ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

Европа на пороге новой войны. 1933-1939 годы

в Без рубрики on 24.04.2017

 

СССР и кризис европейской цивилизации

 

К 1933 году волна Великого экономического кризиса «накрыла» Францию, Англию и союзные им европейские страны, – и отношения между ними резко обострились. Каждое из государств пыталось спастись в одиночку и, если возможно, за счет соседей. По линиям государственных границ для защиты национальных экономик выросли новые «стены» – таможенные, валютные.

Традиционное англо-французское соперничество за влияние на континенте временами начинало переходить в отчуждение. Распалась та сила, которая создала и удерживала в неустойчивом равновесии послевоенную, «версальскую» Европу.

Английская правящая элита продолжала крепко удерживать руль управления государством. При этом в своей европейской политике Англия по-прежнему следовала своему давнему правилу – противодействовать лидерству какой-либо континентальной державы и поддерживать с этой целью ее соперников. Лидером англичане в 30-е годы признавали Францию, а потому исподволь расстраивали планы ее дипломатов создать антигерманский союз под французским руководством. Франция не могла рассчитывать на помощь англичан, если бы попыталась оказать на Германию какое бы то ни было силовое воздействие.

Между тем в 30-е годы самая активная «охранительница» европейского порядка, Франция, все глубже погружалась в тяжелый политический кризис. Резкое падение жизненного уровня населения, отчаяние миллионов безработных французские политические партии лишь использовали для «охоты за голосами» на выборах. Их парламентские фракции занимались беспрерывным комбинированием, созданием различных коалиций для формирования очередного правительства, дрались за министерские посты для своих лидеров, за государственные должности для «своих людей». Проходило несколько месяцев, – и новая парламентская «комбинация» отправляла в отставку едва приступившее к работе правительство страны. В такой обстановке процветала коррупция, а на высшие посты в государстве попадали иногда откровенные проходимцы. Слабые французские политики – мастера межпартийных интриг – были неспособны принимать и осуществлять принципиальные решения ни во внутренней, ни во внешней политике.

Приход к власти в Германии нацистов не вызвал паники в Лондоне и Париже. Гитлера там воспринимали как сильного национального лидера, который пытается вывести свою страну из кризиса неким особым путем. Обе европейские демократии были готовы продолжить по отношению к Германии политику пересмотра в ее пользу условий Версальского мира. Они еще долго не осознавали, что перед ними уже совсем другая Германия, что в центре Европы появилось государство «нового типа», устремленное к мировому господству и готовое смести на своем пути любые договоры вооруженной силой.

В разобщенной, терзаемой кризисом Европе у Гитлера была широкая свобода маневра: он мог по своему выбору использовать и рознь в стане своих противников (и будущих жертв), и безволие, нерешительность одних, и беспринципную «практичность» других, и массовый настрой западноевропейцев избегать военных столкновений на континенте любой ценой.

 

Начало германской экспансии. Первой попыткой взломать «версальский порядок» в Европе было нацистское покушение на независимость Австрии.

После I мировой войны из центра обширной многонациональной империи Австрия превратилась в небольшую республику с маленькой армией и слабой экономикой. Победители опасались возрождения Габсбургской империи, поэтому Австрии и Венгрии запретили восстанавливать традиционные хозяйственные связи. Лишенная венгерского продовольствия и сырья, австрийская экономика выживала только благодаря финансовой помощи Лиги Наций. Австрийское общество было глубоко расколото многолетним противостоянием социалистов и консерваторов, которое в 1934 году дошло до вооруженных столкновений в столице – боевые отряды социал-демократической партии потерпели поражение, только после того, как армия подвергла рабочие кварталы Вены артиллерийскому обстрелу. Набирали силу и местные национал-социалисты, выступавшие за «аншлюс» (объединение Австрии и Германии, что было прямо запрещено Версальским мирным договором).

