ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

Война империй

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Россия в Первой мировой войне

 

Два противостоящих друг другу военных блока – Антанта (Франция, Россия, Англия) и союз «центральных держав» (Германия, Австро-Венгрия) – готовились к общеевропейской войне много лет. И те, и другие рассчитывали на скорую победу.

Эту войну встречали не слезами, а криками «ура!». Казалось, народы хотели войны еще сильнее, чем правящие круги. Все оппозиционные партии и в Германии, и во Франции, и в Австро-Венгрии дружно поддержали свои правительства.  В России толпы демонстрантов в крупных городах вместо привычных революционных маршей распевали «Боже, царя храни..», вечно враждебная правительству Дума почти единогласно утвердила военные кредиты (а голосовавших «против» – горстку большевиков – лишила депутатской неприкосновенности и «сдала» полиции), все призывники с готовностью явились на призывные пункты. Столицу  «патриотично» переименовали из Санкт-Петербурга в Петроград .

screenshot_5

Во Франции толпы желающих идти на фронт осаждали призывные пункты (среди них были даже дезертиры мирного времени).

screenshot_11

Англия, в которой не было введено всеобщей воинской повинности, за короткий срок смогла создать 900-тысячную армию из добровольцев.

screenshot_12

 

Стратегические замыслы. Несмотря на примерное равенство военных сил, стратегическое положение центральных держав было менее выгодным, чем у стран Антанты: им пришлось воевать в окружении противников на нескольких фронтах одновременно, многих видов стратегических материалов у них было недостаточно или не было вовсе, и во время войны можно было рассчитывать только на заранее накопленные запасы (это касалось продовольствия, нефти, хлопка, каучука, броневых добавок к стали и др.). В распоряжении же Антанты находились огромные, почти неисчерпаемые людские и сырьевые ресурсы Британской и Российской империй (хотя обширность их территорий не позволяла быстро ввести эти резервы в дело). Кроме того, странам  центрального блока было явно не по силам ставить задачу полного разгрома и захвата такого гиганта, как Россия, а также островной Англии, защищенной сильнейшим в мире флотом.

Поэтому главной задачей Германии в начавшейся войне было первым же мощным ударом наголову разгромить Францию и оккупировать ее территорию, пока Англия не успела набрать и перебросить на континент свою сухопутную армию и раньше, чем Россия подтянет к фронту миллионы своих мобилизованных солдат («план Шлиффена»). Если бы это удалось, то Англия лишилась бы возможности вести сухопутную войну на западном фронте. В этом случае можно было сосредоточить силы всех государств германского блока против России и принудить ее подписать мир на их условиях. Поначалу этот план осуществлялся успешно.

 

1914 год.   В приграничном сражении французская армия потерпела поражение, и германские части, не имея уже перед собой сплошной линии обороны, стремительным маршем двинулись на Париж. Французское правительство эвакуировалось на юг страны, на ближайших подступах к столице вдоль реки Марна из тыловых частей наспех создавалась новая линия обороны. Германские войска подошли так близко к Парижу, что немецкие офицеры уже видели в бинокли Эйфелеву башню.

В эти критические дни произошло нечто совершенно неожиданное для германского командования: два русских корпуса, не дожидаясь подхода из глубины страны мобилизованных резервистов, нанесли удар по германским войскам, прикрывавшим восточную границу, разгромили их и продолжили наступление в направлении на Берлин.

screenshot_13

Для того, чтобы заткнуть образовавшиеся бреши на восточном фронте, туда пришлось спешно перебросить часть немецких войск, предназначенных для западного наступления. Русские корпуса в сражении при Танненберге были разбиты, но и немецкое наступление во Франции захлебнулось. «Чудо на Марне», как называли успешную оборону Парижа, было оплачено не только французской, но и русской кровью.

Высадились на континенте и заняли выделенные им участки обороны британские дивизии, подтянулись к передовой сотни тысяч мобилизованных солдат российской армии. Фронты стабилизировались, войска зарылись в окопы – германский стратегический план победы в европейской войне провалился.

