ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РазговоР. Имперская политика

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Нам хотелось бы, чтобы у вас возникло хотя бы самое общее представление о некоей осмысленности и целенаправленности внешней политики государств, о том, что наряду с прочими у каждого из них есть и геополитические интересы. Отрадно будет, если, хотя бы на уровне подсознания, у вас сложится впечатление, что такие цели и интересы были и есть не только у России но и у множества наших соседей по «шарику». И уж совсем было бы здорово (хотя и маловероятно), чтобы вы впредь не подозревали весь остальной мир в тайных кознях против нашей любимой Родины. Ведь окружающий нас мир занят вовсе не тем, чтобы нашим российским интересам нарочито противодействовать, — у других народов и государств есть свои собственные интересы и стремления, и надо их тоже понимать и учитывать.

Эта глава, помимо конкретных исторических событий начала прошлого века — о ГЕОПОЛИТИКЕ.

 

Давайте задавать вопросы. Это хороший способ учиться понимать, что происходило в стране и куда все это вело, какие возможности были упущены, а какие — нет, был ли неизбежен уже известный нам дальнейший путь страны или были возможны варианты.

Вообще-то, вопросы предполагают ответы. Но даже, если ответов нет или они очень разные (что, в принципе, одно и то же), задать достаточно много точных, «правильных», по-существу вопросов — уже половина дела (вторую же его половину — ответы — можно искать сколь угодно долго).

Мы зададимся сейчас некоторыми вопросами. А потом попробуем ответить на них так, как это понимаем мы, авторы. Другие соображения иметь не возбраняется.

____________________________________________

 

Обратите внимание на внешнюю парадоксальность событий и их последствий:

— на окраине Европы, в Сараево, раздались револьверные выстрелы, – сербский националист, школьник, убил наследника австрийского престола. Событие это, безусловно, трагическое, но совершенно несопоставимое по масштабу со своими последствиями – мировая война на множестве фронтов, в которой участвовали десятки миллионов солдат, и погибло около 9 миллионов человек. Как такое могло произойти?

Давайте восстановим цепь событий после сараевского покушения, чтобы понять, каким образом связан выстрел серба в столице Боснии в австрийского принца с тем, что через месяц Германия напала на Бельгию и ее армии, перейдя франко-бельгийскую границу, устремились на Париж, ведя бои не только с французскими, но и английскими частями, а русские корпуса ударили по Восточной Пруссии.

В Главе достаточно внятно описано как сработал механизм развязывания войны. Теперь нам нужно понять, почему каждая из держав повела себя летом 1914 года так, а не иначе. Давайте все разложим «по полочкам».

 

Почему Австро-Венгрия так демонстративно вела дело к войне с Сербией? Чем мешала маленькая Сербия огромной многонациональной империи?

Сербия – знаменосец славянского объединения и независимости, база национальных движений народов, населяющих Австро-Венгрию – угроза смуты и распада империи.

Почему Россия так повела себя во время этого кризиса, почему она решила ни в коем случае не допустить подчинения ее Австро-Венгрии, а тем более ее разгрома? Каковы были стратегические планы России в этом районе и какую роль играла в них Сербия?

После перехода Болгарии под «покровительство» Германии и Австрии, Сербия оставалась последним союзником России на Балканах, ее плацдармом в борьбе за овладение черноморскими Проливами, открывающими России свободный выход в Средиземное море и далее – в южные моря.

Почему Германия так откровенно толкала свою союзницу Австро-Венгрию на расправу с Сербией – ведь Германии сербский, славянский национализм был не опасен? Зачем Германии нужен был австрийский контроль над территорией Сербии?

По территории Сербии проходил участок германской стратегической железнодорожной магистрали в Азию – Берлин – Вена — Белград – София – Стамбул – Багдад – Персидский залив, и Россия могла руками сербов перерезать эту трассу и тем самым воспрепятствовать Германии утвердиться в зоне Проливов.

Становятся ли теперь понятны причины непримиримого столкновения Германии и России?

