ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО.

Мировые цивилизации в конце первого тысячелетия нашей эры

 

Мир к концу I тысячелетия нашей эры

 

В 9 — 10 веке на сцену мировой истории впервые выходят племена, объединение которых вошло в историю под названием «Русь». Цивилизации некоторых народов к этому времени успели пройти уже очень долгий путь.

 

А ЧТО БЫЛО ДО ТОГО?

.

АМЕРИКА    АФРИКА    АЗИЯ

 

Америка.   

Никто в Евразии тогда еще не знал, что за океаном лежит огромный материк. А между тем, люди, перебравшиеся на него с Чукотки, за 20 тысяч лет заселили его весь — от Аляски до Огненной Земли — и, ничего не зная об остальном человечестве, создали там высокие и очень своеобразные цивилизации.

Мы и сейчас очень мало о них знаем. Но известно, что они не смогли самостоятельно сделать великих евразийских изобретений — ни колеса, ни гончарного круга, ни технологии обработки железа. При этом они сумели стать лучшими астрономами своего времени (их календарь был самым точным в тогдашнем мире), прекрасными математиками (например, они ввели в свои расчеты «ноль» на несколько веков раньше, чем где бы то ни было), изобрели и довели до совершенства оригинальные технологии земледелия.

У американцев был свой огромный мир. Возвышались и рушились могущественные империи, строились города — расцветали, а затем приходили в упадок и затягивались джунглями…

К концу I (христианского) тысячелетия на территории современной Мексики достигло наивысшей силы государство майя (которое уже имело за плечами, по меньшей мере, пятнадцать веков).

Начался его закат, а на смену ему уже шла новая цивилизация — ацтеков. Уже половину своей тысячелетней истории просуществовала цивилизация чибча [на территории современной Колумбии].

В высокогорье Анд сменяли друг друга государства южноамериканских индейцев.

ЦИВИЛИЗАЦИИ «ДОКОЛУМБОВОЙ» АМЕРИКИ

 

Гана. В 3 веке к югу от Сахары возникло величайшее государство средневековой Африки — Империя Гана. Основой ее богатства были залежи золота и то, что в те времена ценилось так же дорого — соль. История этой державы насчитывает тысячу лет. Вершины богатства и могущества Гана достигла к 10 веку — арабский летописец, описывая сказочную роскошь ее правителей и вельмож, воскликнул: «Правитель Ганы — самый богатый человек на земле!» Войско империи достигало 200 тыс. чел.

ghana_empire_map

.

Китай.       Если бы в эти времена нашу планету посетил какой-нибудь разумный гость из космоса, то в своем донесении разведчик непременно поместил бы центр земной цивилизации в долину Желтой реки (Хуанхэ). Уверены в этом были и сами жители этой страны — с незапамятной древности они называли ее «Срединным государством», а всех иноплеменников считали дикарями.

Высочайшее плодородие речных долин обеспечивалось огромными и сложными оросительными системами. Поддерживать их в порядке каждый год после каждого разлива — десятилетия, столетия, тысячелетия — труд неимоверный, но и отдача от него была чрезвычайно обильна. Рис — фундамент городов с их дивным, изощренным ремеслом, основа высокой, утонченной культуры (от кулинарии до литературы), он — краеугольный камень могущества государства, главный источник всех его богатств.

Такой производительности мог достигать только совместный, четко организованный труд миллионов людей. Отдельный человек, семья были лишь мельчайшими клеточками этого хозяйственного организма, который складывался и самовоспитывался за века и века. Костяк его — государство. Недаром главным персонажем своих сказок китайцы сделали не богатыря или «ванушку-дурачка», а — чиновника [разумный и распорядительный уездный начальник после своей смерти даже становился духом-покровителем подведомственной ему при жизни территории].

Ни одна цивилизация мира не была столь отгорожена от окружающего мира: на севере — необозримые степи с враждебными кочевниками; на западе — неприступные кручи Тибета; на юге — горные джунгли Индокитая; к побережью могут подходить корабли лишь тех народов, у которых китайцам практически нечему было учиться. Через тысячи километров пустынь и гор до Китая лишь изредка доходили смутные слухи о событиях на другом конце Евразии. Ни одна мировая цивилизация не была в такой степени замкнута, «непробиваема» для любых идей и новшеств из окружающего мира.

