ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

Глобальная агрессия фашистского блока

в Без рубрики on 24.04.2017

 

СССР во Второй мировой войне

 

События первой половины 1941 года.  Все страны Восточной Европы подчинились нацистскому диктату: Венгрия, Румыния, Болгария, Югославия заключили с Германией союзнические договоры. Самостоятельность сохраняла лишь Греция, сумевшая отбиться от нападения итальянской армии и принявшая на свою территорию 50-тысячный британский корпус.

Особенно болезненно «дружба» с Берлином воспринималась в Сербии [хорватское же националистическое движение ориентировалось на помощь Италии и Германии  еще с 20-х годов]. Как только югославское правительство официально присоединилось к германскому блоку, группа офицеров в Белграде совершила военный переворот. Из Москвы тут же последовало предложение о союзе. Советско-югославский Договор о дружбе был подписан в югославской столице 5 апреля. Ночной банкет по случаю подписания договора еще продолжался, когда на Белград обрушился бомбовый удар германских люфтваффе [военно-воздушные силы германского Рейха]; через неделю в город вошли и немецкие танки.

Одновременно германские войска вторглись с болгарской территории в Грецию и вскоре полностью оккупировали и эту страну, – континентальную Европу покинули последние британские части.

К лету 1941 года Германия захватила или поставила под свой контроль почти все европейские страны. Несдавшуюся Англию надежно заблокировали и изолировали от завоеванного континента. США вступать в европейский конфликт не хотели, да и совершенно не были готовы к большой войне. Для того, чтобы сокрушить гитлеровский Рейх, его западные враги не имели пока ни сил, ни средств.

 

Нападение Германии на СССР.  Реальная, непосредственная угроза фашистской империи исходила с востока, где над ней «нависала» военная мощь СССР. Немецкая разведка не сумела выявить истинных масштабов советского военно-промышленного потенциала. Гитлер получал сильно (в несколько раз) преуменьшенные данные о  численности и вооружении Красной Армии. Это укрепляло его веру, что против СССР сработает та же стратегия молниеносной войны, которая обеспечила ему господство в Европе.

22 июня Германия напала на СССР. В беспощадной схватке столкнулись две тоталитарные державы, чьи вожди открыто претендовали на мировое господство. Но эта война оказалась совсем не похожа на ту, к которой готовили свои армии и народы немецкий и советский диктаторы. Вермахту впервые не удалось молниеносно и до конца разбить своего противника, и германский Рейх втянулся в изнурительную многолетнюю войну на огромных российских просторах. Оккупация большой части страны показала народам СССР, что нацисты готовы буквально стереть их с лица земли, и что борьбу в этой войне придется вести не столько за государственные или классовые выгоды, но за национальное выживание – война стала Отечественной.

Крутой поворот произошел в ходе всей мировой войны – гитлеровская Германия впервые столкнулась с державой, которая была в состоянии перемолоть на полях сражений ее военную силу. 22 июня для европейцев стал поистине «днем надежды». Но в первые месяцы советско-германской войны надежда эта едва не погасла…

 

Военная катастрофа 1941 года.  Немецкая авиация массированным налетом «накрыла» приграничные аэродромы и уничтожила на земле сотни советских самолетов. Застигнутые врасплох пилоты пытались поднять в небо уцелевшие машины, но тут же – на взлете – становились легкой добычей блокировавших аэродромы истребителей противника. Бомбовые удары были нанесены также по штабам, железнодорожным узлам и по многим городам. Диверсионные группы, накануне заброшенные в ближние тылы, перерезали войсковые линии связи, совершенно расстроив управление войсками в самый критический момент.

Не представляя себе реальной обстановки и следуя, очевидно, первоначальному плану ведения войны, советское командование в тот же день приказало фронтам перейти в наступление, разгромить противника и войти на его территорию. Но время для такой директивы было уже явно упущено. Все планы советского Генштаба, все его вчерашние тщательные подсчеты соотношения сил – количества дивизий, их вооружения и т. д. – оказались опрокинуты внезапностью нападения и решительностью действий немецкой армии в первые дни войны.

Основную мощь вермахт вложил в первый удар по Белоруссии. К исходу первого дня наступления два сходящихся танковых «клина» находились уже в 30 – 50 км от границы, а через неделю сомкнули кольцо окружения за спиной трех советских армий. Продвигаясь дальше, гитлеровские войска группы «Центр» в районе Смоленска в конце июля взяли «в клещи» и окружили еще одну крупную группировку советских войск.

Растерзав советский фронт на московском направлении, группа армий «Центр» неожиданно круто повернула на юг, где ей навстречу продвигались немецкие армии, стремительно захватывавшие Южную Украину. Пытавшийся защитить Киев Юго-Западный фронт начал отступление слишком поздно и почти целиком оказался в окружении. Из киевского «котла» вырваться не удалось почти никому.