Гитлер толкнул своих австрийских единомышленников на государственный переворот, – в 1934 году штурмовики австрийских нацистов захватили центр Вены, и убили канцлера республики Дольфуса. Но тут в дело вмешался Муссолини, который считал Австрию своей «сферой влияния»: итальянские дивизии угрожающе придвинулись к австрийской границе. Гитлер отступил, не имея достаточно войск и не желая ссориться с «отцом-основателем» фашизма. Нацистские боевики были выбиты из Вены австрийской армией.

Весной 1935 года Гитлер объявил, что в Германии вместо немногочисленной кадровой (контрактной) армии создается большая национальная армия на основе всеобщей воинской обязанности. Он подчеркнул при этом, что новая армия будет оснащена самым современным оружием, в том числе таким, которое Германии иметь было запрещено условиями мирного договора – военной авиацией, танками, подводными лодками. Это означало, что через несколько лет германская армия станет крупнейшей вооруженной силой в Европе, превзойдя армии Франции и ее союзников. Почти все европейские страны (даже Италия) дружно осудили Гитлера, но никто не решился даже пригрозить ему всерьез «полицейским» вторжением на территорию пока безоружной Германии, чтобы заставить ее руководителей выполнять международные договоры.

В том же году решил укрепить «величие» Италии Муссолини. Противник был избран послабее и подальше от Европы – итальянские войска вторглись в Абиссинию (Эфиопию), единственное независимое и христианское государство Африки. Итальянское командование применяло в колониальной войне отравляющие газы и – впервые – массированные бомбардировки с воздуха. И вновь из европейских столиц раздались громкие протесты, снова дипломаты клеймили позором нарушителя международного права, но практических действенных мер против агрессора так и не было принято. Тем не менее, Муссолини испортил отношения с европейскими демократиями и пошел на сближение с нацистской Германией.

Первым действием набранной по всеобщей воинской обязанности германской армии (вермахта) стало занятие Рейнской демилитаризованной зоны.

Рейнская область – германская территория на левом (западном) берегу Рейна, непосредственно примыкающая к французской границе. Именно здесь могли сосредотачиваться войска для удара по Франции. На Версальской мирной конференции французская делегация настоятельно требовала, чтобы эта область была передана ей для того, чтобы широкий, полноводный Рейн стал оборонительным рубежом Франции и не позволил бы немцам вновь нанести молниеносный и мощный удар на Париж. Но здесь же находился крупнейший в Европе угольно-металлургический промышленный район Рур, – обладание им слишком бы усилило Францию и слишком ослабило бы Германию, что не входило в английские планы на будущее. В конце концов был достигнут компромисс: Рейнская область осталась в составе Германии, но была демилитаризована – ни одна германская воинская часть отныне не имели права пересекать Рейн и находиться на его западном берегу. Франция же получила право оккупировать Рейнскую область («стальное сердце» Германии – Рур) в случае, если Германия будет серьезно нарушать условия мирного договора [однажды, в 1924 году, Франция уже прибегла к этому средству давления, введя войска в Рейнскую зону, когда Германия приостановила выплату репараций].

В марте 1936 года 40 000 немецких солдат переправились через Рейн. Вооружены они были только винтовками и шли осторожно, – командование готово было тут же прекратить операцию, если бы навстречу им выступили французские части. Но в Париже царила растерянность, французский главнокомандующий уверял, что невозможно двинуть войска, пока по всеобщей мобилизации под ружье не будет призван миллион солдат, а англичане предостерегали своих континентальных партнеров, что не поддержат их в возможной войне. И эта германская акция, разваливавшая «версальское» равновесие в Европе, осталась безнаказанной.

 

Гражданская война в Испании. В июле 1936 года на западе Европы начались события, втянувшие в свою орбиту ряд европейских государств и множество людей из самых разных стран, – гражданская война в Испании.