Боевые действия приняли затяжной, вязкий, позиционный характер. Пулеметы и скорострельные винтовки заставили залечь пехоту, сделали беззащитной кавалерию, вынудили войска с той и другой стороны окапываться в глубоко эшелонированной обороне. Вскоре стало ясно, что в этой войне оборона сильнее наступления, и в начавшейся «окопной войне» ни одна из сторон не в состоянии нанести противнику решающего поражения.  Казавшиеся огромными запасы боеприпасов, накопленные до войны, истощались с чудовищной скоростью; счет фронтовых потерь быстро пошел на миллионы жизней, но ни та, ни другая сторона ни в первый, ни во второй, ни в третий, ни в четвертый год войны так и не смогла завладеть стратегической инициативой и добиться решающего перевеса в свою пользу. В августе 1914 все были уверены, что война к зиме закончится; к 1917 году многим казалось, что она не кончится никогда…

Исход мировой схватки зависел от того, какой из противостоящих блоков окажется выносливее, упорнее, какой из народов будет готов перетерпеть все бедствия и лишения войны ради целей своего государства.

Европейская война «расползалась» по миру, вбирая в себя кровь и труд десятков миллионов людей со всех континентов.

screenshot_4

На Дальнем Востоке войну Германии объявила Япония. Она захватила германские владения на китайском побережье и принадлежавшие ей острова в Тихом океане.

Турки начали военные действия против России в Закавказье, но каких-либо успехов не добились, – всю войну русско-турецкий фронт проходил по турецкой территории. В Азии возникли еще два фронта мировой войны: англичане высадили десант на берегу Персидского залива (Месопотамский фронт), британские дивизии прикрыли от турок подступы к Суэцкому каналу (Палестинский фронт). Боевые действия велись даже в тропической Африке, где немецкие войска обороняли германские колонии от натиска англичан.

На все фронты войны прибывали воинские части со всех концов Британской и Французской империй – из Австралии и Канады, Индии и Алжира, из Южной Африки и островных колоний ФОТО. Мобилизованные солдаты шли на германский, австрийский и турецкий фронты со всех уголков обширной Российской империи, крестьяне из Средней Азии работали на строительстве стратегических железных дорог, убыль рабочей силы восполняли переселенцы, во множестве навербованные в Китае.

 

1915 год.   Главной задачей центральных держав в 1915 году был разгром и выведение из войны России. Весной германские и австро-венгерские армии взломали Восточный фронт на большом протяжении и заняли Польшу, Литву и западную Украину. Русской армии было нанесено тяжелое поражение, но выбить Россию из войны не удалось.

806

Решив, что германский блок одерживает победу, в войну на его стороне вступила Болгария. С ее помощью австрийцам удалось, наконец, разгромить и оккупировать Сербию. Но и Антанта пополнилась новым союзником – на посулы послевоенного приращения территории склонилась Италия, открывшая в Альпах фронт против Австро-Венгрии. Стратегически важный успех сопутствовал французам, сумевшим высадить десант и закрепиться на побережье Греции (оттуда они постоянно угрожали балканским союзникам Германии).

270003_original

В 1915 году Англия и Франция согласились на то, чтобы в результате победы Антанты Россия осуществила свою вековую мечту – присоединила к территории империи район Проливов вместе со Стамбулом (Константинополем). Россия, в свою очередь, пошла на уступки союзникам в давнем споре по «польскому вопросу»: с окончанием войны на бывших территориях Российской, Германской и Австро-Венгерской империй, населенных поляками, планировалось возродить Польское государство (с обязательным условием заключения союзнического договора между Польшей и Россией).