В первых числах октября гитлеровские войска снова двумя сходящимися «клиньями» двинулись в направлении на Москву. Через неделю наступления им удалось вновь окружить несколько советских армий под Вязьмой и Брянском. К этому времени были оккупированы почти вся Украина, вся Белоруссия и Прибалтика. Финская армия на Карельском перешейке вышла к своей старой государственной границе, и в результате Ленинград попал в окружение (сам город немецким войскам с ходу взять не удалось – было решено взять его в плотную блокаду и выморить голодом).

Начавшаяся война оказалась совсем непохожей на тот победоносный «освободительный поход», к которому многие годы готовило армию и страну советское руководство. Все прежние планы наступательной войны рухнули, а все попытки организовать стратегическую оборону терпели неудачу. Более 5 миллионов только что мобилизованных солдат спешно перебрасывались к фронту и выгружались из эшелонов на пути постоянно прорывавших оборону немецких «клиньев». Такое «затыкание дыр» могло лишь на какое-то время ценой больших жертв замедлить продвижение противника, но не переломить ход сражения. Личный героизм многих солдат и офицеров, стойкость в обороне отдельных частей в такой обстановке положения не спасали. В разбиваемых раз за разом войсках царила неразбериха, иногда при слухах о прорвавшихся немецких танках и угрозе окружения вспыхивала паника. [Заградительные отряды НКВД к 10 октября задержали более 650 тыс. потерявших свои части или бежавших с фронта красноармейцев (более 10 тысяч из них было расстреляно)] ФОТО

Неожиданное нападение Гитлера и почти мгновенный развал фронта повергли Сталина в состояние глубокого психологического шока – несколько первых дней войны «вождь» провел в одиночестве, запершись в своей подмосковной резиденции, не отвечая на телефонные звонки. К руководству страной он вернулся только после просьбы приехавшей к нему группы членов Политбюро. Непривычным было и начало его первого радиообращения к народу 3 июля: «Братья и сестры…».

Сталин занял пост Верховного Главнокомандующего. Одним из первых его решений был расстрел группы генералов, объявленных виновниками поражений.

 

Сражение за Москву.  Решающей операцией начатой им войны Гитлер считал взятие Москвы. После разгрома советской группировки под Вязьмой и Брянском дорога на Москву была открыта. В середине октября немецкие передовые части находились уже в сорока километрах от Кремля. Судьба войны повисла на волоске.

На пути к Москве уже были свежие сибирские дивизии. Чтобы хоть немного выиграть время, навстречу немецким войскам бросили гражданских ополченцев и курсантов военных училищ, которые почти все полегли в бою, но сумели сбить с темпа безостановочно наступавшие части противника.

18 ноября в Северной Африке перешли в наступление английские войска. Чтобы отразить их натиск, Гитлеру пришлось перебросить туда воздушный флот, предназначавшийся для усиления решающего удара на советскую столицу — войска на московском направлении остались без воздушной поддержки. Британские войска в пустыне были остановлены, однако на заснеженных подмосковных полях германское наступление стало выдыхаться.

Силы наступавших все более истощались, а перед ними вставали все новые и новые советские войска, сопротивление которых возрастало день ото дня. А тут еще в конце ноября ударили ранние и сильные морозы – началось массовое обморожение по-летнему обмундированных немецких солдат, замерзала летняя смазка танков и автомашин. И в этот момент (5 – 6 декабря) обороняющиеся неожиданно перешли в контрнаступление и отбросили противника от Москвы на 150 – 300 км. Гитлер, скрепя сердце, отдал своим войскам приказ перейти к обороне. ФОТО

 

Потери СССР.  К исходу 1941 года от довоенной кадровой армии СССР, сосредоточенной в европейской части страны, практически ничего не осталось. Ее потери по официальным советским данным составили 4,5 миллиона человек убитыми, взятыми в плен, пропавшими без вести и ранеными [по немецким документам, только в лагерях для военнопленных оказалось около 4 миллионов советских военнослужащих]. Была уничтожена большая часть бронетанковой техники и авиации, враг захватил огромное количество заготовленных к войне боеприпасов и горючего. Из 170 дивизий, размещенных перед войной в западных округах, 124 были признаны разбитыми, полностью потерявшими боеспособность. Таких потерь за столь короткий срок не несла ни одна армия мира ни в одной войне. Германское командование считало войну, в сущности, уже выигранной.

Оккупированными оказались территории, на которых до войны жило 75 миллионов человек (более 40% всего населения страны). Советская промышленность потеряла множество пороховых, патронных и снарядных заводов вместе со всем заготовленным сырьем, что составляло 85% мощностей наркомата боеприпасов. СССР потерял половину своих моторных и авиационных заводов, два из трех крупнейших танковых заводов. На восток в спешном порядке вывозилось оборудование около 2 тысяч промышленных предприятий, но многое эвакуировать было физически невозможно. На оккупированной врагом территории остались 60% мощностей угледобывающей и сталелитейных отраслей, практически вся цветная металлургия, около 40% лучших сельскохозяйственных угодий.