Испания, одна из самых бедных, отсталых европейских стран, пережила несколько гражданских войн в 19 веке и балансировала на грани «войны всех против всех» с начала 20 века. Страну буквально разрывали на части многие застарелые и, казалось, не поддающиеся решению конфликты – сепаратисты северных провинций с оружием  в руках требовали независимости, крестьяне требовали раздела помещичьих земель, массовые стачки рабочих выливались в настоящие сражения с полицией и войсками в рабочих кварталах, сторонники республики непримиримо враждовали с монархистами. В такой стране с начала века широко распространились социалистические идеи, – и Испания раскололась еще и на приверженцев католических традиций (клерикалов) и ярых противников церкви. Ни один избранный всеобщим голосованием парламент оказывался не в состоянии сформировать прочное, сильное правительство.

Как часто бывало и в других странах в сходных ситуациях, власть в 1923 году захватил генерал-диктатор, но после семи лет правления он вынужден был бежать из страны, а через год в добровольную эмиграцию уехал и сам король. Последовавшие затем всеобщие выборы дали незначительное большинство националистам-консерваторам, на что шахтеры ответили всеобщей вооруженной стачкой, а правительство потопило его в крови, бросив на шахтерские поселки наемников-марокканцев. На следующих выборах незначительным большинством победили объединившиеся «левые» (Народный фронт). Сразу же после выборов единый блок социалистов, коммунистов-сталинистов, коммунистов-троцкистов, анархистов и сепаратистов раскололся, и сторонники каждой из партий принялись устанавливать справедливость в стране по собственному усмотрению. Из армии изгонялись офицеры, высказывавшиеся за возврат от демократии к королевскому правлению, начались убийства священников, землевладельцев, политиков из враждебного лагеря.

В июле 1936 года против «левой» республики открыто восстала часть армии, находившаяся в Марокко. Своим лидером военные избрали генерала Франко. После начала мятежа раскололась и армия – одна ее половина встала под знамена мятежников, другая осталась на стороне мадридского правительства. Но восставшим генералам не удалось установить контроль над страной в ходе одной короткой военной операции. Началась долгая, изматывающая, очень жестокая и кровопролитная гражданская война.  ФОТО

Лига Наций, все европейские державы заявили о невмешательстве во внутрииспанский конфликт, но на деле активно в него вмешались тоталитарные режимы – Италия и Германия помогали националистам, СССР – республиканцам. Самой надежной и стойкой частью республиканских войск стали интернациональные бригады добровольцев из самых разных стран (в основном из числа «левой» интеллигенции).

Германские и итальянские транспортные самолеты перебросили в Испанию франкистские части из Северной Африки, а когда они пошли в наступление на Мадрид, то были на подступах к столице остановлены советскими танками, управляемыми советскими офицерами. Противостояние итало-германского и советского оружия продолжалось все два года войны.

Помощь СССР и Коминтерна усилила влияние в Испании местной, дотоле немногочисленной, компартии, – она добилась контроля над органами госбезопасности республики. Из СССР были присланы «специалисты» НКВД, которые организовали на территории, контролируемой правительством, систему террора по образцу советской. Если в начале войны шла борьба демократии и фашистской диктатуры, то к ее концу друг другу противостояли, по сути, две разновидности террористического режима.

В начале 1939 года победу в гражданской войне, унесшей жизни около миллиона испанцев, одержали националисты генерала Франко. Десятки тысяч беженцев хлынули через Пиренеи во Францию. Многие советские военные, вернувшиеся из Испании на родину, были через некоторое время казнены.

 

«Аншлюс». Посетивший Германию Муссолини высказал восхищение мощью быстро вооружавшегося вермахта и широтой замыслов фюрера. Он больше не возражал против планов своего нового союзника включить в орбиту Рейха Австрию.