 

1916 год.   Германское командование посчитало, что Россия после неудач прошлого года на активные действия более не способна, и в начале 1916 года основные силы бросило на прорыв Западного фронта. Германские войска начали наступление во Франции с целью овладеть ключевым пунктом англо-французской обороны – крепостью Верден, но за несколько месяцев кровопролитнейших боев с миллионными жертвами («Верденская мясорубка») они сумели продвинуться лишь на…7 километров. Когда наступательный порыв германской армии под Верденом иссяк, впервые в этой войне в наступление пошли крупные англо-французские силы (сражение на Сомме), но и они не сумели прорвать оборону противника.

screenshot_1

Летом австрийская армия растерзала итальянскую оборону – Италия была на волосок от капитуляции. Спасло ее новое крупное и удачное наступление русской армии – «Брусиловский прорыв».

Русские войска прорвали на широком протяжении австрийский фронт на Западной Украине и поставили Австро-Венгрию на грань катастрофы. Остановить это наступление удалось лишь срочной переброской на Восточный фронт австрийских дивизий из Италии и германских войск из Франции.

%d0%b2_%d0%b0%d1%82%d0%b0%d0%ba%d1%83_1916

В глубине Азии русские дивизии соединились с английским десантом в Месопотамии (междуречье Тигра и Евфрата в современном Ираке), образовав общий фронт против турок от Черного моря до Персидского залива.

Посчитав, что военное счастье склоняется на сторону Антанты, в войну на ее стороне вступила Румыния, но была тут же наголову разгромлена, так что российской армии пришлось растянуть свой и без того огромный фронт, защищая территорию новой союзницы.

Недалеко от датского побережья произошло крупнейшее в истории морское сражение (Ютландский бой) английского и германского флотов. Бой не дал победы ни одной из сторон, но рисковать своими броненосцами кайзер более не решался – германский надводный флот оказался окончательно заперт в Балтийском море.

В войне наметился перелом в пользу Антанты, но до окончательной победы было еще очень далеко.

Фотохроника Великой войны

 

Усталость от войны. К концу 1916 года усталость населения от войны стала главной внутриполитической проблемой для всех правительств воюющих держав. Счет убитых и искалеченных шел на миллионы; промышленность выпускала все больше оружия и все меньше необходимых людям товаров; продукты везде распределялись по карточкам. В Германии и Австрии население голодало, все ближе подходя к грани физического истощения. Все громче раздавались голоса, требующие мира и обвиняющие власть имущих в военных неудачах.

screenshot_1

Правительства обоих воюющих блоков на третий год войны вынуждены были публично демонстрировать свое миролюбие и готовность договариваться, – впервые с 1914 года начались разговоры о справедливых условиях мирного договора. Однако на практический результат ни одна сторона не рассчитывала – предлагаемые с обеих сторон «справедливые условия» оказывались заведомо неприемлемыми для противника.

Политики понимали, что доверие к власти большинства населения необходимо для победы не меньше, чем продовольствие и пушки. В демократических государствах несмотря на все напряжение войны серьезных трещин в отношениях населения и власти не наблюдалось. Во Франции и в Англии ради национального сплочения создавались коалиционные правительства с участием всех влиятельных политических партий. Авторитарные монархические режимы могли уповать только на военные успехи и верность подданных. В Германии внутренняя стабильность пока сохранялась благодаря традиционному для немцев доверию к своему государству и армии. Брожение же внутри многонациональной империи Габсбургов, Австро-Венгрии принимало угрожающий характер. В конце 1916 года умер старый император Франц-Иосиф, правивший империей более полувека, и на троне оказался его малоопытный наследник – центр государственной власти существенно ослаб.

Еще более опасная ситуация складывалась в стране с наименее демократическими порядками – в Российской империи.

 

Россия на пороге революции. Военные неудачи 1915 года изменили настроение российского общества. «Патриотический подъем», заставивший российскую оппозицию в 1914 году сплотиться вокруг трона, теперь обернулся «патриотическим возмущением». В Думе большинство депутатов (кроме социалистов и крайне правых) объединились в «Прогрессивный блок» и стали требовать создания «ответственного министерства» – т. е. права самим назначать и смещать правительство. К этому требованию присоединились созданные еще в начале войны ради помощи фронту общественные организации – Союзы земств и городов. В объединенную оппозицию влились и военно-промышленные комитеты – влиятельные организации русских промышленников, созданные для мобилизации частных предприятий на снабжение армии.