За несколько первых месяцев войны Советский Союз потерял почти все оружие, накопленное в предвоенные годы за счет благосостояния и самих жизней миллионов людей.

Страна лишилась значительной части индустрии, построенной неимоверно тяжелым трудом своих граждан за последние десять лет. Усилия и жертвы «Большого скачка» пошли прахом – продолжать войну пришлось, имея в тылу промышленный потенциал чуть ли не начала 30-х годов.

 

Провал плана «Барбаросса».  Однако, итоги 1941 года были катастрофическими и для Гитлера. Неудача под Москвой сорвала его стратегический расчет наголову, необратимо разгромить СССР в течение полугода, разрушить государство, не дав ему времени на мобилизацию всех ресурсов страны. Германия вновь увязла в долгой, изматывающей войне на истощение с противниками, которые значительно превосходили ее по своим ресурсам.

Советский Союз получил почти полгода поистине бесценной передышки от непрерывных поражений. Чем дольше длилась война, тем больше появлялось на фронте свежих советских дивизий и новой техники. Продолжался призыв, обучение и вооружение сотен и сотен тысяч резервистов, командиры, хоть и ценой большой крови, постепенно осваивали трудную, сложную науку воевать. Один за другим возобновляли производство эвакуированные за Волгу военные заводы, во всю мощь развернул работу гигантский челябинский «Танкоград» (Челябинский тракторный завод), налаживались поставки союзников – страна, казалось, уже сбитая с ног, оправлялась от катастрофы.

Не сбылись и надежды Гитлера на то, что война против большевистского режима улучшит отношение к нему его противников на Западе.

 

Складывание антигитлеровской коалиции.  22 июня 1941 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль обратился по радио к английскому народу: «Нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма… За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает… Это не классовая война, а война, в которую втянуты вся Британская империя и Содружество наций без различия расы, вероисповедания или партии… Если Гитлер воображает, будто его нападение на Советскую Россию вызовет малейшее расхождение в целях или ослабление усилий великих демократий, которые решили уничтожить его, то он глубоко заблуждается».

На следующий день правительство США (в войну еще не вступивших) заявило, что «любая борьба против гитлеризма, независимо от ее происхождения, ускоряет конец нынешних германских руководителей… Гитлеровская армия – сегодня главная опасность для американского континента».

12 июля СССР и Англия заключили союз для совместной борьбы с Германией. В конце августа 1941 года советские войска с севера и английские – с юга оккупировали Иран и тем самым пробили «коридор» от Персидского залива к территории СССР, по которому пошли военные поставки. Кроме южного пути, военные поставки перебрасывались через Аляску (американские самолеты) и морскими караванами из Англии в Мурманск. ФОТО

Но ощутимых масштабов западная помощь достигла не сразу – в 1941 году Советскому Союзу можно было надеяться почти исключительно на себя.

 

«Атлантическая хартия». В августе на борту военного корабля, вставшего около канадских берегов, Черчилль от имени Англии и Рузвельт от имени США обнародовали так называемую «Атлантическую хартию», в которой провозгласили непримиримую борьбу против нацизма, отказались в этой войне от территориальных захватов, обязались восстановить государства, существовавшие до начала войны, и предоставить их народам право самим выбрать свою послевоенную судьбу. ФОТО

В сентябре СССР вместе с эмигрантскими правительствами оккупированных европейских стран присоединился к Атлантической хартии, приняв на себя те же обязательства (после чего установил дипломатические отношения с эмигрантским, «лондонским» правительством Польши, официально признав его законным представителем своего народа [острый вопрос о законности советских захватов в Европе 1939–1940 годов оставался пока открытым]).

Цели Советского Союза во второй мировой войне во многом не совпадали с целями Англии, США и других западных стран, в дальнейшем присоединившихся к антигитлеровской коалиции. Однако для успешного сотрудничества участников этой коалиции существовала достаточно прочная основа – общая заинтересованность в сокрушении гитлеровской Германии и ее союзников.

Костяк антигитлеровской коалиции окончательно оформился в конце 1941 года, когда, подвергшись агрессии со стороны Японии, в войну с гитлеровским блоком вступили США.

 

Японская агрессия.  Япония, заключив в союз с европейскими фашистскими державами, долго колебалась в выборе главного направления своей экспансии.

Ее армия в Китае втянулась в кровопролитную, изматывающую войну, конца которой было не видно. ФОТО Миллионная группировка в Маньчжурии (Квантунская армия) угрожала советскому Дальнему Востоку, но воевать с Советским Союзом японские руководители так и не решились. Весной 1941 года Япония заключила с СССР договор о нейтралитете и все силы бросила на захват южных территорий – колоний европейских стран, побежденных Германией или занятых борьбой с Гитлером (французский Индокитай, голландская Индонезия, английские Малайя, Бирма, Индия, Австралия, многочисленные тихоокеанские острова и архипелаги).