Гитлер вначале рассчитывал на постепенную «нацификацию» южной соседки: он добивался от австрийского канцлера Шушнига, чтобы тот давал свободу действий австрийским нацистам и ввел в свое правительство их руководителей. Но тот сделал попытку положить конец подобному диктату: вернувшись из Германии после «инструктажа» фюрера, канцлер назначил в стране всенародный референдум о независимости Австрии. Гитлер был взбешен – свободное волеизъявление австрийского населения могло похоронить его планы. Потребовав отмены референдума, фюрер отдал приказ вермахту войти на территорию Австрии. В марте 1938 года было объявлено об «аншлюсе» – Австрия стала частью Германии. [Пропаганда германской военной мощи в то время еще не соответствовала действительному состоянию вермахта – его танковые колонны едва дотянули до Вены и встали там посреди города из-за многочисленных поломок техники (Гитлер устроил военным скандал – личный триумф фюрера в городе его юности был испорчен)] ФОТО

 

«Чехословацкий кризис». Сразу же после поглощения Австрии Гитлер заявил своим генералам о своем «непреклонном желании стереть Чехословакию с географической карты». Но едва дивизии вермахта придвинулись к границе очередной жертвы, в Чехословакии была объявлена мобилизация армии – стало ясно, что эта страна без войны не сдастся.

Чехословакия была единственной из восточноевропейских стран, которой удалось создать устойчивое демократическое государство западного типа. Его единство в первую очередь обеспечивалось сотрудничеством промышленной Чехии (более 7 миллионов населения) и сельской Словакии (более 2,5 миллионов). На территории страны компактно жило и население других национальностей – венгры, закарпатские украинцы, поляки. В государственном аппарате во всех областях страны преобладали чешские чиновники.

Экономические трудности 30-х годов обострили межнациональные отношения – вину за снижение уровня жизни национальные меньшинства возлагали на чешскую администрацию.

Самыми «ненадежными» патриотами молодого государства считались немецкоговорящие бывшие подданные австрийской монархии – судетские немцы (более 3,3 миллиона человек). Они издавна жили в Судетских горах, окружающих равнинную Чехию. Раньше, в Австро-Венгрии судетские немцы относились к привилегированной национальности, в Чехословакии же они оказались на положении не слишком желанного национального меньшинства, – отчужденность в отношениях немецкого и чешского населения ощущалась все послевоенные годы. С приходом в соседней Германии к власти Гитлера появились нацистские организации и среди судетских немцев – они выступали за присоединение к «матери-Германии»; так же многочисленные сторонники социал-демократии никаких симпатий к гитлеровцам не испытывали.

После «аншлюса» Чехия оказалась с трех сторон окруженной территорией нацистского Рейха, и единственной преградой на пути вторжения агрессора были Судетские горы. В послевоенный период здесь возвели линию мощных железобетонных укреплений, врезанных в скалы, которая стала основой обороны 35-ти дивизий чехословацкой армии. 

Преодолеть эту преграду Гитлер решил с помощью судетских нацистов.

Германская пропаганда подняла большой шум по поводу ущемления национальных прав немцев в Чехословакии, и при этом единственными выразителями интересов судетских немцев выставлялись местные национал-социалисты. Для того, чтобы сбить сепаратистские настроения в Судетах, чехословацкое правительство предложило предоставить живущим там немцам широкую внутреннюю самостоятельность, но судетские нацисты по указанию из Германии сорвали переговоры об автономии. Гитлер открыто и демонстративно искал повод к агрессии.

Однако, после всех невероятно грубых оскорблений по адресу «славянских угнетателей немцев» в публичных речах, с приказом о нападении фюрер медлил. Чехословацкая оборона была действительно прочной, а кроме того, согласно договору, в случае агрессии по Германии обязана была ударить французская армия. Больше того – чехословацкое правительство имело еще одну угрожающую Германии «перестраховку»: если в защиту подвергшейся нападению Чехословакии войну Германии объявит Франция, то же самое должен будет сделать и СССР. Военные предупредили Гитлера, что, по их расчетам, война одновременно против Франции и Чехословакии будет Германией проиграна. Тем не менее, фюрер продолжал нагнетать военную истерию, давая понять, что германские войска вот-вот нападут на Чехословакию.