Если большинству других цивилизаций, чтобы выжить, нужно было все время внутренне меняться, то для Китая все было наоборот, — этот народ выживал, сохраняя в неизменности, консервируя свои традиции, привычки, верования. И когда жизнь менялась к худшему, рецепт у китайцев всегда был один и тот же — возвращение к старым порядкам.

Политическая история Китая изобилует дворцовыми переворотами, гражданскими войнами, нашествиями племен, но проходили века и выяснялось, что все эти бури волновали лишь поверхность, тоненькую пленочку над глубинами «китайского океана». Часто бывало, что во времена смут военные силы государства дробились и слабели, и в такие периоды соседи-кочевники вторгались в страну и захватывали трон Поднебесной империи. Но скоро захватчики обнаруживали, что они в этой многолюдной стране — лишь горсть песка, и нет сил устоять перед обаянием ее культуры. Китай, как сильнейшая кислота, «растворял» любых пришельцев, подчинял своей жизни любых иноземных завоевателей.

А в 7 веке после смут и раздоров на три столетия устанавливается внутренний порядок (императорская династия Тан). Для культуры это был поистине «золотой век».

619193

Средневековый Китай

«Осеннее»

Стоит на террасе. Холодный ветр

Платье колышет едва.

        Стражу вновь возвестил барабан.

Водяные каплют часы.

        Небесную Реку луна перешла,

Свет — словно россыпь росы.

        Сороки в осенних листьях шуршат,

Ливнем летит листва.

   (Из танской поэзии — 7 век)

 

Была предпринята попытка раздвинуть границы империи: китайская армия дошла до Средней Азии, были взяты Фергана и Ташкент, но это наступление на запад остановили войска арабского Халифата.  

 

.Япония.      Под сильным влиянием китайской культуры всегда были племена ямато, заселившие Японские острова. Но создавать здесь «всем миром» грандиозные оросительные системы смысла не имело — японские общины жили и работали порознь, а потому и человек  в Японии не был такой крохотной песчинкой целостного общества, как в Поднебесной империи. Поэтому самостоятельность, личное достоинство в японском обществе ценились издавна. Наверное поэтому и единое государство на островах сложилось довольно поздно — в 8 веке (да и не было оно столь жестким, как на континенте). Профессиональные воины в Японии не были простыми наемниками, а больше походили на западноевропейских рыцарей — рыцари и самураи появились в противоположных концах Евразии почти одновременно и руководствовались очень схожими кодексами чести.

middle-age-japan-940x619

 

Средневековая Япония

(Начало 11 века) В Японии написаны романы «Гэндзи-моногатари» и «Записки у изголовья»

(1180—1185) Война самурайских кланов в Японии, приведшая и установление в стране власти сёгунов из рода Минамото

 

На берегах южных морей.         В 7 веке в Индонезии начало свою полутысячелетнюю историю сильная и богатая морская империя «Солнечная Победа» (Шривиджайя). Она контролировала и охраняла важный торговый путь из Китая в Индию. Влияние Китая здесь не очень чувствовалось, — империя придерживалась скорее индийских традиций.

southeast_asia_trade_route_map_xiicentury_2

Камбоджа — почти ровесница Древней Руси: племена кхмеров объединились в 9 веке в долине Меконга. Река в разливе затапливала всю страну, и население, удерживая плотинами воду, в год собирало по три урожая риса. Камбоджа жила так же, как Египет и Китай, очень похоже было организовано и государство, а власть верховного правителя («Владыки Вселенной») была такой же неограниченной, как у фараонов и китайских императоров.

1333268111_12

Индия.        Разноплеменная Индия была раздроблена на множество княжеств, которые постоянно конфликтовали между собой. Ослабленная страна была долго защищена от иноземных нашествий самой природой — горами и климатом. Арабы, которые попытались было здесь закрепиться, не смогли долго выдержать влажной индийской жары и вскоре покинули Индостан. Но на исходе I тысячелетия началось постепенное покорение северной Индии мусульманами-афганцами.

%d0%b8%d0%bd%d0%b4%d0%b8%d1%8f

Индия в древности оказывала огромное воздействие на культуру народов Южной Азии, но в Средние века это влияние постепенно сходит на нет. Среди индийцев укрепилось представление, будто общение с любыми чужеземцами непоправимо оскверняет человека из высших каст. Дело дошло даже до религиозного запрета на морские путешествия. Индийцы и раньше не любили моря, а ко II тысячелетию окончательно замкнулись для внешнего мира.

