ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РазговоР. Европа на пороге новой войны. 1933-1939 годы

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Вопрос Противоречили ли требования Гитлера принципам построения «версальской» Европы? достаточно неожидан. Ну, как же – ведь нацистский фюрер только тем и занимался, что нарушал условия Версальского договора, требовал присоединения к Рейху территорий соседних государств!

 

Может быть, тему эту мы начнем немного с другого конца: Почему все-таки германские требования приращения территории Рейха в определенной степени встречали понимание у бывших победителей? Ведь по крайней мере до 1936, 1937 года военные силы Германии были совершенно несопоставимы с мощью их армий, – так что, явно несправедливые действия и претензии Гитлера вполне можно было пресечь. Англия и Франция долгое время не могли объединиться для отпора Гитлеру не только потому, что они соперничали друг с другом в Европе, но и потому, что германские требования представлялись им в чем-то справедливыми.

Почему лидеры этих держав «понимали» Гитлера? Может быть, его требования не противоречили каким-то их собственным принципам?

 

Стоит вспомнить, в чем, собственно, заключалась объявленная цель национал-социалистической внешней политики – объединение в границах одного государства всех немцев.

И Германия в своих стремлениях была не одинока — были и другие европейские страны, которые, так же как и нацистская Германия, имели к соседям сходные территориальные претензии и «отхватывали» от них куски, как только к тому предоставлялась удобная возможность.

Говоря о том, что в Мюнхене западные державы «сдали» Чехословакию Гитлеру, мы как-то забываем упомянуть, что в ее разделе активно поучаствовали также Польша и Венгрия – и здесь Гитлер выступил их защитником и ходатаем, а Чемберлен и Даладье дали согласие на пересмотр чехословацких границ. Мы помним и о том, что Гитлер вынудил Литву отдать в состав Рейха немецкоязычную Мемельскую область, но не всегда вспоминаем, что еще раньше Польша отторгла у той же Литвы район Вильно (Вильнюс) [с 1920-22 года], где большую часть жителей составляли поляки…

Почему же мы должны за перекройку послевоенных границ осуждать только Германию? а не Польшу, не Венгрию, не Францию, не Англию? А есть ли, за что их осуждать (по крайней мере, морально)?

 

Давайте примерим ситуацию «на себя»:

Распался СССР. Границы между новыми государствами прошли по старым советским административным границам союзных республик. По ту сторону государственной границы Российской Федерации компактно проживают большие группы русского населения или народов, основная часть населения которых так же компактно живет в пределах РФ. Живут они там на положении национальных меньшинств и бывает, что подвергаются официальной (а чаще неформальной) дискриминации. Можем ли мы понять тех людей (по ту и по эту сторону границы), которые призывают присоединить такие районы соседних государств к России? Можем? – То-то… А можем ли мы понять тех, кто смотрит на некоторые приграничные ситуации «зеркально» – передать соседним государствам некоторые территории РФ?.. А-а-а… Так что, «не судите – да не судимы будете».

Тут самое время вспомнить главный принцип «архитекторов» послевоенной, постимперской Европы – право каждой нации на собственную государственность, в идеале – «один народ – одно государство». Но ведь это и национал-социалистический лозунг: «Один народ – один Рейх!».

Итак, можно ли сказать, что Гитлер в своей национальной внешней политике действовал в соответствии с  главным «версальским» принципом?

– да, – конечно.

 

Гитлер выглядел восстановителем национальной справедливости не только для немцев, но и для других народов Европы. А французов и англичан он выставлял именно как нарушителей этой национальной справедливости и требовал, чтобы они (вместе с ним) эти ошибки исправили. И державы пасовали перед этими требованиями – ведь Гитлер обвинял их в том, что ради своих выгод они попрали неотъемлемые права народов, в том, что они своим «Версалем» предали великие идеи и принципы самоопределения наций! При этом сам «вождь германского народа» выступал в благородной роли апостола национальной справедливости – это была очень сильная позиция. И противопоставить этим аргументам было, по сути, нечего – не было в то время сильной идеи, способной конкурировать с идеей национальной.

