с их остатками нам придется весь 20 век провести. Мы увидим, как они приходили к краху и распадались, как по-разному теряли все, что у них было, как вновь возрождались, как менялись — так, что их сегодня и не узнать. А пока на старт века выходят…

 

Вот, например, Великобритания. Страна, роль которой в тогдашнем мире немного напоминает роль США в мире нынешнем — на нее все остальные пытались равняться, ее любили или столь же страстно ненавидели. И ей завидовали. Пережить такой глобальный переворот буквально во всем — индустриальную революцию — и избежать при этом, казалось бы, неизбежных политических катаклизмов, сохранить и монархию, и аристократическую касту правящего класса, и демократически избираемый парламент! Страна, где каждый был «сам по себе» и при этом единую во всяких внешних передрягах. Страна-загадка (и до сих пор, кстати)…

Франция — полный бедлам и во внешней политике, и во внутренней жизни. Такого калейдоскопа из сменяющих друг друга правительств, демократий и диктатур, восстаний и поражений, скандалов и коррупции в 19 веке не знала ни одна европейская страна. И во всем этом там вырос народ, который, когда все эти волны немного поутихли, начал в открытую, страстно и откровенно до драк разбираться — кто он, что для него главное, как жить дальше. Ответы, на заданные тогда вопросы, он сполна будет получать на протяжении всего 20 века.

Германия — символ порядка (знаменитый немецкий «орднунг»!), основательности бюргерского уклада, несколько тяжеловесной, но великой культуры. Всю свою историю немцы прожили, разделенные границами мелких и мельчайших государств, — и вот, впервые объединились, сразу став самой мощной державой на континенте. Чего от них ждать, не знал никто. Но, наверное, тогда никто еще не мог даже предположить, что Германия станет агрессором в самом сердце Европы, что немцы в наступающем 20 веке убьют столько людей. Ради чего? С этим нам придется разбираться чуть позже.

Австро-Венгрия — империя, ныне почти забытая. Ей в наших глазах очень не повезло. Русские постоянно упрекали ее в коварстве и предательствах союзников (простите, но во всех военных коалициях у австрийцев были свои собственные интересы, весьма отличные от интересов их союзников), что они были слабыми и всегда проигрывали (ну, по-первых, мы просто не знаем сколько войн и сражений австрийцы выиграли, а во вторых, самые знаменитые сражения австрийцы проиграли Наполеону — а ему ведь кто только ни проигрывал), ее густо замазал черной краской Ярослав Гашек в знаменитом «Бравом солдате Швейке» (но ведь был он левым чешским националистом, ставшим коммунистом в России — так что, он вряд ли может быть единственным источником впечатлений о габсбургской империи). А Империи к тому времени было уже четыре века…

Это интереснейшее, очень своеобразное, очень по-умному скроенное государство с великолепной, разнообразной, утонченной культурой, с богатейшей и мужественной историей. Потеря Европой Австро-Венгрии дорого обошлась всем (и прежде всего – славянам). А перспективы у центральноевропейской империи были

 

Ну, и Соединенные Штаты Америки.

Была такая знаменитая повесть, автор которой задался вопросом — что получится, если группу английских детей из хороших семей вдруг выбросит на необитаемый остров. Там у него было все плохо: раскол на враждующие племена, кровавые разборки, диктатура вождя… В общем, когда ребят спасли, в них оставалось уже мало от цивилизации, которая их вырастила…

За океаном, кажется, сама История провела аналогичный эксперимент. Но результаты высадки на пустынном берегу нескольких групп англичан привели в итоге к несколько иным результатам, нежели писательская выдумка…

Колонисты на английской и протестантской закваске вырастили на пустом месте, практически с нуля страну, которая стала лидером сначала западного, а затем и всего мира. Страну, в которую миллионами ринулись люди со всей Европы, страну, в которую и сейчас мечтают попасть из всех частей света, страну, в которой местное, общинное самоуправление важнее, чем федеральное правительство, страну, в которой люди работают не только больше всех, но и производительней всех в мире — и живут соответственно.

Наверняка новостью для вас стало то, что на рубеже века США, самая промышленно мощная страна мира, не только не играла заметной роли в мировых делах, но и принципиально не желала ввязываться во что-либо, находящееся вне ее границ, или, по крайней мере, в события вне двух Америк.

Вы, наверное, уже обратили внимание на то, что рассказ о Соединенных Штатах Америки сделан в Курсе не совсем «в традициях», – США там получились чуть ли не какие-то «хорошие». Можем заметить в оправдание, что традиции антиамериканизма в нашем отечестве еще сравнительно молоды. Доброжелательный интерес к американцам пережил даже революцию, подкреплен был сотрудничеством в индустриализации, а затем и союзничеством во II Мировой войне (для наших людей предельно конкретным, осязаемым). Все силы госпропаганды по дискредитации всего «заокеанского» обрушились на наши головы лишь тогда, когда США «уперлись» и не допустили расширения сфер влияния сталинского СССР за оговоренные союзниками границы. Причины нынешнего антиамериканизма сложнее (хотя тоже, знаете ли, – «не бином Ньютона»).

 

На любой вопрос можно смотреть с разных точек зрения, и в каждой из них есть какая-то своя «правда». Отучайтесь от привычки высказываться безапелляционно с абстрактной позиции «конечной истины», пробуйте осознавать, кто и с какой точки зрения что-либо критикует. Или хвалит. В этой теме, например, об англичанах можно рассуждать с точки зрения индийцев, о немцах с точки зрения французов; австрийцев – с точки зрения славян и т. д.

Хотелось бы, чтобы вы внимательно прислушались к одному неглупому человеку, жившему в то же время, о котором мы с вами говорим, к русскому философу Василию Розанову:

«На предмет надо иметь именно 1000 точек зрения.

Не две и не три: а – тысячу.

Это – «координаты действительности».

И действительность только через 1000 точек на нее зрения и определяется»

 

И к другому философу, жившему за век до описываемых событий, Георгу Гегелю:

«Изучить – значит понять правильность того, что думали другие. Нельзя познать вещи, если изначально исходить из их ложности».

 

И к еще одному философу, Баруху Спинозе, который высказался на тот же предмет еще в 16 веке:

«Не плакать, не смеяться, не ненавидеть, а – понимать

 

Это очень поможет нам понять, что же такое случилось в страшном и невероятном 20 веке

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.