.

Великая Степь.   От Великой Китайской стены до современной Венгрии широкой полосой почти через всю Евразию протянулась Великая Степь. Единственно возможным занятием здесь было скотоводство. Конские табуны и овечьи отары, объедая траву, постепенно переходили на нетронутые еще пастбища, а вместе с ними шли и пастушеские племена.  [Мы очень мало о них знаем — большинство из них не оставило за собой ни городов, ни летописей. Их описывали для потомков лишь соседи — оседлые земледельцы, для которых кочевники всегда были опасными чужаками и вечной угрозой их устоявшейся, размеренной жизни] В вечной их дороге нельзя было тащить за собой ничего лишнего, кочевая жизнь до совершенства «обкатывала» их быт, привычки, характеры. В суровой и скудной жизни кочевых родов ничего не менялось целыми столетиями. И в то же время Степь была самой беспокойной частью континента — племена, их союзы, их государства были в постоянном движении, — ситуация менялась здесь буквально с каждым поколением.

Оседлый земледелец живет и трудится, переделывая вокруг себя природу; кочевник-скотовод зависит от природы всецело, — его гонит на новые места любое изменение климата. Несколько благодатных лет — и стада умножаются так, что прежние пастбища не в состоянии больше прокормить такое количество скота — надо расширять район выпаса. Засуха, пересыхание родников тоже гонят племена на новые места. Но степи только кажутся бескрайними и малолюдными — все пастбища, как правило, уже заняты. Пастушьи племена все время сталкиваются, конфликтуют, — каждый род должен быть в любой момент готов защищать свою территорию от пришельцев или вытеснять исконных хозяев. Каждый мужчина-кочевник — воин.

А земледельческие народы предпочитали передоверять военное дело профессионалам, снабжая защищавшие их дружины всем необходимым (и лишь в самых критических ситуациях помогали им, собираясь в ополчения). Поэтому военная сила даже сравнительно небольших кочевых племен была многочисленна, опытна в боях и грозна даже для больших оседлых народов. Пользуясь этим военным преимуществом, кочевники часто предпочитали не торговать с земледельцами, а брать все им необходимое силой.

Засуха в одних районах или обильные осадки в других областях Центральной Азии приводили в движение все степные племена, которые, сдвигая друг друга, наталкивали «крайних» на оседлые цивилизации. Многочисленным набегам подвергался Китай, с трудом отбивались от окружающих кочевников оазисы Средней Азии. Волна за волной все новые переселенцы накатывались на Европу, тесня на Рим германцев, готов, гуннов, которые в конце концов заполонили всю империю. Некогда могущественная Римская империя стала полем битвы, на котором мерились силами полудикие пришельцы. В 5 веке все было кончено — великая античная цивилизация в западной Европе погибла.

Karta_pereseleniya

.

ЕВРОПА И СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕ

«Варварские королевства».      Никто больше не собирал с бывших подданных Западной Римской империи непосильных налогов (от которых они скрывались, даже записываясь в рабы), но одновременно исчезла и безопасность — никто уже не был застрахован от того, что любой варвар или шайка вчерашних рабов не ворвется в жилище крестьянина или в мастерскую ремесленника и не заберет урожай, все имущество и не зарежет хозяев. Перевозить товары стало смертельно опасно, замерла торговля. Голодные города опустели. В самом Риме осталось не более 20 тысяч жителей, и они вспахивали огороды посреди мраморных колоннад некогда пышных форумов. Забывалась некогда поголовная грамотность, население «дичало». Бесцеремонное «право силы», кровь, распад всех общественных связей — в таких условиях трудно было жить и старожилам западной Европы, и пришельцам.

Героические времена завоеваний уходили в прошлое, грабить больше было нечего, варвары обживались на новых местах, оседали и начинали кормиться «от земли». Нужен был всеобщий мир и порядок. Разноязыкому и разобщенному населению необходимо было новое единство.

Племенные вожди постепенно обуздывали вольницу своих дружинников, закрепляли свою власть и пытались создавать собственные государства — одно за другим на территориях бывшей Западной Римской империи стали появляться так называемые «варварские королевства».