 

Почему Николай II вынужден был бороться со своим родичем Вильгельмом II, становится понятным. Но почему с конца 19 века лучшими друзьями на континенте стали самодержавная Россия и республиканская, демократическая Франция (целый век до этого относившиеся друг к другу крайне неприязненно)? Почему и Александр III, и Николай II на правительственных встречах стоя, безропотно выслушивали французский государственный гимн – революционную песню «Марсельезу» – со словами, призывающими к борьбе с тиранами?

Сдерживать Германию можно было, только угрожая ей войной на два фронта; серьезных противоречий в мировой политике у России с Францией не было (их сферы влияний были далеко друг от друга), широкое экономическое сотрудничество было выгодно обеим странам (огромные французские капиталы работали в российской экономике).

А почему Россия не боялась, что останется в одиночестве в войне с Австро-Венгрией и Германией? Почему она была уверена, что Франция будет воевать вместе с ней?

Отторгнутые Германией после франко-прусской войны Эльзас и Лотарингия были незаживающей раной в сознании французов, они постоянно ощущали военную угрозу со стороны восточного соседа, а победить Германию можно было только вместе с Россией.

А что заставило Англию вмешаться в войну на континенте (ведь ей, как будто, ничего серьезного с континента не угрожало – островная страна, защищенная сильнейшим в мире флотом, страна, с независимой от континента промышленностью, почти все необходимое для жизни получающая из колоний)? Почему Англия опасалась усиления Германии и готовилась воевать именно с ней? Почему Англии ни в коем случае нельзя было допустить полного контроля Германии над Балканами за счет подчинения Сербии?

Германия упорно торила себе путь к границам самых ценных английских колоний и сфер влияния, путь, который Англия не в силах была перерезать.

Итак, военные блоки «по интересам» сформировались, союзники уладили прошлые обиды и взаимные претензии, договорились о совместных действиях в недалеком будущем – к европейской войне все было готово.

 

Теперь можно задавать вопрос: Политика какого государства способствовала разжиганию мировой войны? – Сербии? Австро-Венгрии? России? Германии? Турции? Англии? Франции? США?

Попробуем по каждой стране составить логические «цепочки». Примерно такие:

«Сербия хотела создать собственную маленькую югославянскую империю – конфронтация с Австро-Венгрией, а это вызывало конфликтную ситуацию России с Австро-Венгрией, что, в свою очередь, сталкивало Россию с Германией, русско-французский договор вовлекал в столкновение и Францию, а через англо-французскую «антанту» также и Англию – следовательно, политика Сербии способствовала разжиганию общеевропейского военного конфликта») – и так по каждой из перечисленных стран.

Стремление любого государства в той обстановке во что бы то ни стало достичь своих геополитических целей (какие бы благие мотивы ни лежали в их основе) вело, в конечном итоге, ко всеобщему международному конфликту, к войне.

 

Можно ли было избежать мировой войны?

Выбор рецептов по ее предотвращению, собственно, невелик: это либо международная организация типа ООН, либо международная конференция, которая могла бы быть созвана для улаживания данного конфликта. Обратите внимание на то, что миротворческие конференции давно были известным способом улаживания межгосударственных споров, но летом 1914 года идея такой конференции (кстати, предложенная) как-то повисла в воздухе – энтузиастов ее созыва так и не нашлось.

Почему? – Тут не стоит вдаваться в хитросплетения дипломатической жизни, а надо указать на главное: войны хотели. Некоторые (подготовленные к ней «до последней пуговицы на штанах последнего солдата») войны не боялись и ее хотели, другие (не успевшие перевооружиться) ее боялись, но все равно хотели (хотя бы потому, что очень давно жаждали расквитаться за прошлые обиды), третьи были готовы принять ее по идейным соображениям («здоровье нации» и пр.). А самое главное – и те, и другие, и третьи готовились, строили планы, теоретизировали, находясь в сильном «поле» общественных настроений десятков миллионов своих сограждан, относившихся ко всему военному и к самой войне с восхищением и энтузиазмом.