Однако первые же продвижения японских войск к югу от Китая натолкнулись на твердый отпор США и Англии – они «заморозили» все японские капиталы в своих банках и прекратили с Японией всякую торговлю. Бедная сырьем Япония потеряла на этом 75% своего былого импорта, и, что было особенно болезненным,  осталась без нефти, без горючего.

Построив первоклассный океанский флот, располагая прекрасно обученной сухопутной армией и авиацией, Японская империя не собиралась подчиняться чьим бы то ни было ультиматумам. В сентябре вопрос о войне был решен. Главный противник – Соединенные Штаты Америки.

Сильный флот США опирался на свою крупнейшую военно-морскую базу в центре Тихого океана на Гавайских островах – Перл-Харбор. Именно туда взяла курс вышедшая с Курильских островов японская эскадра. «Начинайте восхождение на гору Ниитака» – гласила условная радиограмма, принятая уже в открытом океане на флагманском авианосце, и только после нее по эскадре объявили, куда и зачем она идет. Ранним утром 7 декабря 1941 года (когда за тысячи миль – под Москвой – советские войска пошли в свое первое крупное наступление) с японских авианосцев взлетели сотни самолетов, и через два часа бухта Перл-Харбор превратилась в пылающий ад.

Потеря бдительности и элементарное разгильдяйство дорого обошлись американским морякам – были потоплены или выведены из строя все восемь линкоров тихоокеанского флота, уничтожено более трехсот не успевших подняться в воздух самолетов. В американскую историю разгром в Перл-Харборе вошел как «день позора». ФОТО  

Путь японским завоеваниям в Южной Азии был открыт. Дальневосточная империя воспользовалась этим в полной мере, в течение нескольких месяцев захватив Индокитай, Филиппины, Индонезию, Малайю, тихоокеанские архипелаги [под контролем Японии оказались богатейшие природными ресурсами территории с населением около 150 миллионов человек (не считая оккупированных районов Китая)]. Важнейшие участки побережий, многие острова становились центрами обороны – многочисленные японские гарнизоны закапывались в землю, готовясь яростно защищать новые границы империи.

Японская агрессия окончательно втолкнула США в ряды антигитлеровской коалиции (вместе с Японией войну США объявили Германия и Италия) – мощь самой развитой страны мира заработала на разгром фашистского блока.

Американские вооруженные силы и военная промышленность были в мирное время сравнительно невелики [американская армия по численности не превышала шведскую], но с началом войны развернулись в полную силу – уже через полгода США выпускали, например, самолетов больше, чем Германия, Япония и Италия вместе взятые.

 

Планы на 1942 год.  Восточный фронт ненадолго замер. Противники перегруппировывали свои силы и готовились после окончания весенней распутицы на российских бездорожьях начать летнюю кампанию боевых действий.

В советской Ставке ожидали нового немецкого наступления на Москву и стягивали на центральный участок фронта основные силы.

Гитлеровское командование запланировало в 1942 году учинить – пока не поздно! – Красной Армии такой новый разгром, от которого она не смогла бы уже оправиться. Было решено нанести главный удар на юге – выйти к нижнему течению Волги и перерезать европейскую часть СССР надвое. При этом Красная Армия и оставшиеся промышленные центры страны лишались бакинской и грозненской нефти и последней продовольственной житницы – Кубани и Северного Кавказа. После достижения этой цели перед гитлеровцами открывался широкий «веер» возможностей дальнейших действий – предполагалось, что удар на север вдоль Волги отрежет центральные области от основной военно-промышленной базы – Урала, что оставшаяся без танкового и авиационного горючего советская армия прекратит сопротивление, и что остатки военной промышленности можно будет беспрепятственно уничтожить массированными бомбардировками.

Одновременно планировался бросок на юг через Кавказ. При этом перекрывался поток союзнической помощи СССР через Иран, и к фашистскому блоку присоединилась бы до тех пор нейтральная Турция. На Среднем Востоке войск у антигитлеровской коалиции было немного, и Германия даже малыми силами могла овладеть этим богатейшим нефтеносным районом. Навстречу вермахту с востока через британские колонии пробивались японские дивизии – встреча союзников была намечена в конце года на берегах Инда…

Составной частью этого глобального плана было установление прочного контроля над Средиземным морем. Европейский его берег был уже завоеван, Алжир находился под управлением разгромленной и покорной Франции, Ливия являлась давней итальянской колонией. Но фактическим хозяином морских путей был английский флот: выход в Атлантику сторожила неприступная английская крепость Гибралтар, а вход в Средиземноморье из азиатских колоний – Суэцкий канал – контролировали английские войска, оккупировавшие Египет. В 1942 году Германия и Италия намеревались захватить Египет, перекрыть Суэцкий канал и отрезать Англию от ее колониальных владений и источников сырья.

