ИСТОРИЯ - ЭТО ТО, ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО

Путешествия Джеймса Кука

в Без рубрики on 24.04.2017

 

Джеймс родился в 1728 году в семье шотландского батрака. После своей первой школы [теперь там музей] он нанимается юнгой на частное судно, возившее уголь. Но это был какой-то необычный юнга — все свое свободное время он запоем читает книги о морских путешествиях и самым внимательнейшим образом штудирует, изучает книги, необходимые для того, чтобы стать таким же, как его любимые герои — география, картография, навигация, математика, астрономия…

Необычного парня скоро заметили хозяева судна и предложили ему командование на другом своем корабле. Для столь молодого человека это могло быть многообещающим началом карьеры. Но ведь суда эти были каботажными, плававшими только вдоль берегов, в своих маршрутах повязанные коммерческими заказами. И Кук принял совершенно неожиданное решение — капитанской карьере «купца» он предпочел матросскую лямку на корабле Королевского флота.

На военном 60-пушечном корабле, вероятно, тоже удивились такому новому рядовому матросу — и через месяц молодой Кук уже боцман. Еще через два года он сдает экзамен и становится младшим офицером, отвечающем за навигацию судна. А тут как раз подоспела война с Францией, и его корабль должен был идти во Французскую Канаду помогать английским войскам брать Квебек. Но для этого нужно было подняться по реке Святого Лаврентия, фарватер которой был совершенно неизвестен. Сделать карту реки, выставить на ней буи для других кораблей и должен был Кук. С задачей он справился блестяще и попал на заметку лордов Адмиралтейства.

И когда было решено послать английский корабль в южные широты, выбор командования экспедицией пал на Джеймса Кука. Сейчас этот выбор называют историческим, поскольку в тот момент Британия получила величайшего в своей истории морехода.

Кук должен был дойти до Таити и там провести наблюдение чрезвычайно редкого, но тогдашней астрономией уже предсказуемого события — прохождения Венеры через диск Солнца.

С помощью этого наблюдения можно было определить расстояние от Земли до Солнца при условии, что такие же наблюдения произведут другие группы астрономов по всей Земле. Поэтому к «венерианскому затмению Солнца» 1769 года готовились астрономы из разных стран. Они со своими приборами разъезжались по наиболее отдаленным друг от друга точкам планеты, чтобы затем можно было свести воедино полученные ими данные и определить расстояние до нашего светила с наибольшей точностью. С огромными трудами астрономические экспедиции добирались до Якутска и Оренбурга, до Калифорнии и Китая, до Индонезии и Индии. Пунктов наблюдения было около полутора сотен [российские астрономические партии провожала в дорогу сама императрица Екатерина II].

Кук получил для этого путешествия небольшой корабль «Индевор» («Усилие») и в сопровождении ученых отплыл в первую свою дальнюю экспедицию [В честь этого первого корабля Джеймса Кука был назван командный модуль космического аппарата, осуществившего четвертую высадку американских астронавтов на Луну, а также один из космических кораблей многоразового использования (шаттлов)].

Почти год добирался «Индевор» через Южную Америку до Таити. Для нескольких часов наблюдения за прохождением Венеры по солнечному диску на берегу острова был выстроен вооруженный пушками форт, обнесенный частоколом, валом и рвом. Сделано это было «на всякий случай» — капитан запретил своим людям вступать в конфликты с местным населением, и с туземцами удалось наладить весьма дружественные отношения.

А после успешного завершения астрономической программы Кук начал выполнять секретные статьи инструкций Адмиралтейства.

Тогдашние карты далеких морей и океанов были испещрены маленькими, точечными фрагментами берегов, на которые натыкались немногочисленные европейские мореплаватели. Но чем были эти земли — побережьями больших или малых островов или целых континентов — об этом не знали. Обозначить на картах очертания неизвестных земель, хотя бы немного изучить их и было задачей Джеймса Кука.

Это был век Разума, время «инвентаризации» окружающего мира во всех его проявлениях — всех остро интересовало где что расположено, что на разных землях растет, какие животные, птицы, насекомые водятся.