Перед глазами английских и французских руководителей встал призрак 1914 года, когда неурегулированный локальный конфликт заставил автоматически сработать весь механизм оборонительных договоров европейских стран и привел к мировой бойне. Крайне неприятным обстоятельством было и то, что в эту европейскую схватку вступит и вырвавшийся из международной изоляции СССР, – с собственными целями (на эту «коммунистическую угрозу» в случае начала большой войны Гитлер в переговорах с западными державами напирал особо).

Расчет нацистского вождя оправдался – признанный лидер европейских демократий английский премьер-министр Невилл Чемберлен увидел высшую государственную мудрость в том, чтобы пожертвовать интересами Чехословакии в обмен на сохранение мира. Ему не составило труда привлечь на свою сторону французских коллег (которым «только еще войны не хватало»).

На встрече в Мюнхене главы четырех держав (Англии, Франции, Германии и Италии) заключили сделку, которая всем тогда показалась очень удачной – Германия занимает Судетскую область и обещает не захватывать оставшуюся территорию Чехословакии; Франция отказывается от своих обязательств защищать территориальную целостность Чехословакии; Англия и Франция берутся убедить Чехословакию не оказывать при этой операции сопротивления; Германия обещает державам все спорные вопросы отныне решать мирно, путем переговоров. Гитлер настоял также на том, чтобы в разделе Чехословакии приняли участие и другие ее соседи: к Польше отходила область с преобладанием польского населения, Венгрия получила право присоединить к себе кусок Словакии, населенный преимущественно венграми.

В первых числах октября 1938 года войска Германии, Польши и Венгрии, не встречая сопротивления, заняли «причитавшиеся» им территории Чехословакии. Большинство министров чехословацкого правительства отказались от своих постов покинули страну.

В Англии премьера Чемберлена встречали восторженные толпы англичан, приветствовавшие его как человека, предотвратившего войну [войны боялось и германское население – осенью 1938 года на сеансах кинохроники при появлении «джентльмена с зонтиком, спасшего мир», в темных залах раздавались аплодисменты]. Деморализованные французские политики теперь искали безопасности своей страны только в дружбе с Германией. А поскольку «дружить» предстояло с Германией нацистской, то в печать хлынули многочисленные антисемитские брошюры, в продаже появилась даже гитлеровская «Майн Кампф» на французском языке (в подредактированном варианте, из которого были убраны угрозы в адрес Франции).

Но вскоре эти иллюзии – жить в безопасности рядом с вооруженной тоталитарной державой, надеясь, что она будет соблюдать какие-либо договоры – развеялись. Не прошло и полугода после Мюнхенской конференции, как Гитлер отбросил достигнутые там договоренности, как клочок бумаги.

Для полного захвата Чехословакии он использовал словацких сепаратистов. Нацистская пропаганда принялась кричать о «чешских зверствах» в Словакии, а Гитлер выступил «защитником» словаков.

Фюрер вызвал к себе в канцелярию нового президента республики и его министра иностранных дел и потребовал, чтобы они подписали документ о признании независимого словацкого государства и о превращении Чехии в германский «протекторат Богемии и Моравии». Заявив, что «сейчас не время для разговоров» и что «всякий пытающийся сопротивляться будет растоптан», Гитлер поставил свою подпись на документе и вышел, поручив своим министрам «уговорить» слабо сопротивлявшихся чешских руководителей.

В марте 1939 года Чехословакия исчезла с политической карты Европы. Чехия стала европейской колонией Рейха, а «независимая» Словакия оказалась под полным контролем немцев. Самую восточную область бывшей Чехословакии, Закарпатскую Украину, Гитлер «подарил» Венгрии.  КАРТА

Тут же, не теряя «темпа», Гитлер предъявил ультиматум Румынии, требуя, чтобы та полностью переориентировала свою экономику на снабжение Германии продовольствием и сырьем (имелась в виду, прежде всего, нефть). Румыния подчинилась, заключив с Германией соответствующий хозяйственный договор.

