ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

РазговоР. Евразия в 13-16 веках

в Без рубрики on 24.04.2017

 

РОЖДЕНИЕ МОСКОВСКОГО ЦАРСТВА

Феодальной войне 15 века не везет в отечественных учебниках — не хватило достаточно места для нее и в этом Курсе. Но показать хоть чуть более подробно эту круговерть трагических событий, по нашему мнению, нужно, — здесь запеклась кровь живой русской истории. Не знаем описания тех событий более толкового и одновременно краткого, чем у Николая Ивановича Костомарова:

Николай Костомаров. О русской феодальной войне 15-го века

 

Исход этой «замятни» выявил в процессе возвышения Москвы мощное «подводное течение» — деятельность сплоченного боярского клана, который был способен наращивать силы государства даже при номинальном, «самом ничтожном» великом князе.

К сожалению, у нас на страницах Курса мало места для живописных подробностей, кои и составляют, собственно, живую ткань истории. Но иногда подробности эти настолько характерны, настолько типичны, что обойтись без них совершенно невозможно. Вот, например, отрывок из Н. Костомарова об Иване III:

Николай Костомаров. Об эпизоде правления Ивана III

 

Не хватило в Главе места и на описание московского строительства времен Ивана III и его наследника, результат которого стал неотъемлемой частью образа России — архитектурный ансамбль Московского кремля.

Из справочника «Хроника человечества»:

«К 1530 г. в Москве завершился период интенсивного строительства, начатого великим князем Иваном III. Кремль стал одной из самых мощных крепостей Европы. …В 1475 — 1479 гг. построен Успенский собор (архитектор Аристотель Фьораванти), в 1505 — 1508 гг. Алевиз Фрязин Новый возвел Архангельский собор — усыпальницу русских князей и царей, в 1487 — 1491 гг. построена Грановитая палата (архитекторы Марк Фрязин и Пьетро Антонио Солари). Центром ансамбля стала колокольня Ивана Великого (1505 — 1508, архитектор Бон-Фрязин)».

Попытка возвести главный храм Руси — Успенский собор — окончилась после трех лет строительства обрушением незаконченной постройки во время землетрясения. Навыки столь масштабного строительства уже были утеряны, и другие отечественные строители не решились взять на себя ответственность («известь не клеевита да камень не тверд»…). Были вызваны мастера из Италии. Так что, знаменитые кремлевские православные соборы, как ни прискорбно, выстроены католиками…  Это был уже второй заметный опыт общения с Западом после получения оттуда при Дмитрии Донском огнестрельного оружия. И, кстати, именно Аристотель Фьораванти, наряду с производством кирпича, организовал в Московии первую железоделательную мануфактуру, Пушечный двор, где изготавливалось отечественное огнестрельное оружие различных видов.

 

АЗИЯ

Вот описание падения Константинополя:

«Напрасно Иоанн V в 1369 г., Мануил II в 1402 г. и Иоанн VIII в 1439 г. являлись в Италию, Францию и Англию просить поддержки; они получали лишь вежливый прием и щедрые обещания. Когда же Магомет II решил покончить с Византийской империей, — истощенной и всеми покинутой Византии оставалось только умереть с достоинством…

Против колоссальной турецкой армии, состоявшей почти из 160 тыс. человек, император Константин Драгас смог выставить едва 9 тыс. солдат, из которых по крайней мере половину составляли иностранцы; византийцы, враждебно относившиеся к церковной унии, заключенной их государем, в общем довольно плохо исполняли свой долг. Тем не менее, несмотря на мощь турецкой артиллерии и огромной пушки инженера Орбана, первый приступ был отбит (18 апреля). Магомету II удалось провести свой флот в Золотой Рог и таким образом поставить под угрозу другой участок укреплений. Однако, штурм 7 мая опять не удался. Но в городском валу была пробита брешь. В ночь с 28 на 29 мая 1453 г. началась последняя атака. Дважды турки были отбиты; тогда Магомет бросил на штурм янычар. В то же время гэнуэзец Джустиниани, бывший вместе с императором душой обороны, получил серьезное ранение и оказался вынужденным покинуть свой пост. Это дезорганизовало защиту. Император продолжал доблестно сражаться, но часть вражеского войска, овладев подземным ходом из крепости,.. напала на защитников с тыла. Это был конец. Константин Драгас героически погиб у бреши, озарив таким образом Византию последним лучом славы. Турки овладели городом. В захваченном Константинополе начались грабежи и убийства; более 60 тыс. человек было взято в плен. 30 мая 1453 г., в восемь часов утра, Магомет II торжественно… явился в святую Софию воздать хвалу богу ислама».