Кук направил свой корабль на юг, туда, где недавно была обнаружена неизвестная земля. Это была Новая Зеландия. С новозеландцами-маори, несмотря на подчеркнутое миролюбие англичан, хороших отношений установить не удалось, туземцы здесь были весьма агрессивны, произошли вооруженные стычки. Поднявшийся на гору капитан увидел, что Новая Зеландия не материк, как считали раньше, а состоит из двух островов, разделенных проливом (этот пролив до сих пор носит имя Кука).

Следующей целью экспедиции было исследование берегов еще одной неизвестной земли на северо-западе. «Индевор» достиг побережья и пошел на север. Земля оказалась огромной, ей конца и края не было. На берег высадилась бригада экспедиционных ботаников и художников, и результаты их поисков оказались настолько впечатляющими, что Кук назвал залив, на берегах которого была сделана продолжительная остановка, Ботаническим.

[Джозеф Банкс, глава ботаников первой экспедиции Кука, по возвращении в Англию стал знаменитостью, он был избран президентом Королевского общества (Академии наук) и сорок лет направлял  курс британской науки. Он посылал экспедиции в самые отдаленные уголки света. По его требованию, каждый британский корабль привозил из дальних походов образцы растений и минералов, которые хранились и изучались в его доме, широко открытом для публики]

Побережье вело «Индевор» на запад, стали появляться подводные рифы, на один из которых и наскочил корабль. В пробоину хлынула вода, и экипаж бросился спасать судно. Помощи ждать было неоткуда — на тысячи и тысячи миль вокруг простирался лишь пустынный океан. За борт полетели пушки, запасные паруса, канаты, личные вещи моряков, но собранные ботанические коллекции никто и пальцем не тронул!

Морякам удалось облегчить судно и снять его с рифа, с отливом оно оказалось на берегу, и пробоину удалось заделать. Но когда они попытались продолжить плавание, выяснилось, что корабль зажат между берегом и нескончаемой стеной сплошного рифа. Так было открыто одно из чудес природного мира — Большой Барьерный риф, единственное произведение живых организмов, которое видно из космоса. Парусник «черепашьим шагом» выводили из рифовой ловушки более семисот километров…

По дороге Кук обнаружил, что между Австралией и Новой Гвинеей имеется пролив, куда он и вошел, направляясь в обжитые места — в Индонезию. Там экипаж подхватил малярию и дизентерию, от которых умерло большинство команды. До южной оконечности Африки добрались лишь 12 человек…

Научные результаты этой трехлетней экспедиции были оценены по достоинству [достаточно сказать, что обработка только ботанических коллекций заняла около двадцати лет, и по ее итогам было выпущено 35 томов описаний австралийских растений, снабженных 800 рисунками], и ровно через год Адмиралтейство вновь направляет Кука в южные моря.

Такая спешка была вызвана тем, что такие же экспедиции посылала туда и Франция, извечная соперница Британии, — началась гонка открытий, результаты которой имели, как геополитический, так, в конечном счете, и коммерческий интерес.

Особе беспокойство у лордов Адмиралтейства вызывало открытие французским капитаном земли в южных антарктических широтах Атлантики [как выяснилось значительно позже, французский капитан Бове наткнулся в тумане на небольшой вулканический остров, от которого до Антарктиды было еще полторы тысячи километров]. Плотные льды не позволили ему исследовать увиденный им мыс и даже точно определить его координаты, но по его предположению, это была часть огромного неведомого Южного континента, который долго и безуспешно искали чуть ли не с античных времен. Перед Куком была поставлена задача найти этот мыс или достичь Южного континента из другой точки.

Из Плимута вышли на этот раз на двух кораблях («Резолюшн» и «Эдвенчур»), а через три месяца они уже искали неизвестную землю с неясными координатами. Две недели поисков результата не дали, таинственный мыс как будто провалился в арктических туманах. И тогда Кук решил идти дальше на юг — до тех пор, пока не наткнется на землю или корабли не остановят льды. И они стали первыми, кто пересек Южный Полярный круг.

И тут начался шторм, который разбросал суда экспедиции. Несколько дней Кук искал пропавшего напарника, но все было напрасно. На такой случай была договоренность, что корабли должны встретиться в одном из заливов Новой Зеландии. Туда и отправился «Резолюшн». И снова на берегу работали (6 недель) натуралисты, набивавшие неизвестными никому растениями экспедиционные ящики. А тут подспел и «Эдвенчур».