 


Мы тут попробовали написать некий текстик о том, что мы думаем об этих «общественных настроениях»:

«Разнонаправленные интересы, противоречащие и даже взаимоисключающие цели у разных народов и государств всегда были, есть и в обозримом будущем будут. И война неизбежна, если руководители государств, общественные лидеры, «властители дум» из интеллектуальной или художественной братии, чуть что, хватаются за дубину, из-за пояса рвут пистолет или тянутся к «кнопке». Но ни один диктатор не решится на войну, а в демократических государствах излишне воинственных политиков избиратели даже близко не подпустят к власти, если у миллионов молчаливых подданных или вольноголосых граждан не будут постоянно чесаться руки по железяке-арматурине, «калашу» или «кнопке». Войны не будет, если эти миллионы будут своих военных уважать и контролировать, а не млеть при виде их погон, аксельбантов или портупей. Войны не будет, если эти миллионы не будут заражены романтикой кровавых подвигов на полях брани, а в слове «война» им будет слышится не победное «ура!», а смертный хрип раненого в живот и корчащегося в окопной грязи брата, отца – солдата».


 

Читая ЧЛД, обратите внимание на то, какой грозой может разрешиться такая наэлектризованная общественная атмосфера: наиболее воинственно настроенным германским деятелям уже в 1913 году такого кайзера, как Вильгельм II, было мало – лидер влиятельной националистической организации (Г. Гласс) призывает какого-то нового вождя из будущего. И как в воду глядит – замкнутый, романтический юноша уже бросается в экстазе на колени, благодаря судьбу за то, что вот она, наконец-то, – долгожданная война! Сохранилась фотография огромной толпы на главной площади Мюнхена, празднующей известие об объявлении войны, и там, среди множества лиц при сильном увеличении историки признали в одном из бледных пятен физиономию молодого Гитлера…

 

Проблема может быть сформулирована и посложнее:

Мы знаем, какие державы составили в Европе два противостоящих блока, между которыми и вспыхнула мировая война. Но была ли она неизбежной? Может быть, если бы европейские державы сгруппировались как-то по иному, создали бы какие-то другие коалиции, войны можно было бы избежать?

Давайте попробуем построить такой союз, против которого никто не посмел бы выступить с войной.

И для начала зададимся вопросом: Могли ли стать союзницами Германия и Франция?

Здесь придется припомнить итоги франко-прусской войны, военно-экономическое и особенно психологическое значение для французов Эльзаса и Лотарингии… Нет, ни те, ни другие союзниками бы не стали ни в коем случае, исключено.

А может быть, легче было объединиться трем европейским авторитарным монархам – царю, кайзеру и австрийскому императору – в противовес демократическим Англии и Франции?

Ох, вот только не надо который раз повторять глупости об «извечном» противостоянии «русских» и «немцев»! Две большие войны 20 века как-то заслонили тот факт, что с «немцами» «русские» (новгородцы) воевали до этого только на Чудском озере да в Семилетнюю войну зачем-то влезли при Елизавете Петровне полтора столетия назад – и все!

А ведь Вильгельм II такой союз со своим русским кузеном заключить очень хотел, и почти его заключил на частной встрече с царем, но российские министры, узнав об этом, буквально за головы схватились — и договоренности монархов были немедленно разрушены.

Мы можем лишь констатировать, что перебранные нами варианты государственных союзов, которые бы исключали общеевропейскую войну, оказались либо неосуществленными, либо нежизнеспособными.

Ни личные отношения правителей, ни сами по себе культурные связи между великими державами не смогли стать решающими в их стратегическом притяжении или отталкивании. Значит, существовали какие-то более глубокие и сильные интересы у этих держав, которые мы пока не учитывали в своих моделях – какие?

 

Давайте еще раз посмотрим на действующих лиц той трагической истории начала 20 века:

Германия.

Бедность позже всех захваченных колоний; бесперспективность морского соперничества с Англией. Основное избранное направление экспансии в Азию — сухопутный путь на Ближний и Средний Восток через Австро-Венгрию, Балканы и далее по территории Османской империи. Пропагандистское обеспечение экспансии – лозунг «Германия – защитница всех мусульман»; транспортное – Багдадская железная дорога; политическое – стратегическая трасса должна идти только по территориям стран-союзниц.