Одновременно Гитлер принудил Литву передать Германии область балтийского порта Мемель [современная Клайпеда] (с преимущественно немецким населением), пообещав, что весь литовский сельскохозяйственный экспорт найдет гарантированный сбыт в Рейхе.

 

Польша.   К весне 1939 года из восточных соседей Германии самостоятельность сохраняла лишь Польша.

Польша была самой большой по площади и численности населения (23 миллиона человек) страной региона. Поляки составляли немногим более половины населения страны, на востоке преобладало украинское и белорусское крестьянство, значительным было и еврейское население (3 миллиона человек). Демократические порядки в государстве не прижились, – когда межпартийные дрязги и коррумпированность политиков окончательно дискредитировали выборную власть, страна с готовностью подчинилась «тяжелой руке» основателя новой Польши Юзефа Пилсудского. После смерти маршала в 1938 году созданная им авторитарная система руководства страной сохранилась. Польша не была по европейским меркам развитой страной, но при этом имела многочисленную, хотя и недостаточно оснащенную армию.

Тяжелая история страны последних полутора веков (разделы ее территории между сильными соседями, уничтожение польской государственности, национальные восстания и их подавление) сформировала такие черты польского характера, как обостренное чувство национальной гордости, резкое неприятие любых попыток внешнего диктата, подозрительное и враждебное отношение как к Германии так и к России.

Готовясь «переиграть» первую мировую войну на западном фронте, Гитлер должен был обезопасить свой восточный тыл, – тем или иным способом нейтрализовать Польшу. Но для того, чтобы надежно обеспечить польский нейтралитет в дальнейших европейских событиях, необходимо было разрешить два давних и острых немецко-польских спора – «польского коридора» и Данцига.

«Польский коридор» – широкая полоса бывшей территории кайзеровской Германии, отданная возрожденной Польше для ее выхода к Балтийскому морю. Этот «коридор» надвое разрезал Германию – ее восточная часть, Восточная Пруссия превратилась в оторванный от основной территории страны анклав. Экономические (прежде всего, транспортные) связи с Восточной Пруссией были «головной болью» всех послевоенных германских правительств [Восточная Пруссия после II Мировой войны стала Калининградской областью СССР, а после восстановления независимости прибалтийских государств снова превратилась в анклав – на этот раз Российской Федерации]. Теперь Гитлер счел себя достаточно сильным, чтобы настоять на разрешении этой проблемы. Польше он предложил следующий вариант: Германия получает узкую полосу территории, пересекающей «коридор»; здесь немцы построят автомобильную и железную дороги, которые впоследствии будут переданы польской администрации.

Данциг [ныне польский город Гданьск] – город-порт на берегу Балтийского моря с преимущественно немецким населением оказался на отошедшем к Польше участке побережья. По решению Версальской мирной конференции он был объявлен «вольным городом» под управлением Лиги Наций. К концу 30-х годов потерявшая авторитет и влияние Лига Наций по сути утратила контроль над городом. Гитлер предложил Польше признать Данциг частью Германии в обмен на свободное использование поляками его торгового порта и свободный сбыт в Данцигской области польских товаров.

На эти предложения польское правительство ответило отказом. Германский министр иностранных дел Риббентроп на переговорах с польским послом заявил, что Германия по вопросу о Данциге на уступки не пойдет. Посол ответил, что ему дано «неприятное поручение» указать на то, что дальнейшее настаивание немцев на своих планах означало бы ее войну с Польшей.

Через несколько дней после этого разговора в Берлине английский премьер-министр Чемберлен объявил, что в случае, если Польша подвергнется нападению и сочтет необходимым оказать сопротивление, Англия выступит ей на помощь. Еще через несколько дней к этому заявлению примкнула и Франция. Западные демократии, наконец, поняли, что безопасность восточных границ Рейха Гитлер укрепляет для неизбежного следующего военного удара по ним самим. Они поспешили укрепить неуступчивость Польши обещаниями своей помощи.

