ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

Второй Западный («батыев») поход монголов

в Без рубрики on 21.09.2016

 

Разгром Древнерусского государства произошел в ходе Западного (кипчакского, половецкого) похода монголов, в котором конные тумены внуков Чингис-хана дошли до Центральной Европы.

После разведывательного похода, окончившегося битвой на Калке и поражением в Волжской Булгарии,  монголы главные свои силы бросили на завоевание Южного Китая. А в 1235 году их курултай, состоявшийся на берегу реки Онон (в районе современного Нерчинска) принял решение во исполнение воли умершего Чингиз-хана организовать большой поход на запад. Чингиз завещал владеть этим регионом (среднеазиатский Хорезм, Половецкая Степь, Северный Кавказ, Крым, Русь) своему сыну Джучи. Но перед своей смертью Джучи владел лишь Хорезмом и восточной частью Степи. Сын Джучи и внук Чингиза — Бату — был призван войти во владение отведенным ему уделом, большую часть которого надо было еще завоевать. Командовать его войсками был назначен лучший полководец кочевнической империи — Субэдэй.

Первой на пути монгольского похода стояла Волжская Булгария. Там степняков давно ждали, к их возвращению готовились — замирялись с соседями, укрепляли городские стены, рыли рвы, насыпали валы… Все оказалось напрасным — удар конных монгольских масс оказался столь мощен, что система обороны, несмотря на отчаянное сопротивление булгар и их союзников, рухнула буквально в одночасье.

В то же самое время монгольские тумены приводили к покорности кочевников нижней Волги. Часть из них влилась в их войско, а другая часть половцев ушла на запад, в Венгрию. От Волги Бату повернул на Северо-Восточную Русь. Первый удар приняла на себя граничившая с Диким Полем Рязань. Открытая битва с монголами защитников княжества закончилась трагически: «Многая князи месныя и воеводы крепкыя, и воинство: удалцы и резвецы резанския, вси равно умроша и едину чашу смертную пиша, ни един от них возратися вспять: вси вкупе мертвии лежаша». Китайские мастера соорудили из подручных материалов метательные орудия, и Рязань подверглась непрерывному обстрелу камнеметами и огненными припасами в течении 5 дней. На шестой день начался решительный штурм города — все его защитники и почти все население были перебиты, а город уничтожен. После такого разгрома Рязань так и не возродилась (современная Рязань была отстроена совсем на другом месте). От Рязани монголы двинулись вверх по Оке — к Коломне. Здесь им дорогу заступило новое русское — владимирское — войско. Сеча вновь была упорной и кровавой, но вновь окончилась тем, что под коломенскими стенами полегли практически все русские дружинники и ополченцы.

Следующая монгольская жертва, Москва, держалась пять дней, после чего была дотла разорена, а «люди избиша от старець и до младеньць».

Настала очередь главных городов княжества — Владимира и Суздаля. Их участь была столь же трагичной, как и у всех русских городов во время нашествия. Когда монголы ворвались во Владимир сквозь проломы и сломили сопротивление на улицах города, люди попрятались в церквях — захватчики их подожгли… Владимирский князь в это время собирал полки на реке Сити. Но монгольский отряд сумел застать его рать врасплох и полностью ее уничтожил (отрубленная голова князя была преподнесена в дар Бату).

Больше крупных военных сил, способных выйти в поле, на северо-востоке Руси не было, и монголы «облавой» пошли дальше, не пропуская почти ни одного города.  Семь недель отряду под личным командованием Бату сопротивлялся Козельск. Но после подхода главных сил монголов пал и он (итог героической обороны — уничтожение всего населения поголовно, от мала до велика). Следующий год монголы продолжали «замирять» кочевников в Диком Поле, а в 1240 году снова направили главные свои силы на Русь. Нападению подверглись южные княжества Древнерусского государства. На этот раз в составе монгольской армии было много и немонголов: «Во всех завоеванных царствах они без промедления убивают князей и вельмож, которые внушают опасения, что когда-нибудь могут оказать какое-либо сопротивление. Годных для битвы воинов и поселян они, вооруживши, посылают против воли в бой вперед себя».