Однако Николай II, вдохновляемый императрицей, пытался править воюющей державой так, будто эта война была только его «царским» делом. Он демонстративно игнорировал Думу, наотрез отказывался принимать во внимание мнение думских политических партий при формировании правительства и даже запретил своим министрам какое бы то ни было общение с депутатами.

Искать популярности, бороться за народные симпатии – все это Николай считал недостойным «природного монарха». Царь был убежден, что, если подданные ему не повинуются, в этом виноваты они – нарушители присяги, а не он, честно исполняющий свой долг перед Богом и Отечеством. Ощущая вокруг себя все большую пустоту и отчуждение даже близких родственников, Николай тщетно искал верных и преданных лично ему министров; результатом этих усилий стала «министерская чехарда», падение авторитета и дееспособности правительства.

Летом 1915 года император счел своим долгом лично возглавить российскую армию и принял на себя пост главнокомандующего. Многие монархисты посчитали это решение Николая роковой ошибкой, – ведь теперь в любой военной неудаче можно было обвинять не министров или военачальников, а самого императора. Кроме того, царь-главнокомандующий большую часть времени должен был теперь проводить вдалеке от столицы в Ставке (г. Могилёв в Белоруссии) – громоздкая, неповоротливая система управления империей во многом лишалась того центра, куда стекалась вся информация о положении в стране и где принимались оперативные решения.

Отказ от сотрудничества с организованным обществом, стремление укрепить самодержавие было не лучшим способом мобилизовать страну на ведение затяжной кровопролитной войны за не совсем понятные народу цели.

Лидеры Думы, со своей стороны, также не нашли лучшего времени для борьбы за власть всеми доступными им способами. Через подконтрольные им газеты они развернули против верховной власти настоящую «информационную войну».

Пресса наполнилась сообщениями об ужасающем положении в армии, о том, будто у противника подавляющий перевес, что воевать приходится чуть ли не голыми руками, не хватает снарядов, винтовок, патронов… Со страниц газет и с думской трибуны раздавались требования найти и наказать виновных в поражениях российской армии. По стране ползли слухи, что пока царь на фронте, в Зимний дворец проникла измена, что государством правит царица-«немка» с «пьяным мужиком» Распутиным, которые тайно готовят сепаратный мир с «германцем». И хотя в 1916 году российская армия перестала страдать от нехватки боеприпасов и действовала в целом успешно, «патриотическое возмущение» против правительства росло с каждым месяцем.

К осени 1916 года противоборство между правительством и организованной «общественностью» накалило обстановку в России до опасного предела.

К этому времени деревенские и городские «низы» уже проявляли растущую усталость от войны. Число забастовок в промышленности и деревенских волнений росло с каждым годом; учащались случаи неповиновения солдат на фронте и в городских гарнизонах. К концу 1916 года дезертирство из армии стало принимать массовый характер. На передовой солдаты все чаще устраивали своеобразные «забастовки», прекращая активные боевые действия. Дело дошло до того, что начали происходить так называемые «братания» – дружеские встречи русских «окопников» с солдатами противника. Антивоенные настроения нарастали и в тылу.

Ситуацию усугубляли начавшиеся в это же время перебои в продовольственном снабжении городов.

Несмотря на то, что половина мужчин в возрасте до 40 лет были мобилизованы в армию, и крестьянские хозяйства страдали от нехватки рабочих рук, продовольственные трудности начались в России позже, чем в других воюющих странах. Экспорт хлеба в Европу прекратился, производство пшеничной водки с началом войны было запрещено – поэтому с началом войны хлебные ресурсы России даже увеличились по сравнению с мирным временем, и вводить карточки не было нужды. Однако постепенно ситуация с продовольствием в городах стала ухудшаться. Осенью 1916 года жители Петрограда впервые познакомились с очередями за хлебом, а зимой эти «хвосты» превратились в повседневное явление. Хлеба в стране по-прежнему производилось достаточно, но железные дороги, перегруженные военными перевозками, не справлялись с подвозом продуктов. Кроме того, промышленные товары вздорожали, рубль подешевел за три года войны примерно вдвое, и крестьяне менее охотно, чем прежде, везли хлеб в города.