Оказавшись перед лицом мощных противников, Германия в 1942 году поставила себе целью не только разгромить СССР и перекрыть поток резервов на Британские острова из колоний, но и отрезать от Европы США, сделать невозможной переброску в Англию американских вооруженных сил. В бешеном темпе заработали немецкие верфи, спуская на воду все новые и новые подлодки (две субмарины каждые трое суток!) – они тут же становились в подводные «завесы» на пути союзнических караванов в Северной Атлантике, у западных берегов Африки, в северных морях на пути из Англии к Мурманску.

 

Зимне-весенние наступления советских войск.  Первый успех под Москвой породил у Сталина иллюзию, что начался долгожданный стратегический перелом в ходе военных действий – в январе был отдан приказ о переходе во всеобщее наступление (девяти фронтам в полосе 2 тыс. км). Но одно дело – сбить наступление атакующего из последних сил, зарвавшегося противника, и совсем другое – прорвать его оборону, когда вражеские войска закопались в землю, подтянули резервы, а на твоей стороне нет решающего перевеса в силах. Три месяца советские дивизии безуспешно и с большими для себя потерями «в лоб» таранили немецкую оборону, пока из Ставки не поступил приказ о прекращении наступления.

Единственным крупным успехом могла бы стать операция в Новгородской области, где советским войскам удалось окружить 100-тысячную группировку противника в районе города Демянска, однако разгромить ее сил не хватило – немцам удалось наладить снабжение своих дивизий и вывоз раненых по «воздушному мосту», а через три месяца советская блокада была прорвана.

В зимне-весенних боях 1942 года были в значительной степени «сожжены» с таким трудом сформированные войсковые резервы.

Готовившим стратегическую оборону генералам Сталин заявил: «Не сидеть же нам сложа руки и ждать, когда немцы нанесут удар первыми! Надо самим нанести ряд упреждающих ударов на широком фронте и прощупать готовность противника». Такое решение стало роковой ошибкой, предопределившей трагические для СССР события 1942 года. Предыдущие потери были столь велики, что восполнить их в короткие сроки стране оказалось не под силу – к началу лета у стоявшей посреди России немецкой армии было больше не только самолетов и артиллерии, но и солдат (преимущество у советской армии было по-прежнему только в танках).

Весной 1942 года советское командование предприняло три крупных наступления: по деблокаде окруженного Ленинграда, по освобождению Крыма и прорыву вражеского фронта под Харьковом. Все эти операции окончились разгромом советских войск. К самым тяжелым последствиям привела катастрофа в районе Харькова – практически все находившиеся там войска были рассеяны или пленены, серьезных резервов на этом участке фронта у советского командования не оказалось, и вермахт получил здесь благоприятные возможности для почти безостановочного марша к Дону и Волге. В конце августа 1942 года германский «клин» уперся в Волгу в районе Сталинграда.

И вновь наступил критический момент войны – последствия разгрома советских войск в этом месте оказались бы столь серьезны, что для наших солдат поистине «за Волгой земли не было». Растянувшийся на много километров вдоль реки город нужно было защитить любой ценой – здесь был последний рубеж обороны страны.

 

В Северной Африке.  Одновременно с драматическими событиями на Восточном фронте мировой войны шли упорные сражения на другом ее фланге – в Северной Африке. Масштаб боевых действий здесь был несравним с гигантской битвой в донских и волжских степях, но от их исхода немало зависело в общем стратегическом «раскладе» войны.

Когда армии вермахта рвались в российских степях к Волге, в ливийской пустыне пошел вперед – к Суэцкому каналу – итало-германский корпус генерала Роммеля. Английские дивизии после тысячекилометрового отступления сумели с огромным трудом остановить противника всего в сотне километров от Нила.

 

В Атлантике.  1942 год был самым тяжелым временем для союзнических флотов – немцы пустили ко дну более тысячи кораблей (потеряв при этом лишь 85 своих подлодок). Для сопровождения грузовых караванов не хватало противолодочных кораблей, морской авиации. Гитлеровские субмарины пиратствовали у самого побережья США, топя американские суда прямо на виду у жителей прибрежных городов; они проникали даже к входу в Панамский канал и в упор торпедировали скапливавшиеся там суда. Когда на «большую дорогу» в Атлантику и Ледовитый океан близ Скандинавии прорывались германские рейдеры, караваны с продовольствием, военным снаряжением и войсками были обречены. Случалось, что после особенно тяжелых потерь морская связь между США, Англией и СССР прерывалась совершенно. Итало-германскому флоту и авиации даже удалось на время завоевать господство в Средиземном море. ФОТО

 

Япония продолжает наступление.  В конце 1941 года японцы захватили британский Гонконг, а в начале 1942 года японские войска нацелились на главную базу английского флота на Востоке – Сингапур. Этот город-крепость контролировал проход из Тихого океана в Индийский и был неприступен с моря. С суши его незащищенный тыл прикрывали сотни километров тропических горных джунглей, которые считались непроходимыми. Но японские солдаты сумели пройти сквозь этот «зеленый ад», – и Сингапур пал! Линкоры, посланные на помощь защитникам Сингапура были потоплены японской авиацией.