Начиная с взятия «матери городов Русских» Киева, сценарий предыдущего года повторился (за исключением полевых сражений, на которые русские уже не отваживались) во всех деталях: отказ на предложение сдаться — примерно неделя на непрерывную работу камнеметательных машин с целью пролома стены — штурм, бои на городских улицах и поджог церквей, где укрылись последние защитники с семьями — разграбление и почти поголовное «обезлюживание» города — прочесывание окрестных территорий конной «облавой» и разорение менее крупных городов и сел.

Предполагают, что с разгромом Южной Руси в руководстве монгольским походом обозначились разногласия по поводу целесообразности его продолжения. Во всяком случае, тумены его двоюродных братьев Гуюка и Мунке вернулись в Монголию, и поход в Центральную Европу Бату совершил один.

О целях европейского похода можно только догадываться. Окрыленный победами над половцами и русскими, Бату мог строить самые грандиозные планы. Но, вероятно, несогласные с ним чингизиды были правы — границы империи удалось закрепить лишь до Карпат (да и то ненадолго), а поход дальше на запад оказался «лишним», бессмысленным даже в ближайшей перспективе.

100-тысячная армия Бату вторглась в Венгрию и Польшу. Та ее часть, которая пыталась завоевать Польшу, разгромила тамошние дружины и ополчения в полевых сражениях, захватила Краков и несколько других городов, но устроить после этого «облаву» не удалось — от Вроцлава монголов отогнали, после чего они ушли к Бату в Венгрию.

Венгрия не имела сил, достаточных для отражения подобного нашествия. Собранная королем армия погибла в первом же сражении:

«Во втором часу дня все многочисленное татарское полчище словно в хороводе окружило весь лагерь венгров. Одни, натянув луки, стали со всех сторон пускать стрелы, другие спешили поджечь лагерь по кругу. А венгры, видя, что они отовсюду окружены вражескими отрядами, лишились рассудка и благоразумия и уже совершенно не понимали, ни как развернуть свои порядки, ни поднять всех на сражение, но, оглушенные столь великим несчастьем, метались по кругу, как овцы в загоне… Несчастная толпа венгров, отчаявшись найти спасительное решение, не представляла, что делать… король и князья, бросив знамена, обращаются в бегство… по всему пути валялись тела несчастных… жалкие остатки войска, которыми еще не насытился татарский меч, были прижаты к какому-то болоту, и другой дороги для выхода не оказалось; под напором татар туда попало множество венгров и почти все они были поглощены водой и илом и погибли».

Татарские отряды, дошедшие до побережья Адриатического моря потеряли ударную силу, необходимую для взятия городов, и лишь грабили их окрестности. Пора было возвращаться. Но остаться на равнинах Венгрии, как предполагал Бату, не получилось — из далекой уже Монголии пришла весть о смерти Великого хана Угэдея. Положение осложнялось тем, что в Каракоруме уже находился злейший враг Бату и главный претендент на великоханский престол — Гуюк. Надо было обосноваться поближе к Монголии, где-нибудь в Великой Степи. И тумены Бату ушли из Центральной Европы — как оказалось, навсегда.

Как показали дальнейшие события в Каракоруме, Бату не ошибался в своих опасениях. Великим ханом действительно был избран его ненавистник Гуюк, и конфликт с ним перерос в поход на батыев «улус Джучи». К счастью для Бату, Гуюк умер в этом походе, не дойдя со своими войсками до Волги. Следующим великим ханом при поддержке посланных Бату туменов стал другой его двоюродный брат, Мунке.

Штурм Суздаля

Штурм Суздаля

 

Штурм Владимира

Штурм Владимира

 

Штурм Козельска

Штурм Козельска

 

Столкновение монголов с рыцарями

Столкновение монголов с рыцарями

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakte


Комментарии закрыты.