Объединить франков, италийцев, баваров, саксов, лангобардов могла единая вера, всем предписывающая единые моральные нормы и правила поведения. Таким духовным объединителем стало христианство. Римская церковь во главе с папами сумела устоять во всеобщем разгроме старой культуры. В союзе с племенными вождями она начала активно выстраивать новый европейский порядок.

Проповедь христианства среди варваров имела успех, но многие языческие племена упорно сохраняли верность своим прежним, жаждавшим крови богам. Для всеобщего крещения нужен был не только духовный авторитет, но и военная сила. Окрещеные вожди становились поэтому естественными союзниками папской церкви.

Идеальным обществом для Европы церковь считала всеобъемлющую империю с обязательной для всех государственной религией — христианством. Поэтому папы активно поддерживали наиболее удачливых в завоеваниях королей и пытались возложить на их головы императорскую корону [император по рангу был выше короля].

Первым императором новой Европы был объявлен король франков Карл (Карл Великий).

583px-karl_den_store_krons_av_leo_iii

Он сумел к началу 9 века объединить в своем государстве территории десятков племен от Пиренейских гор до равнин современной Венгрии и — где убеждением, где огнем и мечом — насадить там христианство. Но после смерти Карла его довольно рыхлая империя была поделена между его сыновьями и распалась — ее крупные осколки дали начало нескольким средневековым государствам.

Политическая карта западной Европы стала с этого времени уже отдаленно походить на современную (отдельные государства — Италия, Германия, Франция, Англия).

Новые государства оказались гораздо более жизнеспособными, чем империя — в них жили племена, говорившие на близких наречиях и лучше друг друга понимавшие, они были меньше по территории — ими было легче управлять.

Но после распада новоявленной империи процесс дробления государств продолжился. Наследники Карла Великого постоянно делили и не могли поделить доставшиеся им земли, ходили друг на друга походами, плели друг против друга интриги. А пока каролинги (потомки Карла Великого) занимались «выяснением отношений», герцоги, графы и епископы начинали чувствовать себя в своих владениях полностью независимыми хозяевами, ничем не обязанными постоянно меняющимся на троне слабым королям. Раздробились и военные силы — собрать большую армию короли уже были не в состоянии.

Европа конца I тысячелетия

И именно в это время (с 9 века) в Европу начали вторгаться новые варвары.

 

(896) В Европе появляются венгры (мадьяры)

(9-11 века) «Эпоха викингов»

 

Последние нашествия.   С Урала прикочевала орда мадьяр (венгров) — прирожденных конных воинов. Всю первую половину 10 века они терзали Европу, как нож сквозь масло проходя через графские и герцогские владения (население разбегалось по лесам, а немногочисленные дружинники отсиживались за стенами редких пока замков). Два поколения в Германии, Италии, Франции прожили в ужасе перед набегами венгров, пока германский король не сумел собрать достаточно сильное войско и нанести им первое серьезное поражение. К концу 10 века венгры, наконец, облюбовали себе обширную равнину вокруг озера Балатон и осели там на тысячу лет, став хлебопашцами и виноградарями. Они стали частью новой Европы, когда приняли крещение, а их предводитель получил из рук папы железную королевскую корону.

Не было защиты и от арабских пиратов, терроризировавших в это время Италию (однажды они даже ворвались в Рим и дочиста ограбили главный центр западного христианства — собор. св. Петра).

Поистине «бичом Божьим» стали для всех прибрежных областей Европы «морские кочевники» из Скандинавии — норманны (викинги, варяги). Их десанты не только разоряли города и селения по берегам северных морей, — их ладьи поднимались по рекам и дружины викингов штурмовали города, стоявшие в десятках километров от моря. Они заходили и в Средиземное море и захватывали целые области в Италии.

Не желавшие возвращаться на родину норманны оседали на завоеванных территориях, принимали христианство, «встраивались» в европейские общества и уже сами обороняли побережья от своих бывших соотечественников, снаряжавших новые экспедиции.

Иллюстрации к Апокалипсису  (АПОКАЛИПСИС)

   .  

Византия. С падением Рима в 5 веке рухнула только западная часть Римской империи. Восточная же ее половина тогда сумела отбиться [восточноримские императоры сумели выставить сильные заслоны на севере Балканского полуострова, и варварские орды, двигавшиеся на закат солнца по причерноморским степям, натолкнувшись на сильный отпор, как правило, проходили мимо и обрушивались на Западную империю] и простоять еще тысячу лет посреди нашествий новых варваров, а ее жители продолжали гордо называть себя «ромеями» («римлянами»). 