Англия.

Готовность отхватить куски у слабеющей Османской империи (Ирак, Аравия, Палестина); стремление защитить подступы к своим колониям и сферам влияния (Индия, Персия). Можно добавить, что Англия недаром энергично поддержала восстание арабских племен в районе Персидского залива и поспособствовала образованию там независимого (не от нее) Кувейта, когда Багдадская ж. д. стала приближаться к Заливу.

Австро-Венгрия.

Главное – сохранить империю. Опасность исходит от Сербии – манит славян империи мечтой о независимости; раздавить ее нетрудно, но ее обязательно будет защищать Россия.

Османская империя.

Удерживает свои колонии уже из последних сил. Знает, что все в Европе ждут ее распада, но продолжает держаться «на плаву», играя на соперничестве держав между собой – принимает помощь от Германии, которой нужен союзник против Англии и России.

Франция.

Национальная задача – вернуть Эльзас и Лотарингию и вместе с союзниками сокрушить Германию так, чтобы надолго избавиться от угрозы новых нападений. Интересы вне Европы – окончательно закрепиться в Северной Африке и добавить к своим арабским владениям территории, отпадающие от Османской империи.

Российская империя.

Возможности расширять влияние на Дальнем Востоке и в Средней Азии ограничены соответственно Японией и Англией. Основное направление экспансии – Закавказье (Персия) и Проливы (Балканы). Плацдарм на Балканах – союзная Сербия.

Давайте проведем по карте направления, по которым развивалась экспансия этих стран, и посмотрим, не пересекаются ли их пути, кто кому мешает так сильно, что никакой компромисс невозможен. И мы уверены, что такой анализ приведет вас к тому же, что получилось у держав в реальной истории — состав противостоящих друг другу блоков закономерен и обусловлен сложным переплетением имперских, экспансионистских устремлений европейских держав.

________________________

 

И тут мы выходим на понятие «национальных интересов», И как только речь заходит о них, мы вступаем на зыбкую почву до сих пор «открытых» вопросов. Давайте эти вопросы пока только поставим. Ну, например, такие:

«Национальный интерес» это:

–  сумма желаний, устремлений большинства населения?

– или стратегия развития страны, разработанная интеллектуальным, «элитным» меньшинством?

– или их определяет и осуществляет узкая группа руководителей государства (профессионалов, обладающих всей полнотой информации и власти)?

 

Общество состоит не только из разных «горизонтальных» слоев, интересы которых могут весьма различаться, но оно, как правило, расколото по «вертикали» на части, у каждой из которых свои собственные долгосрочные устремления. Можно ли в таких условиях говорить об объективном (самом по себе существующем вне зависимости от отдельных людей) «национальном интересе» – или это все же выдумка борющихся друг с другом политических сил?

 

Мы привыкли думать, что «национальный интерес» – это внешние, мировые устремления страны. А может ли быть «национальный интерес», обращенный внутрь страны, общества?

 

Есть ли разница между «национальными интересами» и стратегическими целями государственной машины?

 

Возможен ли «национальный интерес» в многонациональном государстве?

 

Когда «национальный интерес» осуществлен в большей мере – когда обеспечено благосостояние населения или когда страна стала сильной, авторитетной, влиятельной на мировой арене? Совместимы ли эти две задачи?

 

Какие национальные интересы были у Российской империи в начале 20 века?

– сохранили ли они свое значение для Российской Федерации к началу 21 века?

– какие национальные интересы есть у сегодняшней России?

________________________

 

А вот шикарная цитата из ЧЛД. Обязательно надо попробовать написать то, что вы по этому поводу думаете:

«И пусть нашим основным принципом станет: по праву ли, без права ли, но мое Отечество в делах внешней политики, в той великой борьбе между народами, которая ныне еще более обострилась, всегда должно оставаться правым…»

Ну как, интересная материя для свободных размышлений? – Мы знали, что вам понравится!

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.