ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

Объединение Италии

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Период европейских революций 1848-49 годов в итальянских городах, королевствах, герцогствах прошел необычайно бурно, но, в конце концов, все революции были разгромлены, а их нововведения (прежде всего, избранные населением парламенты) ликвидированы. В многочисленных итальянских монархиях испуг перед только что подавленными революциями оказался столь велик, что после жесточайших расправ с революционерами там ни о каких реформах — даже под собственным жестким контролем — и слышать не хотели. Главным методом управления стал полицейский произвол. Образцом такой политики стала Австрия, которая установила в итальянских провинциях своей империи жесткий военно-полицейский режим и оккупировала еще и соседние области. Неудивительно, что в самый разгар европейской промышленной революции в Италии воцарился застой.

Единственной итальянской областью, где революционные завоевания сохранились, было Сардинское королевство или Пьемонт [Сардинским королевство называлось потому, что в его состав входил остров Сардиния, но основная его территория была на северо-западе Италии со столицей в Турине.]. Его король, Виктор Эммануил II славился своей храбростью и верностью слову. Не будучи интеллектуалом, он обладал простым здравым смыслом и деловой проницательностью, во внутренней политике предпочитал либеральный курс, подчиняясь решениям парламента, а во внешней держался решительно и смело. После поражения армии Пьемонта от австрийцев в 1849 году, королю были предложены очень мягкие условия мирного договора — но при условии, что он станет абсолютным монархом и разгонит парламент. Король, однако, предпочел выплачивать огромную контрибуцию, лишь бы не нарушать слова, данного своему народу.

Рядом с королем, плохо разбиравшемся в экономике и политических хитросплетениях, появился человек, прекрасно ориентировавшийся и в том, и в другом — граф Камилло Кавур. Он стал «мотором» преобразований и руководителем внешней политики королевства, которые, в конце концов, позволили объединить вокруг Пьемонта всю Италию. Он преклонялся перед свободным общественным строем Британии и царившим там духом частной инициативы, поэтому многие его преобразования на родине были весьма похожи на английские — свобода торговли, низкие таможенные пошлины, налоги в пользу бедных слоев населения, широкое железнодорожное строительство.

Свобода предпринимательства, защищенного судебной системой, очень быстро дала плоды — в стране начался бурный экономический подъем, росла промышленность, сельское производство потеряло свой натуральный характер и заработало на рынок. Увеличился поток налогов в казну, что позволило сформировать хорошо подготовленную и многочисленную армию.

И именно Пьемонт стал центром притяжения для всех итальянских революционеров, либералов и демократов, он стал надеждой на избавление от иностранной (австрийской) власти и объединения всей Италии в единое государство.

Кавур начал сложное маневрирование в бурных, полных подводных камней, водах тогдашней европейской политики. Понимая, что его королевство не в силах соперничать с Австрией на полях сражений, он старался стать союзником Франции и Англии, надеясь на их помощь в итальянских делах. С трудом, но ему далось провести через парламент решение о посылке сардинской армии в Крым, где она получила боевое крещение в сражении на Черной речке. Благодаря этому Пьемонт стал полноправным участником Парижского конгресса (1856), подводившим итоги Восточной войны, и Кавур выступил там с яркой речью о проблемах Италии. С тех пор Пьемонт во главе со своим премьер-министром стал общепризнанным защитником общеитальянских интересов.

На сторону Сардинского королевства постепенно перешли и руководители революционных заговорщиков-республиканцев, которые после многочисленных неудач поднимаемых ими восстаний пришли к выводу, что объединение страны возможно только в союзе с либералами-монархистами — с Пьемонтом. Немалую роль сыграл переход к союзу с либералами авторитетнейшего революционера Джузеппе Гарибальди. Не отрекшийся от своих республиканских убеждений, он возглавил всеитальянскую организацию, действовавшую в целях объединения страны вокруг Сардинского королевства.

Наполеон III пытался оттеснить из Италии австрийцев и поставить страну под свой контроль. Кавур, идя с императором на союз, об этих планах знал, но надеялся, что ход событий опрокинет планы западного соседа. Он договорился с французским императором о совместной войне с Австрией в обмен на передачу ей западных франкоговорящих областей Пьемонта (Ниццы и Савойи). Поход (1859) был успешным, франко-итальянские войска, победив в нескольких сражениях, вытеснили австрийцев из Северной Италии. В городах вспыхнули восстания, изгнавшие прежних владетелей. Они получили такой размах, что Наполеон III испугался, что не сможет посадить на освободившиеся троны своих ставленников. Он тайно договорился с только что разбитым противником о возвращении к предвоенной ситуации, прекратил наступление и увел свои войска.

