ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

Карл Великий

в Без рубрики on 30.08.2016

Историки называют его «первым европейцем». И дело даже не в том, что при его дворе возродилось само слово Европа, которым определяли завоеванную им территорию, а и в том, что из его империи родились несколько основных западноевропейских государств. Уже в наше время Совет Европы основал премию «за содействие делу европейского единства» — имени Карла Великого.

На славян, с которыми он тоже много воевал, Карл произвел столь сильное впечатление, что имя этого человека закрепилось в славянских, в том числе и русском, языках в качестве титула — король (польское «król», чешское «král», сербское «кра̑љ», македонское «крал», словенское «kralj»).

В Европе он стал образцом правителя, которому с 8 века и до Нового времени подражали все монархи. Он — герой множества легенд и сказаний. В них он предстает защитником христианского мира, ограждающим его своим священным мечом.

Карл был высок (под два метра ростом), длиннонос, с короткими светлыми волосами, с большими, живыми глазами. Он прекрасно владел всеми видами оружия, был великолепным конником и пловцом, легко гнул подковы и даже обладал абсолютным слухом.

«Король был очень прост и умерен в своих привычках. В обычные дни наряд его мало отличался от одежды простолюдина. Вина он пил мало и ненавидел пьянство. Обед его в будни состоял всего из четырёх блюд, не считая жаркого, которое сами охотники подавали прямо на вертелах, и которое Карл предпочитал всякому другому яству. Во время еды он слушал музыку или чтение. Его занимали подвиги древних, а также сочинение святого Августина «О граде Божием». После обеда в летнее время он съедал несколько яблок и выпивал ещё один кубок; потом, раздевшись донага, отдыхал два или три часа. … Во время утреннего одевания Карл принимал друзей, а также, если было срочное дело, которое без него затруднялись решить, выслушивал тяжущиеся стороны и выносил приговор. В это же время он отдавал распоряжения своим слугам и министрам на весь день. Был он красноречив и с такой легкостью выражал свои мысли, что мог сойти за ритора [профессионального оратора]. Не ограничиваясь родной речью, Карл много трудился над иностранными языками и, между прочим, овладел латынью настолько, что мог изъясняться на ней, как на родном языке; по-гречески более понимал, нежели говорил. Прилежно занимаясь различными науками, он высоко ценил учёных, выказывая им большое уважение. Он сам обучался грамматике, риторике, диалектике и в особенности астрономии, благодаря чему мог искусно вычислять церковные праздники и наблюдать за движением звезд. Пытался он также писать и с этой целью постоянно держал под подушкой дощечки для письма, дабы в свободное время приучать руку выводить буквы, но труд его, слишком поздно начатый, имел мало успеха. Церковь он во все годы глубоко почитал и свято соблюдал все обряды».

Он всю свою жизнь воевал, очень значительно раздвинув границы своего государства, но в нем было мало того, что мы привыкли вкладывать в определение «великий завоеватель» — как правило, он начинал войны в ответ на нападения соседей-язычников, которые заканчивались крещением этих племен. После ухода армии Карла племена восставали вновь, разрушая новые храмы и вырезая своих обратившихся соплеменников — и Карл снова и снова огнем и мечом прочесывал их территории, десятилетиями добиваясь прочных результатов своих «христианских» войн.

Возложенную папой на его голову императорскую корону (800) он воспринял очень серьезно и за возрождение Западной империи взялся столь же добросовестно, как и за все, за что он брался.

Он собрал при своем дворе всех ученых людей тогдашней Европы, ставших не «культурной игрушкой» монарха, но советниками в его нелегких трудах. С ученого кружка при Карле в Европе началось возрождение, казалось, безвозвратно утерянного интереса к культуре во всех ее проявлениях — к книге, к лытыни, поэзии, музыке, философии, живописи, архитектуре, к образованию.

Карл приказал записать обычное право всех народов, находящихся под его властью. Сам он издал множество законов, ставших одной из основ средневекового права.

По приказанию Карла осушались болота, вырубались леса, строились монастыри и города, дворцы и церкви.

Столь же неутомимо, входя во все мелочи, заботился он об улучшении государственного устройства, о материальном и духовном развитии своего государства. Два раза в год, весной и осенью, вокруг императора собирались большие государственные собрания; на весеннее могли являться все свободные люди, на осеннее приглашались только наиболее важные советники государя, люди из придворного круга, высшей администрации и высшего духовенства. На осеннем собрании обсуждались вопросы государственной жизни и составлялись по ним решения. На весеннем собрании осенние решения представлялись на одобрение собравшихся; здесь же государь получал от съехавшихся сведения о состоянии управления, о положении и нуждах той или иной местности.

Его почти полувековое, царствование, долго потом, во времена раздоров и смут, все вспоминали добрым словом. Все, что он сделал в своей жизни, до сих пор оставляет впечатление разумности, здравого смысла, реализма, основательности и добросовестности.

Палатинская капелла в Аахене — дворцовая часовня Карла Великого, в которой он похоронен.

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakte


Комментарии закрыты.