Византия [название «Византия» придумали историки 18 века, а современники называли это государство Ромейской т. е. — Римской (в греческом произношении) империей] действительно хранила и продолжала традиции Древнего Рима, но не раннего — республиканского и языческого, а позднего — императорского и уже христианского. Если варваризованная западная Европа представляла собой к концу I тысячелетия «большую деревню», то Византия была «страной городов» — и каких: Афины, Коринф, Эфес и сам Новый Рим на Босфоре (Константинополь, Царьград)!

1024px-nuremberg_chronicles_-_constantinopel_2

Здесь сохранилась почти всеобщая грамотность, остались и продолжали развиваться римские навыки ремесел и искусств. Грозной силой оставались по-римски организованные легионы, византийский флот не имел соперников в Средиземноморье, не было равным ромеям в искусстве тонкой дипломатической интриги. Голос восточных богословов-«златоустов» был самым авторитетным в тогдашнем христианском мире. Для небогатой и «опростившейся» Европы Восточный Рим был чужаком, вызывавшим недоброжелательное уважение и восхищенную зависть.

«Темные века» западноевропейской анархии Ромейскую империю миновали — на троне по-прежнему сидели абсолютные владыки — императоры, по их повелениям страной управлял многочисленный и разветвленный аппарат образованных чиновников, продолжали действовать римские законы. Византия, без сомнения, была самой богатой и сильной державой на западе Евразии. В лучшие ее годы (до 7 века) в ее границах были не только Греция, но и весь Балканский полуостров, Малая Азия, Сирия, Палестина, Египет, побережье Северной Африки и южной Испании, временами она устанавливала свою власть и над Италией.

Ромейская империя. Византия

Но напряженное противостояние персам (на востоке), арабам (на юге), славянам (на севере) подрывало военные силы Византии. И тут стало выясняться, что безопасность империи — не только в мощи легионов, но и в культурном влиянии на соседние народы. [Греки со времен Александра Македонского имели многовековой опыт культурного влияния на азиатские народы, перед обаянием греческой культуры не смогли устоять и суровые воины Рима. Теперь христианская Греция, ставшая центром Византии, раздавала свою культурную «закваску» молодым народам восточной Европы]

Фантастическая роскошь императорского двора, необыкновенно пышный ритуал восточного христианского богослужения производили на воинственных и неукротимых болгар, сербов, русов (в особенности, на их вождей) неизгладимое впечатление. Любомудрие и истовая вера византийского духовенства склоняла сердца язычников к христианству. Варварские племена, подходившие к границам империи, вскоре становились единоверцами и союзниками ромеев.

Иная обстановка складывалась для империи в Азии — здесь она постоянно враждовала с древним и мощным Ираном. К началу 7 века длительные войны истощили силы обоих давних противников. И в это время произошло неожиданное, — из аравийской пустыни на арену мировой истории ворвался немногочисленный, но энергичный и полный религиозного пыла народ.

.

Мусульманские завоевания.       Кочевые скотоводы освоили скудные пастбища Аравийского полуострова в незапамятные времена. Единого государства они не создали — племена и роды ожесточенно соперничали друг с другом за редкие источники воды и за прибыльный контроль над караванными путями. Не было и общей религии. Но раз в году арабы (аравы) осознавали себя одним народом, собираясь в Мекке поклониться общей святыне — Черному камню, Каабе.

Все изменилось в Аравии, когда купец и караванщик Мухаммед ощутил себя посланцем единого Бога и сумел убедить соплеменников, что их задача — принести другим народам истинную веру и правила земной жизни, и тем спасти человечество от адских мук по ту сторону смерти. Заветы пророка были просты и близки воинам пустыни. И вскоре после смерти объединителя Аравии Мухаммеда конное войско арабов понесло свет новой истины — ислам — соседним народам.

Поразительно быстро и легко были завоеваны Сирия и Египет, население которых было радо избавиться от тяжелой руки византийских императоров, требовавших для своих бесконечных войн все новых и новых налогов. Следующий удар был нанесен по Ирану, истощенному многолетней войной с Византией. Победа в одном сражении — и богатая Персия стала легкой добычей арабов. Их дальнейшее движение на восток — в Среднюю Азию — было остановлено встречным вторжением в этот район китайской армии.