Кавур был в отчаянии. Близкий к самоубийству, он ушел в отставку и уехал из страны. Но пьемонтские генералы взяли под свое командование войска восставших провинций и тем самым сорвали возвращение к власти сбежавших правителей. Вернувшийся Кавур организовал там референдумы, на которых население высказалось в пользу присоединения к Пьемонту.

Весной 1860 года вспыхнуло восстание в сицилийской столице Палермо. Когда королевские войска подавили его в городе, оно перекинулось в сельские местности. И у пьемонтских революционеров возник план помочь восставшим, чтобы и Юг Италии присоединился к движению объединения страны. Согласие возглавить отряд дал знаменитый революционный командир Джузеппе Гарибальди. 1100 плохо вооруженных бойцов, родом из всех областей Италии, одетых в красные рубашки, с двух кораблей высадились на сицилийском берегу, который охраняла 25-тысячная королевская армия. В первом же яростном столкновении солдаты не выдержали штыковой атаки добровольцев, и Гарибальди с присоединившимися к нему крестьянами ворвался в Палермо. После трехдневных уличных боев гарнизон прекратил борьбу. Солдаты тысячами стали сдаваться в плен, организованное сопротивление прекратилось. Тут же сицилийские крестьяне, неудовлетворенные объявленными налоговыми послаблениями, принялись делить земли крупных землевладельцев — и гарибальдийским «краснорубашечникам» пришлось жестко, с расстрелами, подавлять деревенские бунты.

А сам Гарибальди, опередив свою армию вместе с несколькими соратниками высадился на материке и собирая по дороге добровольцев, двинулся на север — и вскоре вошел в ликующий Неаполь. Он считал, что с присоединением к Пьемонту можно повременить, а нужно идти на Рим, ликвидировать светскую власть понтифика в Папской области (отделявшей Юг Италии от Севера) и идти дальше на север — на Венецию. Эти планы очень не понравились в Пьемонте — Кавур опасался не только провозглашения в освобожденной стране республики и потери монархического объединительного центра, но и военного вмешательства Наполеона III, неизбежного при насильственном свержении папской власти.

По согласованию с французским императором пьемонтские войска спустя несколько дней после вступления Гарибальди в Неаполь стремительно оккупировали папские владения — и преградили революционной добровольческой армии путь на Рим. Просьба Гарибальди передать ему на год верховное управление Южной Италией была отклонена, изданные им декреты отменены, а его армия распущена.

На референдуме Юг страны высказался за присоединению к Пьемонту. Собравшийся в Турине общеитальянский парламент (17 марта 1861 года) объявил о создании Итальянского королевства во главе с пьемонтским королем Виктором Эммануилом II. Существовавшие в Пьемонте конституционные порядки были распространены на всю территорию нового государства.

Папа отказался признать итальянское правительство, отвергал все его предложения о примирении и слышать не хотел о том, чтобы Рим стал столицей Италии. В ответ итальянское правительство конфисковало и пустило в продажу имущество 40 тысяч католических монастырей. Однако, пока папа сохранял власть в Риме, где его охраняли введенные в город французские войска.

Гарибальди решил силой покончить с «римской проблемой» — он вновь появился в Сицилии (1862) и, переправившись на континент, снова объявил «поход на Рим». Стремясь не допустить итало-французского столкновения, итальянское правительство бросило свои войска на перехват гарибальдийцев. В первой же стычке Гарибальди был тяжело ранен и вместе со своими бойцами арестован.

В австрийских руках продолжала оставаться Венецианская область. Правительство, подавив революционную инициативу, продолжило объединение путем военно-дипломатических маневров. Оно заключило военный союз с Бисмарком против Австрии, договорившись о присоединении Венеции (1866). Потеснить австрийцев смог в горах Тироля только добровольческий корпус под командованием освобожденного из-под ареста Гарибальди, остальные же сражения на суше и на море были крайне неудачны. Тем не менее, после поражения австрийцев от пруссаков Венеция оказалась в составе объединяющейся Италии.

На следующий год Гарибальди во главе нескольких тысяч добровольцев вновь объявил «поход на Рим». На этот раз гарибальдийцам пришлось столкнуться с регулярными французскими войсками — в бою с ними отряд был разгромлен, а самого Гарибальди арестовало итальянское правительство.

А через три года разразилась франко-прусская война и французские части были, наконец, выведены из «Вечного города». После короткого боя итальянские войска вошли в Рим, который с лета 1871 года был объявлен столицей Италии. Папа, сохранивший за собой лишь Ватиканский дворец, объявил себя «вечным пленником» итальянского государства.

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.