Борьбу за огромную Индонезию решила морская битва у берегов острова Ява, в которой японцы уничтожили объединенную англо-американо-голландскую эскадру. После этого японские десанты оккупировали крупнейшие острова этой голландской колонии, высадились на Новой Гвинее и приготовились к нападению  на Австралию.

Японская агрессия была столь успешной во многом потому, что в Азии ей противостояли лишь разрозненные гарнизоны европейцев и американцев, местное же население активного противодействия им не оказывало. Более того – японские лозунги («Азия для азиатов!», «освобождение от белых колонизаторов») привлекали на их сторону многих национальных лидеров и партизан. Именно с их помощью разбив англичан в Бирме, японские войска весной 1942 года вышли к границам Индии.

Серьезное сопротивление японцы встретили только в Китае. Вторгнувшись в огромную охваченную междоусобными смутами страну еще в середине 30-х годов, японская армия втянулась там в тяжелейшую, жестокую и бесперспективную войну [антияпонская борьба китайцев, однако, ослаблялась враждой официального правительства страны и коммунистических повстанце].

В мае мощная японская эскадра вновь направилась к тихоокеанским базам США, чтобы выманить в открытый океан и добить не успевший восстановиться американский флот.

 

Казалось, что глобальные планы фашистских стратегов близки к осуществлению. Но то были их последние победы.

 

Битва у атолла Мидуэй.  Японская армада, надвигавшаяся на Гавайи, более чем вдвое превосходила по силам американскую эскадру, оборонявшую этот район. Но вторично застать американцев врасплох не удалось [группа американских дешифровщиков уже раскрыла японский военно-морской код]. Авианосная эскадра США встретила японский флот у кораллового атолла Мидуэй (июнь 1942 года). Самолеты с американских авианосцев сумели нанести неожиданный удар по вражеским кораблям. Результаты боя были для Японии катастрофическими: были потоплены четыре самых крупных японских авианосца – главная ударная сила флота, погибли и самые опытные пилоты палубной авиации. Эти потери оказались невосполнимыми. Империя перешла к стратегической обороне. ФОТО

Но главные события года произошли за тысячи километров от теплых морей – на Волге.

 

Оборона Сталинграда.  Первый же массированный налет германской авиации превратил город в пылающие развалины. Прорывавшиеся в разрушенные кварталы немецкие части попадали под перекрестный огонь со всех этажей разбитых домов, из канализационных люков, из-за каждой груды покореженных обломков. Скоро в этой городской битве, не утихавшей ни днем, ни ночью, смешалось все, определить линию обороны было уже невозможно — штурмовые группы дрались самостоятельно, яростно защищая или атакуя каждый выгоревший дом, каждый этаж, урывками по очереди отсыпаясь в заваленных подвалах. Горящие на реке нефтеналивные баржи покрывали поле боя черным густым дымом, через который редко с трудом пробивалось солнце. Здесь не могли помочь ни самолеты, ни танки – все решалось мужеством и стойкостью солдата. Эта кровавая мясорубка продолжалась больше двух месяцев! И всегда перед немцами на пути к Волге оставалась узкая, но неприступная полоса земли, отделявшая их от великой реки.

Дневник германского офицера: «1 сентября – неужели русские действительно собираются сражаться на самом берегу Волги? Это же безумие … , 11 сентября – … безрассудное упрямство … , 13 сентября – … дикие звери … , 16 сентября – … это не люди, а черти … , 27 октября – русские – это не люди, а какие-то железные существа. Они никогда не устают и не боятся огня … , 28 октября – … каждый солдат считает себя обреченным человеком».

К середине ноября сражавшиеся были измотаны до предела человеческих сил. Так и не достигнув заветного берега, немецкие солдаты прекратили атаки и окопались в развалинах, которые когда-то были городом. ФОТО

 

Операция «Уран».  В тот день, когда первые части вермахта вошли в Сталинград, в советском Генштабе началась разработка плана стратегической операции по окружению всей германской группировки. Все больше немецких частей втягивалось в схватку на Волге, их растянувшиеся на сотни километров тылы и фланги на многих участках прикрывали части союзников – румынские и итальянские – особой боеспособностью не отличавшиеся. Правильно оценив ситуацию, Ставка не стала бросать подходившие резервы в пекло сталинградских боев, а скрытно накапливала свежие войска на флангах к северу и к югу от города, хладнокровно выжидая, пока противник окончательно выдохнется. Общее соотношение сил в этом районе к концу осени было примерно равным, но советское командование сумело сосредоточить на узких участках будущих прорывов такое количество войск, танков и артиллерии, что добилось здесь двух-трехкратного превосходства.

Румынские и итальянские солдаты, не чуя беды, обустраивали свое «хозяйство», надеясь перезимовать в степи и в редких, полуразрушенных деревнях, когда 19 ноября на их позиции внезапно обрушился шквал артиллерийского огня, а затем в атаку пошла лавина советских танков. Фронт огромного, далеко вытянутого на восток вражеского «клина» был почти одновременно прорван и с севера, и с юга, и наступавшие по его тылам навстречу друг другу советские дивизии соединились за спиной 330-тысячной сталинградской группировки противника.