 

Да, но ведь такая альтернативная идея — была! Это коммунистическая идея международного братства, равноправия суверенных наций, сбросивших иго «своих» эксплуататоров: «чтобы без Россий и Латвий жить единым человечьим общежитьем». Тоже – мечта, призыв необычайной притягательности, как для миллионных масс, так и для «избранных» интеллектуалов.

 

При этом необходимо видеть эволюцию, которую претерпела коммунистическая интернациональная идея от 1917 года до 30-х годов.

В 20-е годы Советская Россия рассматривалась как наиболее отсталая часть завтрашнего коммунистического мира, она – лишь пример для революционной самодеятельности трудящихся развитых стран; коммунистические революции должны были происходить в передовых индустриальных странах самостоятельно, а большевистская Россия может помочь им только своим опытом политического и социального переворота, организацией политического авангарда, деньгами, в конце концов. Пролетариат развитых стран после своих побед должен будет помогать Советской России выбираться из экономической и культурной отсталости – к социализму. В этом варианте мировая коммунистическая система могла представляться только как федерация равноправных государств, каждое из которых строит новое общество в соответствии с марксистскими принципами, но по собственному разумению.

В 30-е годы в качестве центра будущей мировой коммунистической системы фактически стал рассматриваться только СССР («всем известно, что Земля начинается с Кремля»). После «коминтерновских» неудач распространение коммунизма в мире стало мыслиться более реалистично, – как государственная экспансия Советского Союза во всех сферах, и в военно-политической – прежде всего. Созданная таким путем коммунистическая система не могла быть ничем иным, как Империей (со всеми ее достоинствами и недостатками). При включении в ее состав более развитых стран и народов, «сердце» коммунистической Империи оставалось на прежнем месте – в Москве, в Кремле.

 

В чем состояла тактика Гитлера, которую он использовал для достижения своих целей в Европе?

Излюбленный прием гитлеровской дипломатии: потребовать у страны-соседа уступок, запугать его угрозами применить силу (которой у Гитлера могло еще и не быть) – затем на тайных переговорах предложить «мировую» с тем только условием, что сосед не будет возражать против германского наступления против другого соседнего государства (да еще и войдет «в долю» при дележе чужой территории).

 

Мы не вынесли в основные проблемы темы вопрос, который напрашивается сам собой и который в разных формах и по разным современным поводам задают сейчас многие:

Если бы тогдашние руководители европейских держав знали, чем кончится германская экспансия, – можно ли было сделать как-то так, чтобы остановить «сползание» Европы к новой большой войне? На каком этапе надо было «прихватывать» Гитлера, чтобы не дать ему возможности «мутить воду» в Европе?

Вопросы эти, само собой разумеется, вне компетенции историка. Но ведь наши задачи несколько шире, нежели подготовка младших научных сотрудников для этой науки — нам надо это понять.

 

Мы можем предложить вам некоторые соображения на этот счет на уровне здравого смысла:

Бесспорно то, что у мирового сообщества были возможности предотвратить военную катастрофу с десятками миллионов жертв. Сплоченные и решительные действия ряда государств вполне могли пресечь гитлеровскую агрессию (и даже предотвратить ее серьезное планирование). Можно было заблокировать фашистское тоталитарное государство в центре Европы, заставить нацистов решать проблемы своей страны средствами только внутренней политики.