Осенью и зимой 1916-17 года Николай II не раз слышал предупреждения о том, что в России вот-вот вспыхнет революция, но не удостаивал такие речи вниманием, видя в них лишь способ давления и шантажа.

 

Падение российской монархии. В феврале 1917 года, когда император-главнокомандующий в очередной раз покинул столицу и отправился в Ставку (белорусский Могилев), в Петрограде начались события, которые всего за одну неделю опрокинули российскую монархию.

23 февраля забастовавшие по случаю международного женского дня рабочие столичных предприятий вышли на улицы и встретились там со своими женами, которые все утро простояли в очередях за хлебом, но остались ни с чем – в тот день черный хлеб кончился быстро, а белого не было. С криками «Хлеба!» толпы с рабочих окраин отправились к центру города. В следующие два дня забастовка охватила весь город; улицы были запружены толпами, скандирующими уже революционные лозунги; «чистая» столичная публика демонстрировала восторженное сочувствие демонстрантам; полиция скорее оборонялась от народа, чем пыталась ему противодействовать.

Власти, не решаясь действовать самостоятельно, слали телеграммы царю, но когда от него пришел приказ решительно покончить с «беспорядками, недопустимыми в военное время», было уже поздно. Солдаты петроградского гарнизона, несколько дней простоявшие в уличных оцеплениях, прониклись симпатиями к «бунтовщикам», и первая же попытка заставить их стрелять по толпе привела к открытому бунту многих частей.

27 февраля Петроград уже праздновал победу революции. Верных присяге войск в городе не осталось; из тюрем выпускали «узников царизма» (как политических, так и уголовных); царских министров арестовали. К вечеру солдатские толпы стали стекаться к Таврическому дворцу, где заседали депутаты только что распущенной царским указом Государственной Думы. Там и стали формироваться центры новой власти.  

Император пытался что-то сделать, но очень скоро убедился, что влиять на события он больше не в состоянии. Войска с фронта, посланные на усмирение столицы, так и не добрались до Петрограда, – железнодорожники не пропустили туда даже поезд самого царя. Убедившись, что все командующих фронтами, хотят его ухода, Николай II 2 марта отрекся от престола в пользу брата Михаила. Тот, однако, благоразумно заявил, что примет корону только в том случае, если его об этом попросит всенародно избранное Учредительное собрание.  

Февральская революция в мгновение ока разрушила российскую государственную машину – империя стала неуправляемой. Страна походила на грозно гудящий разворошенный улей: озлобленное и опьяненное непривычной свободой население требовало немедленного выполнения всех своих требований.

Руководители новорожденной республики (либералы Временного правительства и социалисты Совета) надеялись, что люди на фронте и в тылу сумеют еще немного перетерпеть военные невзгоды, что правительству удастся за это время наладить хоть какой-то аппарат управления страной, что у народа, в конце концов, сработает элементарный инстинкт самосохранения.

В июне 1917 года в войска поступил приказ начать заранее согласованное с союзниками крупное наступление. Но через несколько дней, не выдержав немецкого контрудара, русская армия побежала. Фронт с трудом удалось стабилизировать, однако всем стало ясно, что эта армия – забывшая о дисциплине, ненавидящая своих офицеров, обсуждающая приказы своих генералов на митингах – всерьез воевать неспособна.

Но даже окончательно вставший в пассивную оборону Восточный фронт оттягивал на себя из Западной Европы почти половину войск центральных держав.

 

Читать дальше:

Что люди думали     РазговоР

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.