На выручку окруженным 22 дивизиям гитлеровское командование бросило 30 дивизий из ближайших тылов. Сражение с ними немногочисленных пока советских войск, только что сомкнувших «кольцо», было очень тяжелым и кровопролитным. Был момент, когда казалось, что «мешок» вот-вот прорвется под ударами извне и изнутри (немецкие части разделяло всего 35 км и они уже слышали артиллерию друг друга), но советская оборона устояла, а подошедшие на подмогу новые соединения встречным ударом разгромили немецкие войска прорыва. Наступление на запад продолжилось, и вскоре сталинградская группировка оказалась в глубоком тылу советских войск.

«Воздушный мост», наведенный немецкой авиацией, не мог на таком большом расстоянии долго снабжать осажденных. Голод и обморожения приносили б`ольшие потери, чем боевые действия. Кольцо окружения сжималось все туже, и через два с половиной месяца все было кончено – оставшиеся в живых 90 тыс. немецких солдат сдались в плен [более 40 тысяч раненых было до того вывезено из окружения авиацией]. В Германии был объявлен национальный траур.

 

Победа в пустыне.  Также в ноябре 1942 года пошла в наступление английская армия в Египте. Она прорвала оборону «африканского корпуса» у селения Эль-Аламейн и принудила его к безостановочному отступлению все дальше и дальше на запад. Британский средиземноморский флот и авиация вернули себе господство на море и в воздухе и отрезали противника от Европы. ФОТО

 

Сразу же после победы под Эль-Аламейном в Марокко и Алжире высадился крупный (больше 100 тысяч человек) англо-американский десант под командованием генерала Эйзенхауэра. Алжирские французы, несмотря на приказы правительства из Виши, не оказали серьезного сопротивления и вскоре перешли на сторону союзников. ФОТО

Итало-немецкие дивизии оказались между двух огней. После ожесточенных боев почти 300 тысяч итальянских и немецких солдат были загнаны на самый край полуострова в Тунисе. Они еще пытались обороняться, но положение их стало совершенно безнадежным.

 

Начало перелома в Атлантике.  Весь год верфи США и Англии спускали на воду все новые и новые военные корабли, специально предназначенные для охраны морских караванов (эсминцы, крейсеры, малые эскортные авианосцы). Радиоразведка и авиация искали по всей Атлантике пиратствующие там немецкие рейдеры и наводили на них свои линкоры. К концу года потери германских ВМФ возросли настолько, что Гитлер приказал даже вывести из борьбы и разоружить часть надводных кораблей, а их моряков перевести на подводные лодки. Гитлеровскому флоту так и не удалось решить главную задачу – разорвать связи между союзниками, пресечь их взаимопомощь. Их караваны продолжали нести тяжелые потери, но количество новых судов к концу 1942 года стало уже превышать число кораблей, потопленных противником. ФОТО

 

Военно-политические итоги 1942 года. Планы фашистского блока по овладению Евразией рухнули. Впервые все государства-агрессоры перешли в развязанной ими войне к обороне и отступлению.

Германские войска, штурмовавшие Кавказ ФОТО, после Сталинграда вынуждены были поспешно ретироваться, пока у них за спиной не захлопнулась «крышка» нового «котла».

Японские силы так и не смогли прорваться в британскую Индию. В Токио было принято решение прекратить все наступательные операции – империя ушла в глухую оборону.

Весь южный берег Средиземного моря оказался в руках западных союзников. Высадки англо-американского десанта теперь можно было ждать в любом месте южной Европы.

Мировая фашистская стратегия была сорвана совместными усилиями всех участников антигитлеровской коалиции. Решающий вклад в это общее дело внес СССР – даже в дни своих неудач, а тем более в победах, Красная Армия перемалывала силы главного противника в огромных, невообразимых дотоле для немцев количествах. Восполнить убыль в солдатах к следующей летней кампании Германия сумела, только бросив на фронт последние свои резервы живой силы.

 

Битва тылов.  У первых успехов антигитлеровской коалиции была прочная основа – каждая из держав-союзниц развернула производство вооружений в таких масштабах, которые намного превосходили возможности военной промышленности стран фашистского блока.

В СССР обвальное падение промышленного производства удалось остановить уже к концу 1941 года, а в следующем году выпуск военной продукции был резко увеличен и достиг довоенного уровня. Это далось ценой больших жертв, лишений и сверхусилий на пределе человеческих возможностей, – ведь страна потеряла 40% рабочей силы, и среди оставшихся у станков почти 3/4 составляли женщины, подростки и пенсионеры [8% работников тыла были заключенными]. Оборудование эвакуируемых на восток заводов сгружалось из эшелонов часто на голом месте, над ним строился навес, и рабочие, вывезенные из оккупированных городов, вместе с местными жителями тут же приступали к работе (стены новых цехов возводились уже по ходу дела).