(Шарль Диль. История Византийской империи)

 

ЕВРОПА

Если уж мы взялись сравнивать историю нашей страны с историей европейской цивилизации, то стоит обратить внимание на внешне похожие процессы, которые начались во Франции, с тем, что больше ста лет тому назад началось и с успехом продолжилось в Московии. Прежде всего, очень похожи характеры главных действующих лиц, почти те же методы приращений домена/княжества и в далеком историческом итоге — создание крупного централизованного государства.

Да, Иван Калита (как и его ближние потомки) был бы очень похож на Людовика XI, если бы не одно обстоятельство — у французского короля не было Орды, он не наводил монгольские отряды на своих противников, он не ходил со своей дружиной на грабеж соперников в составе иноземных карательных войск, он не доносил на них, чтобы их казнили в Орде… Неизвестно, как повел бы себя «всемирный паук», окажись он в ситуации, которая выпала Ивану, но, слава Создателю, его миновала чаша сия.

 

Говорят, что оценивать деятелей прошлых веков с точки зрения наших нынешних моральных норм, глупо — они жили в другое время и у них были другие моральные нормы, у них были другие обычаи и традиции. Мы так не думаем.

Занятие это весьма полезно для нас самих.

Во-первых, для того, чтобы за расчетами выгодно/невыгодно, получилось/не получилось, не запутаться и не потерять собственные критерии различения добра и зла.

Во-вторых, а кто это сказал, что основные моральные нормы веков минувших так уж сильно отличаются от моральных норм сегодняшних? Ведь их основа, зафиксированная в Ветхом и Новом завете, осталась прежней. И людей, безупречных в этом отношении, можно найти в любые времена, без всяких скидок на «тогдашние» нравы. Как и людей, нарушавших эти нормы.

И предательство, например, всегда было, есть и будет предательством, только оправдания его в разные времена — разные. И убийство всегда было, есть и будет убийством, какими бы «целесообразностями» оно ни оформлялось. И так — по всем десяти заповедям. А то, что тысячу лет назад принято было в скатерть сморкаться, так это можно считать лишь колоритом того времени — не более.

А, в-третьих, те или иные моральные оценки действий людей прошедших эпох, позволяют лучше понять проблемы дня сегодняшнего, позволяют понять как, из чего выросло то, чего мы сегодня стыдимся или чем гордимся — «какого мы корня».

 

И, если уж материал Главы натолкнул нас на «отвлеченные» темы, можно подумать над теми аргументами, которыми так часто оправдываются старинные (и не очень) злодейства, которыми столь полна история всех народов: а «зато» он объединил большую страну, а «зато» он создал централизованное государство, а «зато» он создал великую империю…

А кто сказал, что объединить территории в большую страну — это так уж хорошо? А почему мы должны воспринимать, как само собой разумеющееся, сверхположительную оценку создания централизованного единого государства? И почему «великая империя» — это обязательно здорово, а жителей карликовых княжеств можно высокомерно третировать?

Тысячу лет центр Европы, нынешние Германия, Австрия, Чехия, Бельгия, Голландия, представлял из себя скопище бесчисленного множества самостоятельных и крохотных государств — и жизнь там била ключом. Именно там рождалась самая дивная музыка, именно там были самые лучшие ремесленники и торговцы, именно там произошел потрясающий взрыв лютеровой Реформации… А такая же раздробленная Италия? — да это же тогдашний центр европейского мира, самый ученый, богатый, утонченный, брызжущий идеями… Разве у кого-то повернется язык назвать тогдашних итальянцев «пребывающими в ничтожестве» только потому, что все Аппенины сотни лет состояли из небольших городов-государств, вечно воевавших друг с другом?