Тоталитарный режим – штука очень прочная и устойчивая, но все-таки он не perpetuum mobile  и, в конце концов, упирается в тупик: европейские народы, пошедшие по этому пути, оказались не в состоянии соревноваться с демократиями в материальном уровне жизни, в качестве жизни, в сбережении природных и человеческих ресурсов, в сохранении природной среды, а, в конце концов, — и в военной силе. И СССР вместе со странами «народной демократии», и Испания, и Португалия, и Греция под властью военных диктаторов так и не смогли разрешить своих проблем – тоталитарная власть лишь загнала эти проблемы внутрь, не давая им проявляться открыто. Эти «замороженные» общества не смогли выжить в окружении демократических стран, даже если никто на них открыто не нападал. Сильнее любого оружия оказались материальные и духовные стандарты «той» жизни, непреодолимо притягательны оказались для их населения соблазны материального достатка и личной свободы.

 

Согласованные действия великих держав и соседей Германии могли бы заблокировать и ее, не позволить нацистам решать проблемы своей страны за счет других народов. Но соседи Германии вовсе не производили впечатления благополучных, они бились над решением тех же экономических, социальных проблем, и чаще всего  – безуспешно (за исключением, пожалуй, Швеции; но ведь одной Швецией Германию не заблокируешь…)

 

И еще: в тогдашней Европе (и в мире) каждый был сам за себя. Поэтому пока слабая, но очень агрессивная нацистская Германия могла нагло нарушать любые договоры, ломать любые границы.

 

Весьма болезненная тема:

В чем схожи и чем разнятся решения Мюнхенской конференции и пакт Риббентропа–Молотова?

Для того, чтобы поиск ответов был более конструктивным, вопрос разделим на три части.

1) содержание:

Решения Мюнхенской конференции руководителей Германии, Италии, Англии и Франции решали судьбу государства, в конференции не участвовавшего. Они содержали ультимативные требования к этой стране, которые аннулировали по отношению к ней заключенные ранее международные договоры, ликвидировали ее суверенитет и государственную независимость. При этом решения конференции были открытыми и секретных договоренностей не содержали.

Пакт о ненападении между Германией и СССР решал судьбу ряда стран, в договоре не участвовавших. Пакт давал санкцию на действия договаривающихся сторон по ликвидации национального суверенитета и государственной независимости целого ряда третьих стран. Договоренности сторон, касающиеся третьих стран, содержались в секретном протоколе, являвшемся составной частью Пакта.

2) мотивы договаривающихся сторон:

1938 год:

Мотивы Гитлера: осуществление экспансии в Восточной Европе.

Мотивы глав правительств Англии и Франции: сохранение европейского мира.

1939 год:

Мотивы Гитлера: обеспечение безопасного нападения на Польшу для последующей войны с западными державами (+ территориальные приобретения).

Мотивы Сталина: обеспечение нападения Гитлера на Польшу для последующей его войны с западными державами (+ территориальные приобретения).

3) степень очевидности ближайших последствий:

1938 год:

Для Гитлера: захват Чехословакии и создание прогерманского союза стран Восточной Европы.

Для глав правительств Англии и Франции: сохранение европейского мира (с большой вероятностью).

1939 год:

Для Гитлера: развязывание «большой» европейской войны с конечной победой Германии.

Для Сталина: развязывание Германией (наверняка) «большой» европейской войны с конечной победой СССР.

 

Этот несколько тяжеловатый, поэтапный анализ двух самых знаменитых предвоенных договоров может подвести к некоторым умозаключениям. Например, о виновниках развязывания новой мировой войны.

Да, сознательным инициатором – виновником – новой мировой войны был Гитлер, превративший Германию в нацистский Рейх. Вопрос в том, как оценить роль во всей этой истории его гораздо более сильных и опытных оппонентов – руководителей европейских демократических держав, с одной стороны, и Сталина, превратившего Россию в тоталитарную военную сверхдержаву СССР, – с другой?

Чемберлена, Даладье и иже с ними называют «умиротворителями» Гитлера. Все верно, – но кем был для Гитлера Сталин?..

Говоря откровенно, после этой фразы у нас было написано еще довольно много текста. Но мы вовремя вспомнили старинное монастырское присловие: «Больше наговоришь – больше нагрешишь». Есть вопросы, с которыми надо решиться разобраться самостоятельно.

 

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.