И в таких условиях в невероятно короткие сроки осваивался массовый выпуск новейших видов вооружений, зачастую превосходивших по своим боевым характеристикам немецкую технику. ФОТО  

Общий промышленный потенциал Германской империи (Европа вместе с оккупированной частью территории СССР)  в 3-4 раза превышал советский, но в течение войны в вермахт поступило вдвое меньше боевой техники, чем за эти же четыре года получила Красная Армия. Советская  промышленность работала на войну гораздо более интенсивно и целенаправленно, чем немецкая, – из тысячи тонн стали в СССР производилось в 5 раз больше танков и орудий, на тысячу металлорежущих станков делалось в 8 раз больше самолетов, чем в Германии (провозглашенный Гитлером принцип «пушки вместо масла» в СССР всегда проводился с гораздо большей последовательностью и жесткостью, чем в Германии).

Добровольные пожертвования населения в фонд обороны за время войны составили годовой бюджет оборонных наркоматов. Общий уровень личного потребления, невысокий и до войны, снизился почти вдвое.

Нелегко приходилось и жителям Англии, перешедшим к карточной системе распределения продуктов, но, конечно же, их лишения не шли ни в какое сравнение с жизнью на грани голода населения СССР. Несмотря на потерю некоторых важных колоний и морскую блокаду, английская промышленность сумела опередить Германию по производству и самолетов, и танков.

В невиданных масштабах развернули производство вооружений Соединенные Штаты, далеко обогнав в этом все воюющие страны.

Воздушный флот оснащался крупнейшими в мире бомбардировщиками «Летающая крепость», способными превращать промышленные центры противников в груды пылающих развалин. Каждый месяц в строй военно-морского флота вставал новый авианосец. 150 тысяч ученых, инженеров и рабочих было брошено на создание атомной бомбы. Фермерское сельское хозяйство США обеспечивало страну и ее союзников огромным количеством продовольствия. ФОТО

Все производство по-прежнему оставалось частным, но правительство всю государственную казну тратило на военные заказы. На этом «питательном бульоне» американская экономика окончательно оправилась от многолетней депрессии, жизненный уровень в стране стал быстро расти [доходы фермеров, например, за годы войны выросли вчетверо].  

 

Нацисты в Германии взяли под жесткий контроль всю экономику и поставили ее на службу войне. Но уже к концу 1942 года этот хорошо отлаженный хозяйственный механизм был не в состоянии снабжать воюющую армию всем необходимым.

В российских просторах сгинули миллионы немцев, и эту убыль не могли компенсировать ни военнопленные, ни иностранные рабочие, пригоняемые в Германию с оккупированных территорий. Главный фронт был еще далеко на востоке, но, чтобы удержать его подальше от границ рейха, требовалось непрерывно производить и бросать туда тысячи, тысячи и тысячи танков, самолетов, автомобилей, десятки, сотни тысяч тонн боеприпасов, гнать в пекло боев все новые миллионы мужчин. Западные противники накапливали горы оружия, формировали новые армии, готовые в свой час обрушиться на империю. Много сил нужно было тратить и на то, чтобы держать под контролем уже завоеванные территории (партизанское движение и саботаж распространились во всех завоеванных странах Европы). Огромный урон немецким городам наносили непрерывные бомбежки англо-американской авиации, разрушительная мощь которых усиливалась с каждым месяцем.

Стало ясно, что, готовя Германию к войне, нацисты неправильно оценили силы и возможности своей страны, ее союзников и ее будущих противников.

Уже к концу 1942 года США, СССР и Великобритания выпускали всех видов вооружений намного больше, чем Германия, Италия и Япония вместе взятые (в 3 раза – самолетов, в 5 раз – артиллерии, в 10 раз – танков).

 

Военные поставки союзников СССР.  Большая часть военной и гуманитарной помощи Советскому Союзу предоставлялась Соединенными Штатами Америки в соответствии с законом о ленд-лизе – по этому закону президент имел право передавать американскую технику союзникам в аренду на время войны или продавать материалы и продовольствие в долг с уплатой после войны.

За время войны на вооружении сражавшейся Красной Армии находилось 10% американских и английских самолетов и 12% танков. По ленд-лизу было получено более половины авиабензина и алюминия, около половины меди, более трети взрывчатых веществ, использованных СССР в ходе войны. США передали Советскому Союзу 376 тысяч грузовиков и 50 тысяч джипов, обеспечили фронтовую связь войск, снабдив их 420 тысячами полевых телефонов, передали станки и оборудование для военных заводов. На обмундирование красноармейцев пошли 15 миллионов пар американской обуви и 70 миллионов кв. м шерстяных тканей. За четыре года войны американцы завезли в СССР 4,3 миллиона тонн продовольствия. ФОТО

 

 

Читать дальше:

Что люди думали       РазговоР

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.