Корабли начали бороздить юг Тихого океана, открывая все новые острова и архипелаги, знакомясь с жизнью островитян. Но шторм снова развел корабли, и снова «Резолюшн» возвращается в условленную бухту. На этот раз, однако, дождаться «Эдвенчура» не удалось, и Кук решил вновь попытаться пробиться через льды на юг, но вновь неудачно.

«Эдвенчур» пришел в новозеландскую бухту через неделю после отплытия «Резолюшн». Посланные на берег для пополнения запасов десять моряков были убиты и съедены маори. Это произвело на капитана такое тяжелое впечатление, что он решил возвратиться в Англию.

А Кук продолжил поиски новых земель, затерянных в Тихом океане. По дороге домой он предпринял еще одну попытку пробиться к Южному материку — и снова льды стали для «Резолюшн» непреодолимой преградой. Стало ясно — и это было главным результатом этой экспедиции — что Южная земля, если она действительно существует, находится слишком близко к Южному полюсу, далеко от морских путей и настолько закрыта льдами, что и думать нечего о создании там баз снабжения кораблей. Интерес к этой земле (Антарктиде) с тех пор был надолго потерян.

И снова прошел лишь год после окончания второй кругосветки, как Кук выходит в третью свою сверхдальнюю экспедицию. На этот раз ему была поставлена задача разрешить один из главных вопросов тогдашнего мореплавания — существует ли Северо-Западный проход? Можно ли попасть из Атлантики в Тихий океан, не огибая Южную Америку, а напрямую, через север Американского континента? Все попытки найти этот проход со стороны Атлантического океана потерпели неудачу. Теперь предстояло выяснить, можно ли пробить путь в Атлантику из Тихого океана. Глядя сейчас на современную карту, становится ясно, что кораблям 18-го века это было невозможно, но эту карту еще предстояло создать…

Для Кука маршрут его «Резолюшн» был уже привычным: Кейптаун — Магелланов пролив — Таити. Далее он пошел на север. И там, посреди океана, Кук открыл архипелаг — Гавайские острова, ставшие для него роковыми. Впрочем, первая встреча с туземцами была вполне дружественной. Передохнув, экспедиция пошла дальше на север. Корабли вошли в пролив между Евразией и Америкой, но в Чукотском море перед ними встали непреодолимые ледяные поля. Если Северо-Западный проход и существовал, то был явно непроходим…

Повернув назад, экспедиция на Алеутских островах повстречала русских охотников, которые показали ему карту этого района, составленную Витусом Берингом. Кук перерисовал карту и назвал только что покинутый пролив именем российского командора.

Зимовку предполагалось провести на Гавайях, но поначалу дружеское отношение аборигенов сменилось нарастающей враждебностью. Корабли попытались отойти от островов, но шторм вынудил их вернуться к берегу. Караулившие суда толпы гавайцев представляли реальную угрозу, которую Кук не мог отвести — моряки не понимали, чего от них хотят воинственные аборигены. Участились мелкие кражи, а когда местные украли баркас, нервы Кука сдали. Он попытался взять в заложники вождя племени, но в стычке на берегу был убит копьем в затылок. Его тело туземцы с торжеством унесли вглубь острова. Получить его обратно без применения силы не удалось, и корабли из своих пушек разнесли прибрежные селения. Только после этого гавайцы принесли корзину с уже расчлененным телом Кука и его отрубленной головой. Капитана похоронили в море…

Экспедиция продолжилась уже без командира, но была столь же неудачной — и вторая попытка пробиться через сплошные льды Чукотского моря не удалась.

[История многочисленных штурмов Северо-Западного прохода изобиловала многочисленными трагедиями и жертвами. Первым пройти из северной Атлантики в Тихий океан удалось Руалу Амундсену лишь в 1906 году. Но до сих пор этот маршрут не имеет коммерческого значения]

Капитан Джеймс Кук считается самым выдающимся морепроходцем нации «просвещенных мореплавателей», Великобритании.  За три своих кругосветных экспедиции он прошел путь, равный расстоянию от Земли до Луны — более 300 тысяч километров.

screenshot_5

 

 

Опубликовать:

FacebookTwitterGoogleVkontakte


Комментарии закрыты.