Арабы замахнулись даже на «сверхдержаву» тогдашнего мира, попытавшись сокрушить государство ромеев, но осада Константинополя окончилась разгромом нападавших.

Убедившись, что пути на север им закрыты, арабы двинулись на запад по африканскому побережью Средиземного моря. Арабы быстро нашли общий язык с североафриканскими кочевниками-берберами, обратили их в свою веру и приняли их воинов в свои отряды. Вместе они вышли к Атлантическому океану, а затем через узкий пролив переправились на европейский берег — в Испанию. Слабое тамошнее королевство не выдержало удара, и в начале 8 века весь Пиренейский полуостров был в руках мавров [так христиане называли мусульман Северной Африки]. Начались их набеги на государство франков (империи Карла Великого пока не существовало), но дальнейшие завоевания «воинов Аллаха» в Европе были остановлены франкским ополчением в битве при Пуатье (732 год).

Арабские_завоевания_карта2

(809) Арабский халиф Гарун аль-Рашид основывает центр переводов античных авторов, постепенно заполняющего приданную ему библиотеку

(859) В марокканском городе Фес основан первый в мире университет — Аль-Карауин

(1048-1131) Жизнь Омара Хайяма

Менее чем за столетие под властью арабских халифов [«халифами» («заместителями пророка») называли избираемых арабской общиной руководителей мусульман, а их государство получило название «халифат»] оказалась огромная разноплеменная территория. Сохранить единство Халифата не удалось, и уже в середине 8 века мусульманская империя стала распадаться на самостоятельные государства.

Почти все восточные народы, с которыми на протяжении веков воевали, торговали, жили бок о бок европейцы (греки, римляне и их культурные наследники) с 7 века обрели единство. Арабы составляли в своей империи абсолютное меньшинство, но они дали более древним и культурным народам новое чувство общности — все они стали единоверцами; арабский язык стал для них общим языком культуры — на нем велось обучение в мусульманских школах и университетах от Испании до Средней Азии. [Мусульмане долгое время были веротерпимы и редко когда навязывали ислам силой (обращению в новую веру, главным образом, способствовал специальный дополнительный налог на «неверных»)]

Исламская средневековая культура

Shuja_Shah_Durrani_of_Afghanistan_in_1839

И как бы потом ни перекраивались властителями государственные границы, египтянин, воспитанный на заветах ислама, выучившийся в школе арабскому письму и счету, не чувствовал себя чужаком, приехав с купеческим караваном в Багдад или Йемен, он мог учиться врачеванию в Средней Азии, и тоже чувствовать себя там своим среди своих, а в Кордовском университете (Испания) он мог слушать лекции на арабском языке вместе со студентами изо всех уголков обширного исламского мира.

Конец I тысячелетия — время культурного расцвета исламского мира — народы Халифата интенсивно обменивались знаниями и опытом, сплавляя их в единую культуру (условно ее называют «арабской»).

Особенно заметны были успехи в математике, в основу которой была положена новая — индийская — система счета: цифры от 1 до 9 и (важнейшее нововведение!) — 0. Именно здесь родилась новая отрасль математики — алгебра. Знания об устройстве Вселенной постоянно расширяли астрономы, работавшие в крупных и прекрасно оборудованных обсерваториях, — они заново, более точно вычислили диаметр земного шара и впервые определили толщину земной атмосферы. Поразительны были и достижения в медицине — настольными книгами европейских врачей все Средневековье были переводы с арабского. [Лишь в 12 веке научные исследования затормозились — ревнителям Корана стало казаться, что они дурно влияют на веру: «Из увлекшихся математикой лишь немногие не стали вероотступниками»]

Именно в Халифате сохранились рукописи великих ученых греко-римской античности, которые были переведены на арабский (европейцы осваивали утраченное ими античное наследие, переводя обратно Аристотеля, Гиппократа, Птолемея, Эвклида, Пифагора на греческий и латынь с арабского). Многие христиане (даже некоторые будущие папы) получали философское, историческое и естественнонаучное образование в мусульманских университетах.

 

Читать дальше:

РазговоР

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakteOdnoklassniki


Комментарии закрыты.