Для борьбы с западными державами за передел Европы Гитлеру требовались все наличные вооруженные силы. Война с Англией и Францией могла затянуться, и при этом не было гарантии, что по оголенным тылам Рейха не нанесет удар польская армия. После неудачи германо-польских переговоров Гитлеру стало ясно, что для того, чтобы обеспечить свой восточный тыл, Германии необходимо разгромить Польшу — быстро, одним мощным ударом. Англо-французские силы, даже если решатся воевать, помочь своей союзнице не успеют, – в дни расправы с Польшей, на западной границе достаточно будет оставить небольшие армейские заслоны в железобетонных укреплениях оборонительной «линии Зигфрида».

Но после ликвидации Польши Германия на широком протяжении выходила к границам СССР. Начинать европейскую войну, не договорившись предварительно со Сталиным, Гитлер явно не рискнул бы.

К лету 1939 года ситуация сложилась так, что ход дальнейших событий в Европе и мире во многом стал зависеть от Советского Союза. Понимали это как в Берлине, так и в Париже и Лондоне. Прекрасно понимали это и в Кремле.

 

СССР перед выбором. С весны 1939 года в Москве велись англо-франко-советские переговоры о военном союзе против Германии. Англия и Франция очень не хотели допускать участия Советского Союза в европейских делах, а тем более выдвижения Красной Армии к центру Европы (даже для борьбы с Гитлером). Тогда, до начала войны, угроза коммунистическая была для западных демократий столь же страшной, как и нацистская. СССР был им нужен не как активный боевой союзник, а как «пугало» для Гитлера. Для Сталина же военный союз с западными державами не имел смысла, если при этом не появлялось возможности продвижения в Центральную [условием заключения военного союза СССР с Англией и Францией Сталин ставил пропуск советских войск к германской границе через территорию Польши и Румынии], а в перспективе и в Западную Европу. Переговоры увязли в глубоком взаимном недоверии.

Ну, а Гитлеру нужно было во что бы то ни стало «купить» реальный, гарантированный нейтралитет Сталина на ближайшие годы – до тех пор, пока Германия не разделается со своими противниками на западе. События августа 1939 года показали, что «дружественной инициативы» фюрера в Кремле ждали и заранее приготовили свои конкретные предложения.

 

Пакт Риббентропа – Молотова. Советско-германскую сделку оформили молниеносно – после обмена телеграммами между Гитлером и Сталиным переговоры с французами и англичанами были прерваны, и через два дня, 23 августа 1939 года германский министр иностранных дел Риббентроп и глава советского правительства Молотов подписали Пакт (договор) о ненападении между Германией и СССР.

Сталин заранее предупредил, что в основе этого пакта должен лежать дополнительный протокол, который, в отличие от открытого текста самого договора, составлял бы государственную тайну обеих стран – и такой протокол был подписан одновременно с пактом о взаимном ненападении.

В этом секретном протоколе были записаны договоренности двух диктаторов о том, кто из них будет в дальнейшем определять судьбу ряда стран Восточной Европы. Накануне намеченного разгрома Польши Сталин определил свою «долю». В состав СССР должна была войти восточная часть страны – новая советская граница должна была пройти значительно западнее «линии Керзона» (Англии и Франции в этом случае пришлось бы, в соответствии со своими давними обязательствами, объявить войну не только Германии, но и СССР). Кроме того, «сферой интересов» Советского Союза становились Финляндия, Эстония и Латвия, а у Румынии ему было фактически разрешено забрать Бессарабию (территорию бывшей Российской империи, присоединенную к себе Румынией в 1918 году). Советский Союз, в свою очередь, признавал право Германии распоряжаться по своему усмотрению западной частью Польши и Литвой.

 

 

Читать дальше:

Что люди думали       РазговоР

 

 

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.