ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РАЗГОВОР. Итоги «соревнования двух систем»

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Двадцатый век в мире христианской цивилизации закончился лет за пятнадцать до своего календарного срока.

Он начался с той огромной волны, названной и осмысленной, как «восстание масс», когда к активной общественной жизни, к определению того, как жить странам и государствам, пришли миллионы, десятки, сотни миллионов людей, дотоле занятых лишь физическим выживанием.

В большинстве стран старые, воспитанные в либеральных традициях, элиты сумели удержаться в государственной власти и наладить диалог с этой новой силой, сумели создать политические системы, которые ныне называются либеральными демократиями.

Но в трех странах — в России, Италии и Германии — эти старые элиты были сметены массовыми самоорганизовавшимися движениями, и вся полнота государственной власти оказалась в руках «восставших масс». Лидеры этих массовых движений становились  вроде бы новыми элитами, но называть их так как-то язык не поворачивается — в отличие от старых, традиционных «верхних слоев» общества, они были, что называется, «плоть от плоти, кость от кости» породивших их масс, разделяли их убеждения, настроения, предрассудки и инстинкты.

Коммунизм, фашизм, нацизм — не монстры, восставшие из ада, а попытки сделать жизнь «справедливой» для «простых людей», отбросив презираемые этими самыми «простыми людьми» всякие демократические «закорючки», не говоря уже о каких-то, прости Г-ди, «либеральных ценностях» или «правах человека». Старая цивилизация со всеми своими либеральными и демократическими «сантиментами» окончательно прогнила, и на смену ей грядет «новый мировой порядок» — тоталитарный (а будет это коммунистический или фашистско-нацистский «порядок» будет зависеть от исхода разборок между тоталитарными державами).

 

На протяжении почти всего 20 века либерально-демократическая и тоталитарная системы сосуществовали, жили бок о бок, воевали между собой в «горячей» или «холодной» войнах. И нам сейчас нужно четко уяснить себе основные черты и той, и другой. Попытаемся это сделать.

 

Либеральная демократия. Основана на христианском убеждении, что душа человеческая, наделенная свободой воли, выпускается в этот мир для испытания. На чью сторону она встанет — Божью или пойдет за соблазнами Князя мира сего, дьявола — зависит только от нее самой. От этого ее выбора зависит, в конечном итоге, всё — ее вечная посмертная судьба, в аду или в раю. И никто не вправе вмешиваться в принимаемые человеком решения, если он сам не ограничивает такую же свободу другого. Отсюда — глубокое уважение к человеческой личности, для обеспечения свободы которой создается государство, суд. Государство демократическое, основанное на выборах, с соблюдением множества процедур при принятии решений, с особой защитой возможностей меньшинства оставаться в органах власти, что максимально препятствует концентрации власти в одних руках и ее длительному сохранению в распоряжении одной из политических групп. Хозяйственная жизнь строится по законам свободного рынка. Страны либеральной демократии открыты для остального мира во всех отношениях

Тоталитаризм. Основан на идее справедливости — так, как ее в это время понимает большинство. Отдельная личность, ее индивидуальность не уважается, ее особые интересы в расчет не принимаются. Значимость имеет лишь настроение широких масс (нации либо класса). Государство, ориентированное на них, недемократично, не основано на выборах и представляет собой диктатуру вождя и его партии. Ни о каких правах меньшинства не может быть и речи, оно либо подавляется, либо уничтожается ради целостности и стабильности системы. Хозяйственная жизнь строго контролируется и направляется из единого центра власти. Тоталитарные страны закрыты для всего остального мира.

 

Это очень разные, противоположные в самих своих основах системы. Это разные цивилизации. Тоталитаризм, основывавшийся на первенстве нации, был уничтожен в ходе Второй мировой войны (Германия и Италия). Тоталитаризм, заложивший в свою основу интересы рабочего класса, дожил до своей естественной кончины в 80-е годы.

Все три тоталитарных державы усиленно готовились к завоеванию мирового господства, о чем откровенно и заявляли. СССР (как и Германия, как и Италия) строил свою жизнь и производство так, чтобы концентрировать свои силы на наращивании вооружений. И на Западе так к Советскому Союзу (как к Германии и Италии) и относились — как к «чужому», как к смертельно опасному сопернику и непримиримому врагу. С крушением «коммунистической цивилизации», с исчезновением СССР ситуация изменилась.

 

Рыночная экономика, отсутствие централизованного контроля за производством сделали невозможным концентрацию сил страны в военных отраслях для любой из частей распавшегося Союза. Осколки «социалистической системы» превратились в открытые миру «нормальные» страны с неконкурентоспособным производством и множеством внутренних проблем. Их внешнеполитические интересы и устремления могут противоречить интересам окружающих стран, но разрешение таких конфликтов уже совершенно не походит на прежнее противостояние «систем».

 

Владимир Путин сказал как-то: «Советский Союз был все той же Россией, только называвшейся по-иному». Он неправ. Может быть, по его ощущениям это и так, но нынешняя Российская федерация, несмотря на то, что удалось с ней сделать второму президенту, походит на СССР лишь какими-то внешними чертами.

Можно вернуть ей старый советский гимн, можно разжигать ностальгию по тем временам, «когда нас все боялись», можно сделать суды послушными звонкам из исполнительной власти, можно фальсифицировать выборы, можно захватывать бизнесы — и тем не менее, нельзя вернуть основы той, уже проигравшей исторический спор, цивилизации. Ведь к старой мелодии гимна надо придумывать новые слова, нужно все время, хотя бы на словах, подчеркивать полную самостоятельность и независимость от кого бы то ни было судов, нужно отвергать с негодованием все обвинения в подтасовках на выборах, нужно всячески замалчивать истинные причины «добровольной» отдачи по дешевке своих бизнесов их вчерашними владельцами.

А нужно это потому, что образ справедливости в глазах большинства населения по сравнению с советскими временами изменился, и изменился в традиционном, «западном» направлении. На первый план вышли частные интересы человека и его семьи, и возмущение вызывают попытки вторжения в «частное пространство», раздражение вызывают «карманные» суды и презрение — махинации при выборах. Именно это сейчас является для большинства населения несправедливым. Очень, очень много осталось в России от советского прошлого, особенно в сознании людей, но перелом все же произошел — страна, несмотря ни на что, стала другой. Другим стало и отношение к ней в мире, совсем не таким, как к тоталитарному и военизированному СССР. Из непримиримого врага (СССР) Россия для Запада превратилась в соперника, что, согласитесь далеко не одно и то же.

 

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.