 


 

Данте Алигьери. «Божественная комедия». АД (с иллюстрациями Гюстава Доре)

 

Франческо Петрарка. Сонеты. Исповедь

 

Никколо Макиавелли. «Государь»

 

«Жизнеописание Бенвенуто Челлини, написанное им самим»

 

Жоашен дю Белле. Сонеты

 


Очень долгое время (века) европейские люди были эпохой Возрождения буквально зачарованы. И немудрено — даже крохотная толика, созданного в то столетие, которая приведена в этом Курсе, способна влюбить в себя кого угодно.

Но потом пришел вопрос: а что же люди сами отказались от такого несметного богатства, от такой безбрежной свободы, почему сами ушли от всего этого, почему смысл жизни и смерти снова вышел для них на первый план, почему это стало главным в их существовании, причем, настолько, что разразились общеевропейские религиозные войны, такие ожесточенные и кровавые, каких дотоле в христианском мире еще не видывали. И остался Реннесанс блестящим, манящим, но и отвергнутым нашей цивилизацией островком…

В Главе описана ситуация, которая возникла, когда была предпринята попытка людей западной цивилизации освободиться от строгого религиозного диктата прежних веков, попытка фактически поставить в центр вселенной человека, именно его сделать мерилом всех вещей, дать людям свободу делать то, что им нравится, что они считают для себя необходимым.

Жестокостей, отнюдь не христианских страстей хватало и раньше. Но тогда это почиталось грехами которые нужно было искренне отмаливать — за ними стоял Ад, который с такой гениальной жутью привиделся Данте. Но внезапно то, что называлось «страхом Божьим», ушло из людской жизни — человек остался наедине с самим собой и с глазу-на-глаз с другими людьми.

Как это выглядело на практике, можно узнать, почувствовать, если почитать уникальную книгу «Жизнеописание Бенвенуто Челлини, написанное им самим» — книгу до предела субъективную и бесхитростно-откровенную, книгу, которую тогдашние гуманисты, к счастью, отказались править, книгу, которую надиктовал сам знаменитый ювелир и скульптор, не отвлекаясь от работы. Истинный человек Возрождения, из-под рук которого выходили дивные произведения искусства и привыкший все свои жизненные проблемы решать лучшим, по его глубокому убеждению, способом — ударом кинжала…

Один из великих историков, Ипполит Тэн, говорил о людях Возрождения:

«Эти люди блещут образованием, ученостью, красноречием, учтивостью, светскостью, и в то же время это разбойники, убийцы, насильники. Они поступают как дикари, а мыслят как цивилизованные люди; это разумные волки».

 

А. Гуревич и Д. Харитонович в своем прекрасном учебнике «История Средних веков» приводят необычный, но, тем не менее, очень характерный эпизод:

«Ценилось все, превосходящее человеческие возможности… такое встречалось не только в знаниях или искусствах, но и в злодействах, лишь бы и они превосходили все мыслимое. Правитель города Римини Сиджисмондо Малатеста потряс современников и потомков своими преступлениями. Этот лишенный каких бы то ни было моральных устоев человек был тонким знатоком литературы и искусства. Он обожал выступать в качестве крестного отца в семьях своих врагов или людей, которых он почему-либо задумал погубить. После церемонии роженицу, ее мужа и ребенка убивали по его приказу (иногда он это делал собственноручно) на глазах друг у друга. И вот, как рассказывают, этот неистовый злодей отправился войной на Флоренцию. У республики не было войск. Навстречу Малатесте выехал канцлер Флоренции, гуманист Джаноццо Манетти. Он произнес перед Малатестой составленную по всем правилам красноречия речь на изысканной латыни. Жестокий правитель Римини пришел в восторг и увел свое войско».

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.